<< Главная страница

Дональд Уэстлейк. Пижона - в расход



Вечер тянулся долго, как всегда бывает по вторникам. Последним номером программы были "Высокие горы", а парочка поклонников Вогарта найдется везде. По правде сказать, я и сам его поклонник, а посему решил, что не буду закрывать лавочку до конца фильма, а потом запру заведение и отправлюсь наверх, на боковую. Время близилось к двум часам, и у меня осталось только двое посетителей, оба завсегдатаи. Оба сидели за стойкой. Оба пялились в телевизор, оба тянули пиво. Я стоял в дальнем конце стойки, сложив руки поверх белого передника, и тоже пялился в телевизор. Рекламный ролик. То ли один, то ли оба посетителя попросили налить по второй. Сам я на работе не пью, стало быть, мне не полагалось ни второй, ни первой.
Мое имя - Чарлз Роберт Пул. Все зовут меня Чарли. Чарли Пул. Ну вот, теперь и вы знаете.
"Высокие горы" кончились тем, что полицейский уложил Богарта выстрелом в спину, и развеселая компания Иды Люпин больше не могла строить ему козни. Я произнес:
- Ладно, господа, пора допивать. Спать что-то хочется.
Эти двое были нормальными парнями, не то что иные из тех, которые заглядывают по выходным и хотят, чтобы ночь никогда не кончалась. Они допили пиво, сказали: "Спокойной ночи, Чарли", и вышли вон, сделав мне ручкой.
Я помахал в ответ, тоже пожелал им доброй ночи, сполоснул их кружки, поставил на сушилку, и тут дверь открылась снова. Вошли двое парней в костюмах и пальто застегнутых на все пуговицы. Было видно, что они в белых сорочках и при галстуках. Нечасто узреешь такое в баре в Канарси в половине третьего ночи со вторника на среду.
Я сказал:
- Извините, господа, мы закрываемся.
- Все в порядке, племянничек, - отозвался один из парней. Они подошли к стойке и взгромоздились на табуреты.
Я воззрился на них. Оба разглядывали меня и ухмылялись. На вид - крутые ребята. Я узнал обоих - это были дружки моего дяди Эла. И тот и другой уже заходили ко мне, оставляли либо забирали когда сверток, когда какую-нибудь записку.
- Ой, а я-то вас поначалу и не признал, - сказал я.
Тот из них, который взял на себя ведение переговоров, ответил:
- Так ты нас знаешь, не правда ли, племянничек? Я хочу сказать - знаешь в лицо. Я прав?
Это их "племянничек" было чем-то вроде шутливой подначки. Дружки дяди Эла все время так меня называли. Это значило, что я не считаюсь настоящим членом организации и имею работу лишь благодаря дядюшке Элу, а без него, вероятно, подох бы с голоду. Я понял, что имел в виду этот парень, когда назвал меня "племянничком", но ничуть не обиделся. Во-первых, эти двое, как и другие ребята из организации, были крутыми парнями, подлыми и мерзкими злодеями. Во-вторых, против правды не попрешь, а это была правда: лень раньше меня родилась, и вот уже двадцать четыре года я живу лодырем. И уже давно отдал бы концы, не будь дяди Эла и этой работы в баре. Так зачем лезть в бутылку только потому, что человек называет тебя "племянничком"?
Поэтому я просто сказал:
- Конечно, я вас знаю. Вы уже как-то заходили.
Второй парень процедил:
- Слышь, он нас узнает...
- Как не узнать, - ответил первый. - Мы уже как-то заходили.
Жизнь вечно подделывается под искусство. И все же я готов был биться об заклад, что ни один из них никогда не читал Хемингуэя.
- Чем могу служить? - спросил я, надеясь, что они просто принесли какой-нибудь сверток для передачи и сейчас уйдут. Я устал. Кабы не эти "Высокие горы", я прикрыл бы лавочку уже в час ночи.
- Да уж кое-чем можешь, племянничек, - ответил первый. - Ты можешь услуги ради взглянуть на эту штуку и сказать, как она тебе нравится.
Он полез в карман пальто, извлек оттуда маленькую белую картонку, похожую на визитную карточку, и положил ее на стойку, прихлопнув ладонью. Потом убрал руку.
- Ну, как она тебе? - спросил он.
На карточке было мое имя и что-то похожее на чернильную кляксу.
- Ну-с, и что же это такое? - спросил я.
Парни переглянулись. Второй сказал первому:
- Он что - разыгрывает нас?
- Не знаю, - ответил первый и посмотрел на меня как-то уж очень недоверчиво. - Ты не понимаешь, что это за штука?
Я пожал плечами и покачал головой, переводя взгляд с карточки на их физиономии и обратно. Я едва сдерживал улыбку: мне казалось, что это какой-то розыгрыш или что-нибудь в этом роде. Все дружки дяди Эла считают своим долгом время от времени прикалывать меня - никчемного лодыря, дядюшкиного племянничка. Ну да приходится с этим мириться, если хочешь мягко спать.
Первый посидел с минуту, потом покачал головой и сказал:
- Он не знает. Ей-богу, не знает.
- Вот это племянник, в натуре, - проговорил второй. - Племянничек, да ты всем племянничкам племянничек. Всех племянничков в мире собрали и скатали из них тебя, ты это знаешь?
- В чем тут юмор? - спросил я. - Сдаюсь. Говорите отгадку.
- Юмор, - сказал второй. Он произнес это слово так, будто ему не верилось, что такое вообще возможно.
Первый постучал по картонке. У него были толстые пальцы и грязь под ногтями.
- Это метка, племянничек, понимаешь? - сказал он - Черная метка, и помечен ею ты.
- Он до сих пор ничего не понимает, - подал голос второй - Нет, веришь ли - он до сих пор ничего не фурычит.
- Зафурычит, - ответил первый. Он быстро сунул правую руку за пазуху пальто и достал пистолет - здоровенный черный угловатый блестящий пистолет, из дула которого веяло смертью. И дуло это смотрело прямо на меня.
- Эй! - воскликнул я и, кажется, вытянул руки перед грудью, будто защищаясь. Подсознательно я все еще был убежден, что все это - розыгрыш и парни пришли сюда попугать племянничка. Поэтому я и сказал: - Эй! Ты что, хочешь ранить кого-нибудь?
- Открывай кассу, - велел первый, по-прежнему держа меня на мушке. - Вся штука в том, что это должно выглядеть как ограбление, понимаешь? Уразумел, о чем я, племянничек?
- Не уразумел, - проговорил второй. - Ничего он не уразумел.
- Совершенно верно, - сказал я, как бы давая им возможность объяснить мне, что к чему. - Ничего я не уразумел.
- Эта метка означает, что тебе крышка, - заявил первый. - Твоя песенка спета. Иди открывай кассу.
- Шевелись, шевелись! - поторопил меня второй. - Племяннички должны быть послушными мальчиками.
Я так ничего и не понял. Но, с другой стороны, возможно, правильнее было бы поиграть с ними. Рано или поздно им надоест кочевряжиться, и они объяснят мне, в чем тут дело. Поэтому я пошел к кассе, ударил по клавише с надписью "в работе", и кассовый ящик открылся.
- Пожалуйста, - сказал я. - Все нараспашку.
- Вытаскивай деньги, - велел первый. Он все еще держал в руке этот свой пистолет. - И клади их вот сюда, на стойку
Бумажек было не ахти как много. Гриль-бар "Я не прочь" приносит доход, которого после оплаты всех издержек, припасов и вычета шести процентного налога на прибыль едва хватает на мое жалованье. Но это не имеет значения: никто и не хочет, чтобы бар "Я не прочь" приносил какой-то там доход. Не спрашивайте меня почему. Я трижды или четырежды осведомлялся об этом у своего дяди Эла. В первый и второй раз он пытался что-то мне объяснить - гнал какую-то бодягу про налоги. Мол, в книгах бара регистрируются деньги, которые организация зарабатывает где-то еще. Такая, в общем, бухгалтерия. Но всякий раз, когда дядя Эл пытается втолковать мне это, дело кончается тем, что он колотит себя ладонью по лбу, а у меня пропадает охота расспрашивать его.
Так или иначе, в кассе была лишь жалкая горстка бумажек, в большинстве своем однодолларовых, и я положил их на стойку. Второй парень подошел, сгреб деньги и запихнул в карман пальто.
- Эй, погодите-ка! - воскликнул я. - Это уже не смешно.
- Совершенно верно, - проговорил номер первый. Вид у него был подлющий, а пистолет все так же смотрел на меня.
Только теперь мне впервые подумалось, что дело серьезное. И я сказал:
- Не собираетесь же вы меня убивать!
- Ты все прекрасно понял, - ответил номер второй.
- И тут пришел ему конец, - изрек первый...
И тут пришел местный патрульный Циккатта. Он шагнул в бар со словами:
- Привет, Чарли, что-то ты припозднился сегодня.
Ну и что мне было делать? Сказать: "Патрульный Циккатта, эти двое пришли ограбить и убить меня. Вон у того в кармане пальто моя вечерняя выручка, а другой сунул за пазуху страшный пистолет, когда вы переступили порог?" Это я должен был сказать? Вы так думаете? Я должен был заложить полиции дружков своего дядюшки Зла? Вы так думаете? Если да, то лишь потому, что совершенно незнакомы с положением дел.
Да, мой дядя Эл попросту, убил бы меня, если б я настучал на двух его приятелей. Я не шучу. Бах! - и готово.
Сейчас, пока патрульный Циккатта здесь, все в порядке, но что будет завтра? Или на следующей неделе? Как мне жить? Где мне жить? Куда сунуться?
И, что гораздо важнее, куда меня засунет дядя Эл?
Эти двое пришли из пушки палить, а не шутки шутить. Наконец это уложилось у меня в голове. Однако давайте присядем на минутку и подумаем. У организации нет причин желать моей погибели, значит, должно быть, где-то кто-то другой дал маху, правильно? Ну а когда кто-то дает маху, не стоит выплескивать младенца вместе с водой, а стоит разобраться и подумать, можно ли исправить эту ошибку. Правильно?
Стало быть, мне следовало сделать одно: как-нибудь умудриться остаться в живых и дожить до той минуты, когда я смогу добраться до телефона и позвонить дяде Элу, что, разумеется, придется ему весьма по душе в полтретьего утра, и все такое прочее. Но сейчас у меня, можно сказать, есть уважительная причина, в конце-то концов! Я расскажу дяде Элу, что стряслось, и он, быть может, исправит ошибку.
Поэтому я сказал патрульному Циккатте:
- Как раз закрываюсь. Буквально сию минуту.
И больше ничего ему не сказал. Но посмотрел на двух подлых поганцев и заявил;
- Извините, господа, но вам пора уходить.
Бандиты оглядели меня, потом патрульного, и я прекрасно понимал, о чем они думают. Им надлежало убить меня, но сейчас они не могли сделать это, не убив заодно и патрульного Циккатту. А убийство полицейского в форме, находящегося при исполнении служебных обязанностей, - дело крайне опасное, и, вероятно, не стоит заходить так далеко ради устранения какого-то там племянничка. А значит, они, наверное, отложат исполнение своего замысла. Возможно, сейчас выйдут на улицу и подождут, пока патрульный Циккатта не уберется восвояси, а уж потом вернутся и пришьют племянничка, прямо в его неприкосновенном жилище.
Я видел, как эти мысли вертятся в их головах и передаются посредством взглядов от первого ко второму и обратно.
- Ладно, бармен, еще увидимся, - сказал первый.
- Ага, - проговорил второй, - еще увидимся, бармен.
Они вышли вон, а патрульный Циккатта приблизился к стойке, облокотился на нее и сказал:
- Ну и ветер на улице.
Было только одиннадцатое сентября, и у нас тут не то чтобы уж совсем Северный полюс, пусть даже на улице и свежо. Но я знал, что имеет в виду патрульный Циккатта и что мне надлежит делать. Поэтому я сказал:
- Давайте-ка помогу отогреть ваши внутренности.
- Э... спасибо, Чарли, - ответил он. Циккатта всегда напускал на себя удивленный вид, и этот спектакль повторялся у нас с ним чуть ли не еженощно.
Я достал из-под стойки стакан емкостью в четыре унции, налил в него примерно три унции "бурбона" и поставил перед полицейским. Тот ссутулился и навалился на стойку, повернулся спиной к широкому окну и чуть ли не вплотную прижал свой стакан к груди, чтобы его не было видно с улицы. Буль-буль-буль. И все дела.
Глядя через его голову, я видел тех двух парней. Они стояли на противоположной стороне улицы перед магазином мужской одежды и болтали как обычные парни.
- Я на минутку, - сказал я.
- Давай, Чарли, я удержу крепость, - пообещал Циккатта. и опять принялся за свое: буль-буль-буль...
Я подошел к концу стойки, поднял откидную доску, прошмыгнул мимо музыкального автомата, кегельбана и дверей туалета и прошел через дверь с надписью "входа нет" в подсобку, до потолка заставленную ящиками с пивом и виски. Уж чего-чего, а изобретательности мне не занимать.
Я включил в подсобке свет, проверил, заперта ли задняя дверь на оба замка и засов, закрыты ли на двойные задвижки все три окна. Порядок. Оставив свет гореть, я вернулся в зал. Патрульный Циккатта стоял у дверей, ведущих на улицу.
- Ты забыл закрыть кассу, Чарли, - сказал он и махнул в ее сторону своей дубинкой для ночных дежурств.
- А ведь верно, - ответил я. - Спасибо вам огромное.
- Когда-нибудь напросишься, обчистят тебя тут, - предупредил Циккатта. - Ну, ладно, Чарли, спокойной ночи.
- Спокойной ночи, - сказал я.
Он вышел, и я тотчас запер за ним дверь. Двое парней попрежнему стояли на той стороне улицы. Патрульный Циккатта побрел по тротуару, вертя пальцами дубинку. Он уже успел наловчиться и теперь не ронял ее на каждом шагу, как бывало раньше.
Я выключил неоновую рекламу пива в витрине и двинулся по узкому длинному залу обратно к стойке. Там я погасил лампы, дававшие рассеянный свет, и теперь горели только огоньки на полках. Им предстояло гореть всю ночь напролет. Я оглядел погруженный в полумрак длинный зал, посмотрел сквозь стекла витрин на улицу и увидел, как двое парней перешагнули через бордюр и направились по мостовой в мою сторону. Машин на улице не было, людей тоже - только эти два парня.
Я вошел в освещенную подсобку и поднялся по скрипучей лестнице на второй этаж. Я слышал стук своего сердца, как будто оно билось прямо в ушах.
На втором этаже располагалась моя милая трехкомнатная квартирка. Гостиная, кухня, а между ними - спальня. Попасть сюда можно было только одним путем - по лестнице, ведущей из подсобки в кухню. Чтобы добраться до гостиной, надо пройти через спальню, что не способствовало созданию романтической атмосферы, когда мне случалось приводить домой девушку. Впрочем, я нечасто приглашал их наверх, так что большого значения это не имело. В конце концов тут вам не мансарда какого-нибудь повесы, а уютная квартира с удобствами.
В нее-то я и поднялся. Зажег свет на кухне, потом щелкнул выключателем на лестничной площадке, погасив освещение в подсобке, закрыл дверь на лестницу и повернул ключ, оставив его в замочной скважине, дабы задержать бандитов, если им придет в голову вскрывать замок отмычкой. Хотя с чего бы им орудовать отмычкой, когда можно попросту разбить замок пулей?
Ну-с, что теперь? Ага! Я со всех ног бросился в прихожую, где стоял телефон. В квартире, по обыкновению, царил беспорядок: постель не заправлена, весь пол завален журналами, дверь из спальни в ванную - настежь, и это просто безобразие: повсюду валяются трусы, носки и майки. Словом, обычный срач, который я вечно клянусь самому себе разгрести при первом удобном случае и все никак не разгребу. Однако сегодня, понятное дело, я не думал о беспорядке и даже не заметил его, а просто ворвался в гостиную, включая все светильники, какие попадались на пути, и быстро позвонил дяде Элу в его манхэттенскую квартиру на Восточной 67-й улице.
Понадобилось семь звонков, я считал. Мой дядя Эл, известное дело, закипает от ярости. Еще бы - в такой-то час! Но даже он наверняка согласится, что у меня есть причины звонить.
Наконец он ответил. Я узнал его голос, сонный и раздраженный:
- ...ло? Что? Кто, черт возьми?
- Дядя Эл, - сказал я, - это я, Чарли.
Он мигом пробудился к жизни и стал безупречно вежлив.
- Альберта Гэтлинга нет дома.
- Дядя Эл, - твердил я свое. - Вы что, не слышите меня? Это я, ваш племянник Чарли Пул.
- Альберта Гэтлинга нет дома. Он уехал из города.
Да что же творится-то?
- Что вы несете? - воскликнул я. - Вы - дядя Эл, я узнал вас по голосу.
- Альберт Гэтлинг во Флориде, - ответил он. - И пробудет там по меньшей мере неделю. С вами говорит слуга.
- Позовите к телефону тетю Флоренс, - потребовал я. Не знаю уж, что нашло на дядюшку Эла, но тетя Флоренс мигом образумит его. Тетя Флоренс - жена моего дядюшки Эла и сестра моей матери. Так что дядя Эл, в общем-то, и не дядя, а просто теткин муж.
- Альберт и Флоренс Гэтлинг во Флориде, - был ответ.
- Дядя Эл - снова завел я, но он повесил трубку.
Вернее, это я подумал, что он повесил трубку. Но когда я позвонил снова, то не услышал ни гудков, ни каких-либо иных звуков. Трубка безмолвствовала, и я знал, что это означает. Это значит, что парни на улице перерезали провод, и я не могу никуда позвонить, чтобы позвать на помощь.
Что мне было делать? В голову пришла дикая мысль схватить на кухне сковородку, спрятаться за дверью на лестнице и - бум! бум! - оглушить их, когда они поднимутся наверх. Без толку. Я в этих "бум! бум!" - ни бум-бум. Даже если у меня хватит духу сделать им "бум! бум!" (а я, поверьте мне, слишком струхнул, чтобы прятаться за дверью на лестнице даже с пулеметом в руках), все равно это без толку. Потому что речь идет о простом недоразумении, и, как только оно разрешится, все вернется на круги своя, и будет полный порядок, как и раньше. Но лишь в том случае, если я не причиню вреда кому-нибудь из этих парней. Не убью и не контужу так, что беднягу увезут в больницу или еще куда. Даже если это будет самозащита, даже если речь идет о недоразумении, в котором вовсе нет моей вины, у меня, один черт, возникнут трения с организацией.
Выходило так, что они могут в меня стрелять и делать что хотят, а я не смею причинить им ни малейшего вреда. Если, конечно, хочу вести прежнюю вольготную жизнь.
С другой стороны, я не смею просто сидеть сиднем и ждать. Если, конечно, хочу вести какую-нибудь жизнь вообще.
Ну, как же тогда быть?
К животрепещущей важности решения этого вопроса вдруг добавилась и животрепещущая срочность, поскольку снизу донесся грохот, означавший, что бандиты проникли в дом, выломав заднюю дверь. Они пойдут вперед с опаской, как делают всегда, но все равно через две-три минуты окажутся здесь, прямо передо мной. А если патрульный Циккатта вдруг заглянет в мою гостиную почти в три часа утра, это будет первый его визит такого рода.
Надо выбираться отсюда - вот что надо делать. Это яснее ясного. Надо добраться до Манхэттена, до квартиры дяди Эла, и узнать, что происходит, и заставить его помочь мне исправить это, несомненно, чисто случайное недоразумение, пока меня по недоразумению не угробили.
Но выход тут только один - по лестнице, и очень много шансов за то, что эти двое парней уже овладели ею и без боя продвигаются вверх.
Я в смятении и панике оглядел захламленную гостиную, жалея, что тут нет лифта для подачи блюд к столу. Будь он, я мог бы спуститься в подвал. И дымохода нет, а то бы я поднялся на крышу. И вообще ничего такого нет, в трубу - и то не вылетишь.
Эй, погодите-ка! Кое-что все-таки есть.
Окно.
Я взглянул на него. Получится ли? Есть ли хоть один шанс выбраться через это окно в мир живых и остаться в нем?
С другой стороны, если я застряну тут, шансов на выживание не будет вовсе. Это соображение и решило дело.
Я вскочил, подбежал к двери в спальню и закрыл ее. Ключа в замке не было, но рядом с дверью стоял диванчик, которым я и загородил дорогу в надежде, что это хотя бы на минуту задержит их. Потом я погасил свет и подошел к окну.
Я увидел пустую темную улицу, по которой гулял ветер. Мимо пролетела страница "Дейли ньюс". Распахнув окно, я почувствовал свежий бриз и лишь теперь вспомнил, что на мне только белая сорочка и передник, а все пиджаки висят в шкафу в спальне.
Что ж, возвращаться за ними уже поздно. Я сорвал передник, уселся на подоконник, перекинул через него ноги и тут услышал, как с треском распахнулась дверь на лестничную клетку.
Под окном был карниз в два фута шириной, вдоль которого тянулась вереница металлических букв: "БАР "Я НЕ ПРОЧЬ" Я переступил через "О". По ту сторону оставалось не больше двух дюймов свободного пространства. Нагнувшись, я ухватился за буквы, перенес на внешнюю сторону другую ногу, и в этот миг "ПРОЧЬ" напрочь отвалилось. Я полетел вниз.
Падать пришлось всего футов десять. Я приземлился на четвереньки, а "ПРОЧЬ", громыхая, отлетело прочь. Секунду или две спустя то же самое сделал и я.

Думаю, справедливости ради надо сказать, что всю свою жизнь я был захребетником. Сначала в детстве я сидел на шее у матери, а последние несколько лет - у моего дяди Эла.
Пока я рос, мы жили с матерью вдвоем. Мама работала в телефонной компании. Иногда именно ее голос звучал на пленке, сообщая, что вы совсем уж по-дурацки набрали номер. И она хорошо получала - работать в телефонной компании было выгодно. Потом она, помнится, хотела, чтобы я тоже пошел трудиться туда, но у меня как-то душа к этому не лежала. Наверное, чувствовал, что меня возьмут за ухо и вышвырнут вон, а это пойдет во вред матери, которая останется там работать.
Вообще говоря, когда я кончил школу и не пошел в армию из-за чего-то там с моим средним ухом (я и не знал, что оно больное, пока мне не сказали, да и после этого оно меня никогда не беспокоило), работу мне давали, но я никак не мог закрепиться на одном месте. Я работал месяц-другой, потом месяц-другой слонялся по дому. Ну, а мать уже привыкла меня кормить, она делала это с самого моего рождения. Вот и не жаловалась никогда, что я сижу дома, не работаю и не приношу денег. Она была моей единственной опорой, потому что отец как в воду канул спустя сутки после того, как мама обнаружила, что беременна мною, и с тех пор о нем не было ни слуху ни духу. Мама думает, что он в тюрьме или с ним случилось еще что-нибудь похуже.
Как бы там ни было, но мне исполнилось двадцать, потом двадцать один, потом двадцать два, а я все оставался захребетником и сидел дома, читая журналы с научной фантастикой; все никак не мог определиться, проникнуться сознанием ответственности, словом, сделать что-нибудь такое, что мой дядя Эл любит называть зрелостью. За три года я сменил одиннадцать мест и только на одной работе продержался больше двух месяцев. Два места мне нашла матушка, еще несколько - дядя Эл, а об остальных я вычитал в "Нью-Йорк таймс".
А потом в один прекрасный день пришел дядя Эл и сказал, что наконец нашел для меня идеальную работу, что я родился для такой работы и что заключается она, как выяснилось, в управлении гриль-баром "Я не прочь" в Канарси - районе на краю Бруклина, над которым вечно потешаются в водевилях. Комедианты всегда поднимают на смех Канарси и Нью-Джерси. Так или иначе, мне предстояло заправлять баром в одиночку. Я мог открываться, когда хочу, но не позднее четырех часов, и закрывать лавочку в полночь, не раньше. В остальном же мое рабочее время не нормировалось. Трудиться надо было без выходных, но обещали платить сто двадцать долларов в неделю да еще отдать в мое распоряжение трехкомнатную квартиру наверху.
Поначалу мне это не понравилось - я думал, что мама не захочет, чтобы я съехал с нашей квартиры. Может, она испугается одиночества или еще чего-нибудь. Но мама сразу заразилась этой идеей; мне даже показалось, что она рада сверх всякой меры. И дело кончилось тем, что я взялся заправлять баром в Канарси.
Работы было немного, никто не проверял, когда я открываюсь и запускаю ли руку в кассу. Кроме того, в ближайшей округе было уже несколько баров, которые загребли себе почти всю местную клиентуру, поэтому народ не валил ко мне толпами, даже по выходным. Было несколько завсегдатаев, время от времени заглядывал кто-нибудь проездом, вот и все. Бар приносил убытки, и никого это не волновало. Дядя Эл правильно сказал: я был рожден для такой работы.
В работе этой, разумеется, была одна маленькая тонкость. Время от времени какой-нибудь дружок дяди Эла из организации заходил и вручал мне сверток, конверт или еще что-то в этом роде. Я должен был класть их в сейф под стойкой и держать там, пока не приходил человек, говоривший такую-то и такую-то условную фразу - как в кино про шпионов. Тогда я отдавал ему сверток. Или не сверток, а еще что-нибудь. Мне приходилось проделывать такие номера один-два раза в месяц, и я всегда сперва звонил дяде Элу и докладывался, чтобы не было никаких осложнений. Что ни говори, но тяжелой такую работу не назовешь.
Кроме того, в понедельник или во вторник, закрыв вечером бар, я шел либо в кино, либо еще куда-нибудь. Я все еще поддерживал знакомство с парой-тройкой одноклассниц и время от времени мог погулять с ними. В общем и целом жил я вольготно, и надо было только плыть по течению.
Но вот явились эти двое, показали мне черную метку, и моему тихому плаванию разом пришел конец.

Приехать в Канарси и уехать оттуда можно подземкой, если у вас нет машины. Наша линия называется Канарси-лайн, и ее конечная станция находится на углу Рокэвей Парквей и Гленвуд Роуд, примерно в восьми кварталах от бара "Я не прочь". Я бежал вдоль этих восьми кварталов, пока не начались колики в боку, и продолжал бежать уже с коликами, потому что лучше уж иметь колики в боку, чем пулю в черепе. Я не знал, близко ли эти двое парней, не знал даже, преследуют они меня или нет, я был слишком занят, чтобы оглядываться.
Я добрался до станции и целую вечность искал в карманах мелочь, чтобы купить жетон и выбежать на платформу. Тут горел знак "следующий поезд", и стрелка указывала на единственный состав на станции, на правой стороне платформы. Все двери были открыты. Я вбежал в поезд и бросился вперед, из вагона в вагон, пока не нашел такой, в котором уже было четыре человека. Тут я плюхнулся на сиденье и принялся отдуваться, держась за бок, где бесчинствовали колики.
В одном мне повезло поезд тронулся меньше чем через минуту после того, как я вбежал в него, двери закрылись, и мы отправились в Манхэттен.
Когда удираешь на метро, это действует на нервы. Не успев толком разогнаться, поезд опять замедляет ход и останавливается, двери зловеще раздвигаются, и рядом с ними никого нет. Двое убийц так и не входят в вагон, двери опять закрываются, поезд трогается, и все это лишь затем, чтобы повториться сначала спустя две-три минуты.
От Рокэвей Парквей до Юнион-сквер на Канарси-лайн двадцать одна остановка, если желаете знать.
Когда я вылез из вагона на Юнион-сквер, мне не верилось, что погоня отстала. Даже не видя этих парней, я был уверен, что они по-прежнему у меня на хвосте. Оглядываясь через плечо, я суетливо пробежал по безлюдному переходу на линию Лексингтон-авеню, забился за автомат с газировкой и стал ждать.
Местный поезд пришел только через десять минут, и за это время каждый прохожий, топавший по бетону платформы, укорачивал мою жизнь на целый год или около того. Наконец местный поезд прибыл, я выпрыгнул из своего укрытия за автоматом, пригнулся и зигзагами помчался по платформе, словно в кино про войну. В вагон я ввалился как актер, в одиночку изображающий час "пик".
Местный поезд на Лексингтон-авеню-лайн делает семь остановок, пока добирается от Юнион-сквер до Восточной 68-й улицы. Сегодня у меня была возможность обозреть немало станций подземки.
Выходя из метро на Манхэттене, я никогда не знаю, в какую сторону направить стопы. Сейчас я был на углу 68-й и Лексингтон, а попасть надлежало на угол 65-й и Пятой авеню. Значит, шагать следовало сперва на юг, а потом на запад, но я понятия не имел, где тут юг. Наконец я пошел наудачу. Поднялся на 69ю улицу, прочитал указатель и двинулся обратно в метро, уговаривая себя, что это и к лучшему: если за мной следят, то я запутаю их и, возможно, таким образом обнаружу слежку. Разумеется, никакой слежки я не обнаружил, да, если честно, и не надеялся обнаружить.
К дому дяди Эла вела довольно длинная, темная и малонаселенная пешеходная улица. Мимо прошмыгнуло несколько одиноких, зябко ежащихся прохожих, и я произвел с каждым из них моментальный обмен нашими страхами и опасениями. Но ничего не случилось, и я наконец-то добрался до дома дяди Эла - высокого узкого белого здания с ярко освещенным входом, которым я воспользовался по назначению. Оказавшись в тамбуре, я нажал кнопку возле таблички "А. Гэтлинг".
Никто не ответил. Ответа не было довольно долго, поэтому я снова надавил на кнопку. После этого ответа не было еще дольше.
Я стоял и переминался с ноги на ногу. Где он, почему не отвечает? Неужели он и правда в Майами?
Нет. Просто он заподозрил, что это я стою под дверью. Он не хочет отвечать, поскольку решил, что это, вероятно, я.
Я снова нажал на кнопку и уже не отрывал от нее пальца - так и стоял. Продолжая давить, выглянул на улицу и увидел, как перед домом останавливается длинная черная машина и из нее выходят те самые два парня. Они подняли глаза и уставились на меня, потом переглянулись и зашагали в мою сторону.
Я прекратил давить на дядюшкину кнопку и вместо этого надавил на все остальные. Я стоял и жал на кнопки, будто кассир в универсаме, а двое парней уже миновали тротуар и поднимались на крыльцо. Они с каменными физиономиями глядели на меня и явно не торопились. Наверное, думали, что загнали меня в угол, и тут я был их единомышленником.
Но все равно продолжал давить на кнопки. Забранная сеткой круглая дырка на щите с кнопками начала орать на разные голоса - все сонные и злобные, но я ничего не говорил в ответ, а просто давил, давил и давил.
Один из парней посмотрел на меня сквозь стекло и взялся за ручку двери, ведущей на улицу. Наконец раздалось долгожданное "з-з-з-з", и я, распахнув внутреннюю дверь, шмыгнул в подъезд, захлопнул ее за собой и на миг оказался в безопасности.
Но эти двое вполне могли сделать то, что было по силам мне. Поэтому я пробежал через маленький вестибюль, открыл дверцу лифта, и вновь совершил обряд нажатия на кнопку - на сей раз с цифрой 3, поскольку квартира дяди Эла располагалась на третьем этаже.
Это был очень дорогой дом, семиэтажный, всего на четырнадцать квартир. Лифт тут ходил куда быстрее, чем в домах Вестсайда. Когда он остановился, я нажал кнопку с цифрой 7 и выскочил. Лифт отправился дальше, на седьмой этаж. Это должно было немного задержать тех двух парней, а то и вовсе сбить их с толку.
Белый ковер, а в конце его - две белые двери в бежевой стене. Правая, с медной буквой В на ней, вела в квартиру дяди Эла. Я подошел к двери и постучал. Вернее, начал стучать и уже не прекращал, поскольку не рассчитывал, что мне откроют по первому зову. Я даже раз или два съездил по двери ногой, оставив на белой краске черные полосы, но тут уж ничего не поделаешь.
У меня за спиной с легким урчанием прошел лифт, спускавшийся на первый этаж.
Почему они ждали лифт, а не поднялись по лестнице? Я пытался найти ответ, продолжая руками и ногами колотить в дверь, а потом понял, в чем дело. Видите ли, по принятым в городе правилам пожарной безопасности в домах полагается строить лестницы, даже если в них есть лифты. Но в дорогих кварталах Истсайда это правило насчет лестниц воспринимают так же, как если бы в придачу к уборным в квартирах строителей обязывали ставить сортиры во дворах. В общем, лестницы они делают, но со всех сторон окружают пролеты стенами, а двери, ведущие к ступенькам, навешивают заподлицо в надежде, что их никто не заметит. Вот никто и не замечает.
Через минуту эти двое поедут на лифте вверх. Интересно, остановятся они на третьем этаже или проскочат до седьмого? Известно ли им, что тут живет мой дядюшка Эл? Должно быть, известно, иначе с чего бы им являться сюда? Они не преследовали меня, в этом я был уверен. Пока я добирался сюда на метро, эта парочка прикатила на машине.
Значит, они наверняка остановятся на третьем этаже.
Ур-р-р-р. Вот, поднимаются.
Я с детства был вхож в дом дядюшки Эла, а дети знакомы с географией лучше, чем взрослые. Дети всегда лучше знают планировку квартир, зданий и целых районов. Поэтому мне было известно, что дверь справа от лифта ведет на лестницу. Я бросил стучаться и шмыгнул в эту дверь, засунув под косяк спичечный коробок с таким расчетом, чтобы она не закрылась наглухо. В узкую вертикальную щель мне была видна дверь в квартиру дядюшки Эла.
Я не ошибся: они вылезли из лифта на третьем этаже. Глядя одним глазком в щель, я мог видеть их широкие спины и черные пальто. Эти двое не просто стояли в коридоре - они громоздились в нем.
Потом они бесшумно прошагали по белому ковру и постучали в дверь дяди Эла особым условным стуком. Это и дурак бы понял, едва услышав их: тук, тук-тук-тук, тук.
Дверь тотчас же открылась, и в коридоре показалась голова дяди Эла.
- Ну? - спросила голова. - Разобрались с ним?
Дядя Эл - здоровенный грузный дядя, состоящий на две трети из мускулов, а на оставшуюся треть - из спагетти. У него черные волосы - настолько густые и блестящие, что большинство людей принимает их за парик. Лицо дяди представляет собой обычный набор из рта, глаз, бровей, щек, подбородка и ушей. Все это добро размещено вокруг носа, размерами и формой похожего на клюв орла, грозно нависающий над жалкой двадцатипятицентовой сигарой. Летом, когда он в майке играет на пикниках в мяч, видно, что его мясистые руки, мясистые плечи и мясистая грудь тоже сплошь поросли черными волосами. Не знаю, как насчет его мясистого брюха, но предполагаю, что и оно черным-черно от растительности. Когда дядя сидит в слишком мягком кресле, закинув ногу на ногу, глазам является еще один густо заросший участок местности, простирающийся от черных носков до черных манжет на брюках.
В обычных условиях голос дяди Эла вполне под стать его мясистости и волосатости. Это бас, благодаря которому без дяди не обходится ни один самодеятельный квартет парикмахеров при выездах на вышеупомянутые пикники. Но сейчас, когда дядюшка спросил: "Разобрались с ним?", голос его звучал по меньшей мере двумя октавами выше. Я впервые в жизни видел своего дядю Эла напуганным.
- Нет еще, - ответил ему один из парней и, в свою очередь, осведомился: - Не у тебя ли он в квартире?
- Ты что, смеешься? - сказал дядя Эл.
- Не будешь же ты его прикрывать, - подал голос второй убийца. - Агриколе это не понравилось бы.
- Меня это дело не касается, - заявил дядя Эл. - Я не хочу в него впутываться, совсем не хочу.
В коридоре торчала только его голова с испуганной физиономией.
Пока я стоял на бетонной лестнице среди желтых стен, прижавшись лбом к краю двери, и, моргая, смотрел на узкую вертикальную полоску коридора, до меня начало кое-что доходить. Там, в Канарси, когда эти парни подвалили ко мне, я первым делом решил позвонить дядюшке Элу, единственному знакомому мне члену организации. Я тогда был слишком встревожен и напуган, чтобы понять, почему он так говорит со мной по телефону. Я просто думал, что дядя Эл не расположен к беседе. И теперь, когда я отчаянно ломился к нему в дверь, мне в голову пришла та же мысль. Наши отношения всегда были немного натянутыми, и мы оба испытывали определенную неловкость, общаясь друг с другом. Так почему на этот раз должно быть иначе?
Но когда я увидел его физиономию, которая висела в коридоре, будто отделившись от туловища, когда услышал этот его голос, до меня дошло, что путешествие свое я предпринял напрасно. Дядя Эл не поможет мне, потому что он не способен мне помочь. Он слишком напуган.
Я стоял в коридоре, делал одно обескураживающее открытие за другим, а убийцы тем временем продолжали беседу с дядькой.
- Он поднялся сюда, - сказал первый таким тоном, будто предъявлял дяде Элу неопровержимое обвинение.
- Я что, пойду против Агриколы? - спросил их дядя Эл. - Дурак я, что ли?
Это была одна из его любимых присказок. В молодости он работал таксистом, и теперь, вспоминая те дни, все время восклицал: "По гроб жизни баранку крутить? Дурак я, что ли?" При этом подразумевалось, что ответ должен быть отрицательным.
Первый убийца тем временем твердил свое:
- Он поднялся сюда. И не спускался.
- А как насчет крыши? - спросил дядя Эл.
Оба убийцы покачали головами.
- Чепуха, - сказал первый. - Он пришел сюда, чтобы разыскать тебя.
- Впусти-ка нас, - потребовал второй.
- Слушайте, мне и так неприятностей хватает, - ответил дядя Эл. - Жена не в курсе дел, понимаете? Этот ублюдок - сын ее сестры. Ясно, что я имею в виду? Тьфу! Да как мне это вам втолковать среди ночи!
- Нам нужен сопляк, - изрек второй убийца.
Первый все никак не мог расстаться со своей идеей.
- Он поднялся сюда.
- А может, поднялся да и опять спустился? - предположил дядя Эл.
- Как? - спросил второй убийца. - Мы сами ехали на лифте. Вот он стоит. - Бандит повернулся и указал на лифт рукой.
- Лестница, - сказал дядя Эл. - Возможно, он спустился по лестнице.
- По какой лестнице? - в один голос произнесли убийцы, а я подумал, что еще могу понять неспособность дяди помочь мне, но вот, начав помогать им, он явно хватил через край.
Дядя Эл присовокупил к голове еще и руку, высунув ее в коридор. Он показал прямо на меня и сообщил:
- Вон там есть лестница.
Убийцы повернулись, посмотрели сначала в мою сторону, потом друг на друга и двинулись вперед.
Вот и все.
Я ринулся вниз, перепрыгивая то через две, то через три ступеньки разом. У меня был выбор, либо бежать быстро, либо двигаться бесшумно, но медленно. Я предпочел первое. Думаю, они слышали, как я удираю. Ведь я тоже слышал, как они догоняют меня.
Двери, двери, двери, одни двери кругом. Я толкнул дверь на первом этаже и ворвался в вестибюль, потом через дверь вестибюля проскочил в тамбур и шмыгнул в дверь, которая вела на улицу. Длинная черная машина по-прежнему стояла перед домом. В ней никого не было. Я повернул налево к Центральному парку и дал стрекача.

Убедившись, что они бросили гоняться за мной и убрались восвояси, я выполз из кустов и побрел через парк в сторону Вестсайда.
Погоня прекратилась (во всяком случае на время), угар прошел, и я начал мерзнуть. Примерно без четверти четыре утра. Среда, двенадцатое сентября. Я точно не знаю, какая была температура, знаю только, что слишком низкая, чтобы разгуливать по Центральному парку в рубахе с закатанными рукавами. Торопливо шагая в западном направлении, я размахивал руками, будто пьяница, ведущий спор с самим собой, и размышлял о своем будущем, которое представлялось мне и весьма туманным, и совсем недолгим.
Как же мне быть, куда податься? На какое-то время мне удалось оторваться от убийц, но я достаточно знал об организации из газет и телепередач и понимал, что не смогу избавиться от нее раз и навсегда. Она не оставит меня в покое, как бы проворно я ни бежал и как бы далеко ни удрал. Я был меченым, и щупальца организации настигнут меня в любом убежище, дабы осуществить свою скорую расправу.
Единственной целью моего бегства был дядя Эл. От него я ждал защиты, в нем рассчитывал встретить союзника, с его помощью надеялся получить объяснение тому, с какой стати меня заклеймили черной меткой. Я все еще считал это недоразумением, какой-то ошибкой, и единственное, что мне надлежало сделать, - это обнаружить ошибку и исправить ее.
Но что теперь? Временно я в безопасности - и только. У меня нет пальто, почти нет денег, и сейчас, когда волнение ненадолго улеглось, я почувствовал, что вконец изнемог. Мне уже давно полагалось бы отойти ко сну.
Пересекая парк, размахивая руками, подпрыгивая и бегая кругами, чтобы согреться, я пытался сообразить, что же мне теперь делать. Больше всего мне хотелось найти какое-нибудь местечко, чтобы отогреться и поспать, какое-нибудь местечко, где я буду в безопасности.
Как насчет квартиры матери? Там даже сохранилась парочка моих пиджаков школьных времен. Я мог выспаться, согреться, перекусить, а уж завтра решить, что надо делать.
Но нет. Разве эти двое убийц не направились прямиком к дяде Элу? Разве это не означает, что они все про меня знают? Знают, к кому я пойду, куда побегу. Может, сейчас они устроили засаду в доме матери и дожидаются моего появления.
Стало быть, надо идти куда-то еще. Куда-то еще. Но куда еще?
Добравшись до Западной Сентрал-Парк-авеню, я так ничего и не придумал. Я вышел из парка между 62 и 63-й улицами, с минуту постоял на тротуаре, потом пересек проспект и двинулся по 62-й. Теперь, когда я наметил себе хоть какое-то место назначения, стоять истуканом было слишком холодно.
Куда-нибудь, куда-нибудь. Точнее, к кому-нибудь. Должен же найтись какой-то знакомый, который приютит меня на остаток ночи.
И тут я вспомнил об Арти Декстере. Мы не виделись с Арти семь или восемь месяцев, с того дня, когда он в последний раз заглянул ко мне в бар. Мы вместе ходили в школу, тогда-то он и начал играть на конга-барабане на воскресных представлениях ансамблей ударных инструментов. Позднее Арти пристрастился к гитаре и народным песням, а заодно приторговывал по случаю марихуаной и разными пилюлями. По крайней мере, такое у меня сложилось впечатление. Не знаю, сколько в этом было правды, а сколько показухи. Иногда у него бывало много денег, но порой он попросту нищенствовал. Как в последний раз в Канарси, когда занял у меня десятку. Теперь он должен мне общим счетом тридцать пять долларов. Такую сумму Арти потянет, это я знал.
У нас с Арти несколько странные отношения. В школе он был колоритной фигурой, а у колоритных фигур всегда есть прилипалы, увивающиеся вокруг. Я - из этих прилипал, но Арти почему-то всегда любил меня, и мы с ним были ближе, чем обычный герой и его прихвостень. Мы поддерживали отношения и после школы, хотя и весьма нерегулярно. Все сводилось к тому, что Арти появлялся, когда я его совсем не ждал, и звал меня на какую-нибудь вечеринку. Или просто заглядывал в бар, проходя мимо. Ну, все такое. Думаю, мы могли бы и впрямь стать близкими друзьями, сумей я побороть в себе комплекс прилипалы. Но я так и не сумел.
Из всех моих знакомых, которых, если разобраться, не так уж и много, Арти Декстер больше других годился для того, чтобы принять незваного гостя в четыре часа утра в среду. Клюя носом, размахивая руками и стуча пяткой о пятку, я устремился на запад по 62-й улице, преисполненный сознанием внезапно обретенной новой цели.
Арти, разумеется, проживает в Виллидже. Я дошел до Бродвея, свернул налево и приковылял на площадь Колумба, сделав изрядный крюк по пути туда. Потом спустился и метро, чтобы сесть на первый же поезд. Маршруты поездов, отправляющихся с Шестой и Восьмой авеню, расходятся к югу от площади Колумба и снова сходятся на Западной Четвертой улице. Именно эта остановка и была мне нужна.
Первым подошел поезд с буквой "А" - тот, на котором певец Билли Стрейхорн хочет отправить всех в Гарлем. Я сел на него и поехал в противоположную от Гарлема сторону. В вагоне уже было человек девять, кислые парни в рабочей одежде да парочка молоденьких бездельников, которые дрыхли, разинув рты.
На этот раз остановки (их было шесть) не так раздражали меня. Пока я чувствовал себя в относительной безопасности.
Писатели, раз в десять лет приезжающие в Нью-Йорк с какой-нибудь Майорки, чтобы прикупить новые плавки, утверждают в своих книжках, что этот большой город никогда не спит. Уж они-то знают! Но на самом деле Нью-Йорк спит, да еще как, приблизительно с половины пятого до четверти шестого утра. Всего сорок пять минут, скажете вы, слишком мало для сна. Но они могут показаться вам вечностью, если вы окажетесь в числе тех немногих людей, которые бодрствуют в указанный промежуток времени. Особенно в таких местах, как, скажем, Таймс-сквер, которая прямо кипит двадцать три часа и пятнадцать минут в сутки. Шестая авеню - такое же место, особенно за пересечением с 8-й улицей, возле Виллидж-сквер. Кинотеатры и бары закрыты, все на свете закрыто. Нет ни машин, ни пешеходов, а улицы, расходящиеся отсюда в западном направлении подобно вееру, все как одна темны, узки и безлюдны.
Я торопливо затрусил через пустырь по ухабистому гудрону Шестой авеню дальше по улице, которая должна была вывести меня на площадь Шеридана. Все вокруг казалось таким маленьким и узеньким. Я шел будто по заброшенной съемочной площадке.
Арти Декстер живет на Перри-стрит, на которую я попал, миновав площадь Шеридана, Гроув-стрит и еще пару улиц. Я не знаю названий половины улиц в Виллидже и не думаю, чтобы чьи-либо еще познания на этот счет были обширнее. Мне знакомы два здешних огромных перекрестка, потому что я слышал о них от Арти. Один из них - перекресток западных Десятой и Четвертой улиц, и его вполне достаточно, чтобы приезжий мигом развернулся и отправился восвояси, в родную деревню. А второй (я миновал его по пути к площади Шеридана) перекресток находится там, где Уэйверли-плейс пересекает Уэйверли-плейс. Можете мне не верить, если не хотите, но это правда.
В общем, я спешил по этим пустым, имевшим неестественный вид улицам, и холодный ветер трепал короткие рукава моей рубахи, а я гадал, что подумает обо мне Арти, когда я разбужу его среди ночи.
И зря гадал. Уже за полквартала от дома Арти я услышал шум - музыку, крики и пение. Тут либо шла пьянка, либо проводили партийный съезд. Я подобрался поближе. Возгласы и звуки джаза плыли в ночном воздухе, и казалось, что Нью-Йорк все-таки не заснул, а, наоборот, собрал все свои силы в этом маленьком уголке, чтобы заставить дряхлое сердце города биться до самого рассвета. Я поднял голову и увидел ярко сиявшие окна. Похоже, свет горел именно в квартире Арти.
Так оно и было. Когда я позвонил у двери подъезда, ответное "з-з-з" раздалось почти сразу. Я распахнул дверь и пошел по лестнице на второй этаж.
Коридор был полон веселого шума, такого громкого, что казалось, будто невидимые гуляки - здесь, вокруг меня, в этом узеньком вестибюле. Я дошел до его конца и постучал в дверь. Но это было нелепо: никто все равно не услышал бы стук. Поэтому я толкнул дверь и вошел.
У Арти две комнаты с половиной. Означенная половина представляет собой широченный стенной шкаф в гостиной, забитой кухонной утварью. Ванна, которая не входит в число двух с половиной помещений, больше кухни - она очень, очень длинная; ванна стоит на высоком облицованном кафелем помосте, а двери отсюда ведут и в гостиную, и в спальню.
Убранство гостиной исчерпывается едва ли не одними полками - шаткими и покоробившимися под тяжестью долгоиграющих пластинок. Тут есть камин, сверху и с боков окруженный полками. Есть два окна, выходящие на Перри-стрит и со всех сторон обрамленные полками, на которых громоздятся здоровущие громкоговорители. Полками обвешаны двери в прихожую, спальню, ванную, равно как и дверцы стенного шкафа. Не на всех этих полках стоят пластинки, у Арти есть две-три книжки, разные безделушки, стоящие на полках там и сям вперемежку с деталями музыкального центра, и еще всякая всячина.
Поскольку все стены заняты полками, мебель (продавленная кушетка и несколько жалких разнокалиберных стульев и столиков) оттеснена на середину комнаты и стоит как на старом желто-зеленом плетеном коврике, так и вокруг него, а среди предметов обстановки по всей комнате понатыканы громкоговорители.
Сейчас на пространстве между полками и мебелью, имеющем форму пончика, если посмотреть на него сверху, толпилось человек пятнадцать или двадцать. Все - со стаканами в руках и трепом на устах. Я не заметил, чтобы кто-то кого-то слушал. И не увидел ни одного человека, который сидел бы на предназначенной для этого мебели.
Внезапно передо мной возник Арти собственной персоной. В нем примерно пять футов и четыре дюйма - на полфута меньше, чем во мне, и улыбка его сияет как россыпь бриллиантов, потому что он поставил на зубы коронки. Он никогда не смотрит в одну точку дольше десятой доли секунды, бросает взгляды то в одну сторону, то в другую, будто дротики, и создается впечатление, что он или показывает фокусы, или просто тренирует глазные мышцы. Человек он музыкальный, а посему все время подпрыгивает и дергает руками, будто колет окружающих.
- Малыш! - воскликнул он, молниеносно посмотрев на мое правое плечо, левое ухо, кадык, правый локоть, левую ноздрю и пятно на воротнике моей рубахи, и резко выбросил руки в стороны. - Рад, что ты смог выбраться!
- Мне надо где-то переночевать! - заорал я.
- Все, что пожелаешь, малыш! - крикнул Арти в ответ. Он оглядел с десяток частей моего тела и добавил: - Будь как дома!
И исчез.
Превосходно. Было уже почти половина пятого утра, и я так устал, что валился с ног. Я протолкался сквозь толпу гостей, каждый из которых успевал сказать мне несколько слов, пока я шел мимо, и открыл дверь спальни. Тут было темно, и это пришлось мне по душе. Я закрыл дверь, но не стал зажигать свет, а начал ощупью пробираться к постели.
Однако в ней уже были люди. Не скажу точно, сколько именно.
- Осторожней, ты! - рявкнул кто-то.
- Прошу прощения, - ответил я.
На полу лежал коврик. Я прилег на него, прикрыл глаза, и шумная гулянка для меня кончилась.

Самое странное заключалось вот в чем: я знал, что сплю и вижу сон, но понятия не имею, что мне снится. Я в жизни не видел такого гадкого сна - будто ты спишь и знаешь, что спишь, и видишь сон, и знаешь, что это дурной сон, кошмарный сон, но не знаешь, о чем он, этот сон.
Наверное, это самое страшное. Ужас перед лицом неведомого, и все такое. Мне так отчаянно хотелось познакомиться с содержанием моих сновидений, что я вылетел из мира снов, будто пробка из бутылки.
Я лежал на каком-то полу, в широком снопе солнечного света.
Что-то было не так. Окна моей спальни выходят на север, и солнце светит в них под острым углом, причем только в разгар лета, да и тогда в комнату просачивается лишь тоненький лучик. Кроме того, у себя в спальне я дрыхну на кровати, а не на полу. Тут что-то не так, совсем не так, как надо.
Сначала просыпается тело, а мозги - уже потом. Я открыл глаза, пошевелил руками и все вспомнил.
Я рывком принял сидячее положение. Спина болела так, будто из меня выдернули позвоночник.
- Н-да! - произнес я и снова лег. Сон на полу - не самый лучший отдых даже в самые лучшие времена.
Я предпринял вторую попытку подняться, на этот раз медленно, и мне удалось проделать все телодвижения, необходимые для того, чтобы встать на ноги. Я чуть подался вперед и оглядел комнату.
Теперь на кровати возлежал Арти, и он был один. На всех горизонтальных поверхностях - трюмо, ночном столике, сиденьях стульев - стояли полупустые стаканы. Дверь шкафа была открыта, и на полу перед ним высилась груда одежды.
В воздухе стоял кофейный дух, и я, выйдя из спальни, направился к его источнику. Возле кухонной ниши мне на глаза попалась лиловоокая красотка с волосами цвета воронова крыла, одетая в грубые полотняные штаны и черный свитер с высоким горлом. Она готовила яичницу-болтунью. Красотка была босая и совсем маленькая. На вид - гибрид негритянки, китаянки и француженки. Такой облик обычно принимают еврейские девушки, обучающиеся в музыкально-художественных школах.
Она заговорила первой.
- Вы спали на полу. - Это было произнесено сухим и прозаичным тоном, каким обычно говорят о погоде.
- Похоже, да, - ответил я. Спина у меня болела, руки были грязные, рот, казалось, забит шерстью, а в довершение всего я прекрасно помнил, почему нахожусь здесь, а не в своей собственной уютной квартирке над гриль-баром "Я не прочь". - Можно мне немножко кофе?
Она указала на чайник вилкой, с которой капал яичный белок.
- Угощайтесь. Что, похмелье, да?
- Нет, я вчера не пил. Который теперь час?
- Начало третьего.
- Сейчас день?
Она уставилась на меня.
- Разумеется, день. - Девушка снова принялась взбивать яйца. - Видать, вечеринка была ого-го!
- Так вас тут не было? - спросил я, открывая дверцы буфета в поисках чашки.
- Они все в мойке, - сказала красотка. - Нет, не было. Я - девушка-вытрезвитель.
- О! - изрек я.
Мы стояли недалеко друг от друга, она у плиты, а я возле мойки. Порывшись в груде посуды, я вытащил чашку, как мог, вымыл ее и налил себе кофе.
- Что-то я вас раньше тут не видела, - сказала девушка.
- Я редко сюда выбираюсь.
- Откуда выбираетесь?
- Из Канарси.
Она скорчила такую гримасу, будто я отпустил сальную шуточку, и сказала:
- Ну-ну, давай заливай.
- Нет, правда.
Красотка взяла себе тарелку, выложила на нее болтунью, а сковородку поставила обратно на плиту
- Если хочешь яичницы, стряпай сам, - сказала она. Девица не хотела меня обидеть, просто ставила в известность.
- Нет, спасибо, - ответил я, - хватит с меня и кофе.
Она отнесла свою тарелку и чашку к нагромождению мебели на середине комнаты и села. У Арти нет кухонного стола. Я уселся напротив нее и стал с хлюпаньем тянуть свой кофе, еще слишком горячий. Девушка не обращала на меня никакого внимания, кидая в рот кусочки яичницы, будто уголь в топку печи - ш-шик, ш-шик, ш-шик. Как патрульный Циккатта с его буль-буль-буль. Размеренно, как это делала бы машина.
- Когда проснется Арти, как вы думаете? - спросил я.
- Когда я соберу завтрак, - ответила она. - Ты не обязан его дожидаться.
- Еще как обязан, - сказал я. - Мне надо с ним поговорить.
На этот раз она удостоила меня взгляда.
- О чем это?
- О затруднениях, - ответил я. - О той луже, в которую я сел.
- А что тут может поделать Арти?
- Не знаю, - сказал я, и это было правдой. Просто мне не пришло в голову, с кем бы еще поговорить.
- Если речь о деньгах, то Арти на мели, можешь мне поверить, - сообщила она.
- Не в деньгах дело. Мне просто нужно с ним посоветоваться.
Она подняла глаза от своей исчезающей яичницы и возобновила эти ш-шик, ш-шик, ш-шик. Потом на миг остановилась и спросила:
- Что случилось? Тебе нужен гинеколог?
- Господи, нет! Ничего подобного.
- Если дело не в деньгах и не в сексе, то я уж и не знаю, что сказать. Вы ведь не старьевщик?
- Я? Нет, только не я. - Эта идея удивила меня не меньше, чем мысль о том, что ко мне подослали двух наемных убийц для исполнения своих служебных обязанностей. Я - старьевщик? Я - угроза для организации?
- Да, я тоже так не думаю, - сказала девица. - У вас слишком здоровый вид.
Это замечание можно было воспринять едва ли не как оскорбление, высказанное сухим деловым тоном в мгновения отдыха от пережевывания яичницы.
- Просто у меня возникли сложности, - сказал я. Сделав несколько глотков кофе, я сделал несколько шагов по комнате. Спал я полностью одетым и теперь чувствовал себя помятым и взопревшим, как человек, который спал полностью одетым. У меня было ощущение, будто я спал в автобусе, ехавшем по бездорожью.
- Извините, что темню, - сказал я, - но мне думается, что об этом деле лучше не распространяться.
Девица пожала плечами, прикончила яичницу и встала.
- Мне плевать, - сказала она.
Когда девушка пошла относить свою тарелку в раковину, я вспомнил, что располагаю сведениями, которыми вполне могу с нею поделиться.
- Меня зовут Чарли, - сообщил я - Чарли Пул.
- Привет, - сказала она, стоя над мойкой спиной ко мне. Своего имени она так и не назвала. - Ты хочешь разбудить Арти?
- А можно?
- Если ты этого не сделаешь, я сама разбужу.
- О. Ну что ж.
- Только долго не возитесь.
- Ладно.
Я вернулся в спальню с полупустой кофейной чашкой в руках. Арти лежал на животе, раскинув руки и ноги, и был похож на кривую свастику. Спал он, судя по всему, очень глубоко.
- Арти, - позвал я. - Эй, Арти.
Удивительное дело. Он тотчас открыл глаза, перевернулся на спину, сел и, посмотрев на меня, сказал:
- Хло?
- Нет, - ответил я. - Чарли. Чарли Пул.
Арти заморгал, потом одарил меня широченной улыбкой и произнес:
- Чарли, малыш! Рад тебя видеть. Давно не виделись, малыш!
- Я пришел вчера ночью, - напомнил я ему, еще не совсем веря, что он проснулся.
Арти по-прежнему широко улыбался и смотрел на меня сияющими глазами.
- Шикарная вечеринка! - воскликнул он. - Какая же шикарная вечеринка!
Потом Арти снова заморгал, улыбка сползла с его лица, и он уставился в пол.
- Ты спал на полу, - сказал Арти таким тоном, каким мог бы произнести "Ты шел по воде аки посуху". В нем слышалось недоверие, приглушенное благоговейным страхом. Арти еще дважды повторил свое высказывание, причем оба раза одинаково:
- Ты спал на полу. Ты спал на полу.
- Арти, - сказал я, решив, что он впрямь пробудился, - я вроде попал в переплет. Мне нужна помощь, Арти.
Он оторвал взгляд от пола. На этот раз улыбка Арти была растерянной, а глаза казались стеклянными.
- Чарли Пул, - задумчиво проговорил он. - Маленький Чарли Пул. Спал на полу. Попал в переплет. Маленький Чарли Пул.
- Мне нужна помощь, - повторил я.
Арти развел руками.
- Рассказывай, малыш, - сказал он так тихо и проникновенно, как ни разу еще не говорил на моей памяти. - Расскажи мне все. Начинай.
Начинать. С чего начинать? Во-первых, попытка парней убить меня. Во-вторых, история про дядю Эла, организацию и бар в Канарси. В-третьих, блуждание по улицам почти без денег и без пальто. Но где же тут начало?
И тут я вспомнил имя, которое слышал прошлой ночью, когда мой дядя Эл разговаривал с убийцами. Агрикола. Вот с кого, наверное, все началось. С Агриколы, человека, который приказал убийцам убить меня. Поэтому я сказал:
- Арти, ты не знаешь человека по имени Агрикола? Он в какой-то преступной шайке.
- Агрикола? Фермер? Черт, конечно.
- Так ты его знаешь?
- Фермер Агрикола. Его все знают. По крайней мере, знают о нем. Сам я с ним, разумеется, никогда не встречался - он слишком большая шишка. Кроме того, большую часть времени он сидит у себя на ферме в Стейтен-Айленде.
- Стейтен-Айленд, - повторил я.
- Естественно, я слыхал о нем, когда торговал пилюлями, понятно? Он - из высших эшелонов. А может, и вообще всем заправляет, почем мне знать. Тебе известно, что я бросил торговать этим зельем? Посмотрел по телеку документальный фильм о вреде пристрастия к наркотикам и, скажу тебе, малыш, это было как откровение. Перед тобой - новый Арти Декстер, совсем другой человек, хочешь - верь, хочешь - не верь. А теперь так нагрузился сознанием общественной пользы, что...
- Агрикола, - сказал я.
- Если ты задумал сорвать лишнюю копейку, сбывая пилюли в своем баре, послушайся моего совета, не делай этого. Настанет утро, когда ты посмотришь на себя в зеркало и скажешь...
- Нет, - сказал я. - Не в том дело. Этот парень, Агрикола, послал...
Но тут открылась дверь, и в спальню вошла лиловоокая красотка с волосами цвета воронова крыла.
- Время, господа, - сказала она - Прошу вас.
- Хло! - заорал Арти, сбрасывая одеяло и растопыривая руки. - Ты идешь к своему папочке?
- Надеюсь, что не к нему, - ответила красотка.
На Арти не было пижамы. Чувствуя, как мои щеки заливает давно забытый юношеский румянец, я забормотал:
- Э... Арти... ну... потом... э... поговорим... э...
И попятился прочь. Я покинул комнату через дверь в ванную, потому что этот маршрут позволял мне держаться подальше от Хло, которая уже стягивала портки, не обращая на меня никакого внимания.
Оказавшись за закрытой дверью ванной, я почувствовал себя намного лучше. Я услышал, как Арти вопит: "Ах-ха!..", а потом настала тишина.
Поскольку я очутился в ванной и делать мне было нечего, я умылся. Я не стал снимать грязную одежду, потому что ее все равно пришлось бы натягивать снова, а мне не хотелось этого делать. К примеру, я знал, что воротник моей рубашки уже наверняка почернел, но пока я не видел его, это меня не очень беспокоило. Поэтому я просто омыл руки и лицо, почистил зубы, нанеся пасту на палец, прополоскал горло и покинул ванную через другую дверь, чувствуя себя значительно бодрее.
Входя в гостиную, я услышал телефонный звонок. Я огляделся, но телефон стоял в спальне, и до меня донесся вопль Арти: "Ну вот, всегда так! Каждый раз, черт возьми!" Телефон больше не звонил. Наверное, Арти снял трубку.
Я порылся на полках, нашел среди пластинок старую книжку в бумажной обложке, рассказывающую о мультфильмах Чарлза Адамса, и уселся читать ее, дабы отвлечься от мыслей о насилии и членовредительстве.
Только похоже, не та книга мне попалась.
Вскоре Арти и Хло вышли из спальни. Оба были одеты. Оба имели здоровый вид и держались бодрячками. Арти оживленно потирал руки.
- Итак, Чарли, ты хотел со мной поговорить, малыш.
- Кофе? - спросила Хло.
- Вот это правильно, - сказал Арти. - Кофе для всех - для меня и моего войска. Чарли, ты как?
- С удовольствием, - ответил я.
- Прекрасно. - Арти хлопнул в ладоши, уселся в кресло напротив меня и сказал: - Начали!
- И можешь передать своему дяде Элу, что он не умеет правильно выбрать момент, - донесся из кухонной ниши голос Хло.
- Дяде Элу? - переспросил я.
Арти нахмурился и сказал Хло:
- Это же сюрприз, чмо ты эдакое! Он не хотел, чтобы мы говорили.
- Я забыла, - ответила Хло. - Извини.
- Давай поговорим, - предложил Арти. - У тебя трудности, тебе нужен совет. Это как-то связано с Фермером Агриколой?
- Нет, погоди, - заспорил я. - Дело нешуточное. Что там насчет моего дяди Эла?
- Забудь, ладно? - попросила Хло. - Я уже жалею, что заговорила об этом. Я не хотела ничего испортить.
- Слово - не воробей, - сказал ей Арти. - Теперь-то уж чего. На фига было пасть разевать, идиотка.
Тон, каким он это произнес, был отнюдь не таким грубым, как сами слова. Казалось, сейчас Арти попросту не мог по-настоящему разозлиться на Хло.
- Можешь подать на меня в суд, - заявила она и снова принялась варить кофе.
- В чем дело? - спросил я.
- Твой дядька Эл звонил, - ответил Арти. - Спрашивал, тут ты или нет, и я сказал - тут, и не хочет ли он с тобой поговорить, и он сказал, что приедет сам и заберет тебя, только тебе не говорить, потому что он хотел устроить сюрприз. Поэтому, когда он придет, ты уж удивись, ладно?

Я прибыл в Стейтен-Айленд на пароме, высадился на сушу и отправился искать Фермера Агриколу.
Квартиру Арти я, разумеется, покинул в спешке. Но прежде все-таки перекинулся с ним несколькими словами. Я одолжил у него куртку и взял с Арти клятву молчать о том, куда я направляюсь, и не говорить, что мне известно имя Агриколы.
- Не говори дяде Элу, - попросил я его. - И вообще никому не говори.
- Малыш, да скажи ты мне, что происходит! - потребовал он.
- Некогда. Я вернусь, как только смогу, обещаю.
- Хорошо, - ответил Арти. - Мои уста на замке. Ее тоже, - он взглянул на Хло. - Верно, пасть болтливая?
- Разумеется, - пообещала девица, посмотрела на меня и покачала головой. - Не волнуйся, Чарли.
Я не уверен, но? по-моему, теперь я интересовал ее больше, чем в самом начале.
- Ну, я пошел, - сказал я им и влез в черную баскетбольную куртку, которую Арти мне одолжил. Рукава были слишком коротки, и манжеты моей белой рубахи торчали из-под них; по правде сказать, рукава куртки еле прикрывали мои локти, а полы не сходились на животе, и я не мог застегнуть "молнию". Но это все же было лучше, чем вообще ничего.
Я выбежал на улицу и в двух кварталах от дома Арти увидел их - убийц; они медленно катили в своей черной машине, стиснув с боков дядю Эла? который сидел с ними впереди. Меня они не заметили, потому что во все глаза рассматривали уличные указатели, дабы не заблудиться в Виллидже.
На площади Шеридана я сел в поезд подземки, шедший с Седьмой авеню, доехал до Южной Переправы - конечной остановки - и взошел на борт стейтен-айлендского парома, который взял курс на Европу, но доплыл только до Стейтен-Айленда.
Денек для морской прогулки выдался чудесный: безоблачное небо, яркое желтое солнце, свежий, но не холодный ветерок. Я стоял на верхней палубе, впереди. Если бы по той или иной причине я вдруг свалился через леерные ограждения, то рухнул бы на крышу какой-нибудь машины, а не в Атлантический океан. Я попытался впасть в настроение, соответствующее погоде, моей миссии и морской романтике, но чувствовал только страх.
И голод. Когда паром причалил в Сент-Джордж, я дошел до главной улицы, пересек один из крутых холмов, которыми изобилует Стейтен-Айленд, и нашел забегаловку, где заказал гамбургер и чашку кофе. После оплаты еды у меня осталось семнадцать долларов тридцать восемь центов.
Гордостью этой забегаловки была телефонная будка. Я вошел в нее и раскрыл тощий телефонный справочник Стейтен-Айленда, не рассчитывая найти то, что ищу. Но А. Ф. Агрикола числился в нем чуть ли не первым. Адреса в справочнике не было, указывался только район - Аннадейл.
Может, это был какой-то другой Агрикола. Хотя сколько человек с такой фамилией могло владеть фермой на Стейтен-Айленде? И если даже этот Агрикола - не тот Агрикола, возможно, он знает и поможет мне найти кого надо.
Я спросил у здешнего буфетчика, как добраться до Аннадейла, и он сообщил мне, на какой автобус садиться и как найти остановку.
Стейтен-Айленд - очень занятное местечко. Это один из пяти небольших городов, составляющих Нью-Йорк, - такая же его часть, как Манхэттен, Бруклин или Бронкс, но, с другой стороны, это дурацкий остров, торчащий рядом с побережьем Нью-Джерси. Пока не построили мост через пролив Веррацано, на Стейтен-Айленд нельзя было попасть автотранспортом ни из какого другого района, остров по-прежнему остается единственным районом в Нью-Йорке, где нет ни подземки, ни небоскребов, зато хватает широких, поросших жесткой травой пустошей. Есть тут и трущобы, поскольку трущобы имеются в каждом городе, но выглядят они не так, как трущобы Нью-Йорк-Сити. Они скорее похожи на трущобы Паукипси или на задворки Беллавилла, штата Иллинойс. И хотя Стейтен-Айленд всего лишь пятая часть большого города, сам он, в свою очередь, состоит из горстки маленьких городков, отделенных друг от друга полями и перелесками, таких, как Сент-Джордж, где причаливает паром, Порт-Ричмонд, Хаулэнд-Хук, Нью-Дорп, Элтингвилл, Плезэнт-Плейнз, Ричмонд-Вэлли, Булз-Хед, Нью-Спрингвилл и Аннадейл, где жил человек по имени Агрикола.
Аннадейл - милый малолюдный городок между Артур-Килл-роуд и бульваром Драмгул. Это на случай, если вас интересуют названия двух улиц, узнав которые, я вовсе не стал чувствовать себя лучше.
Старые шуты и комедианты, так много потешавшиеся над Канарси и Нью-Джерси, почему-то почти совсем обошли вниманием Стейтен-Айленд. Может быть, из добрых чувств к островитянам, а может потому, что Стейтен-Айленд благодаря своей планировке являет собой совершенно невероятное зрелище. Настолько невероятное, что даже комики не могут придумать, как им пройтись на его счет?
Я вышел из автобуса на Ричмонд-авеню, в точке пересечения Артур-Килл-роуд и бульвара Драмгул. Тут была автозаправочная станция "Галф-Ойл", и я спросил работника, где мне найти ферму Агриколы. Работник этого не знал, но надоумил меня пройти немного дальше по бульвару Драмгул, а потом опять спросить у кого-нибудь дорогу.
Бульвар Драмгул построила во время второй мировой войны армия США, чтобы быстро перебрасывать войска из Нью-Джерси через Аутербридж-Кроссинг и Стейтен-Айленд к портам северо-восточного побережья, где они грузились на корабли. Судя по всему, улицу с тех пор ни разу не ремонтировали. Движение тут очень вялое, а слева и справа от проезжей части тянутся в основном леса и поля. Иногда мне попадались по пути горстки стоящих в ряд домов, обычно кирпичных. Они были очень красивыми, но создавали впечатление заброшенности и запустения. Время от времени мимо меня проезжали машины, направляясь либо к Аутербридж-Кроссинг, либо в противоположную сторону. Все они ехали по внешней полосе, потому что внутренняя была в слишком плачевном состоянии. Бетон потрескался и сплошь покрылся выбоинами. Тротуаров не было вовсе, поэтому я шел по заросшему травой островку безопасности посреди проезжей части, петляя между деревьями и уличными фонарями.
Я шагал довольно долго, не встречая по пути ни бензоколонок, ни каких-нибудь лавочек, и уже начал задаваться вопросом, у кого же мне теперь узнать дорогу к дому Фермера Агриколы, и тут мимо меня в западном направлении промчалась черная машина.
Это была она. Я узнал машину, едва увидев ее. И обоих убийц, сидевших впереди. Я стал как вкопанный и смотрел, как машина взлетает по пологому холму и сворачивает направо.
Может, эти двое допросили Арти? Угрожали ему или девушке? Неужели Арти или Хло сказали им, что я знаю имя Агриколы и отправился на Стейтен-Айленд искать его?
Или бандиты попросту вернулись за новыми указаниями? Обсуждать дело такого рода по телефону они бы не осмелились - это при нынешнем-то "обжучивании" линий связи! Вероятно, они приехали к Арти, не застали меня и поняли, что опять потеряли след. Вот и возвратились на Стейтен-Айленд, чтобы посовещаться с Агриколой и решить, что теперь делать.
Сейчас они знают, что дядя Эл больше не в силах навести их на меня и что впредь я не буду откликаться на его телефонные звонки.
За сегодняшний день они уже дважды проехали мимо, не заметив меня. Во второй раз это, очевидно, означало, что Арти и Хло не раскололись: знай убийцы о том, что я тут на острове, они бы проверяли всех встречных-поперечных, хоть немного похожих на меня.
Стало быть, убийцы, наверное, просто возвращаются к Агриколе. А значит, его ферма находится где-то справа от меня, за тем перекрестком на верхушке холма.
Я не знал, надолго ли убийцы загостятся у Агриколы и скоро ли помчатся обратно, а посему покинул островок безопасности, ступил на правую обочину и зашагал по траве, вместо которой тут полагалось бы быть тротуару, если бы наши военные строители хотели, чтобы Америка выиграла вторую мировую войну.
Перекресток на холме вывел меня на проспект Гугенотов. Я, естественно, повернул направо и зашагал дальше.
По какой-то неведомой причине весь Стейтен-Айленд, даже самые дорогие его участки вроде Принсес-Бей, имеет слегка неряшливый вид, будто люди много лет назад махнули рукой на его красоты и перестали поддерживать порядок. Даже огненно-красная краска тускнеет на здешнем воздухе, становясь бледной и грязной. Весь остров производит такое же унылое впечатление, как и обслуживающий его паром.
На проспекте Гугенотов царил тот же вездесущий дух. Я шел мимо слегка обшарпанных домов, неухоженных полей и рощиц и редких возделанных участков земли, на которых кое-где стояла рядами высохшая пожухлая кукуруза. Несколько раз я видел проселочные дороги, возле них торчали столбы с прибитыми к ним почтовыми ящиками, как в деревне.
Деревенские почтовые ящики - в Нью-Йорке!
На ящиках были написаны имена: Гигтон, Хайленд, Барретт, Агрикола...
Проселочная дорога уходила вправо, по обе стороны вдоль нее тянулась колючая проволока. Слева раскинулось кукурузное поле, справа - пастбище. Впереди дорога исчезала в купе деревьев.
Мне не хотелось сворачивать на нее: тут я был бы на виду и рисковал угодить в ловушку, если бы убийцы вдруг выехали мне навстречу. Поэтому я миновал проселок и прошагал по бетонке чуть дальше, до места, где она была перегорожена упавшим деревом. Усевшись на эту подаренную мне природой скамейку, я принялся ждать.
День был на исходе, солнце уже не грело, как раньше, да еще дул свежий ветерок, поэтому мне было зябко. Я закурил сигарету, малость потоптался в придорожной грязи, опять сел на дерево и задался вопросом, какого черта я тут делаю.
Наверное, пытаюсь спасти свою шкуру.
Конечно, ной моральный дух немного упал, когда выяснилось, что дядя Эл - предатель. А эти два парня в черной машине, появлявшиеся везде, куда бы я, ни отправился, начинали действовать мне на нервы.
А что если мне не удастся убедить Агриколу? Что если он посмотрит на меня, с первого взгляда поймет, кто я такой, и тотчас откроет пальбу?
Будь у меня пистолет, я мог бы взять Агриколу на мушку и силой принудить его выслушать мою речь. Будь у меня пистолет. И достань у меня смелости пустить его в ход. Но на это у меня не хватило бы духу.
Я сидел на дереве, думал о том о сем, и мой страх усиливался, а вместе с ним и уныние. Конечно же, разумнее всего было бы податься в Мехико или Тьерра-дель-Фуэго. То, что у меня всего семнадцать долларов и двадцать три цента, не имеет значения. Я мог бы втихую пробраться на корабль или в самолет, добраться до Мехико автостопом. Или, возможно, до Бразилии. А там нашел бы работу, выучил язык (интересно, можно ли выучить португальский?) и зажил бы себе припеваючи.
Но это была несбыточная мечта. Они меня все равно найдут. В датском городе Абернаа или польском Живеце, в Зулуленде или Афганистане, в Ите и Малой Америке - везде меня выследит эта зловещая организация. Бежать от нее бессмысленно. Остается лишь попытаться убедить тех, кого это касается, что их стремление прикончить меня - итог простого недоразумения. Это моя единственная надежда.
На дороге показался нос черной машины. Я замер. Убийцы опять взялись за дело, получив от начальства новые указания, опять отправились разыскивать меня.
Машина свернула направо. Как раз туда, где я сидел.
Моим первым инстинктивным желанием было броситься ничком на землю, укрыться за поваленным деревом, зарывшись лицом в траву и прикрыв голову руками, и ждать конца. Это было бы самое трусливое из всех возможных решений. Но я сдержал свой порыв. Еще не все потеряно. Не все. Убийцы никак не ожидали встретить меня здесь, и в этом заключалось мое преимущество.
Поэтому я ограничился тем, что сложил руки на груди, чтобы спрятать слишком короткие рукава, и подался вперед, опустив голову, будто сплю. Я понимал, что представляю собой великолепную жертву наезда: моя голова находилась как раз на уровне автомобильной фары. Но я сумел совладать со своими нервами, мышцами, всеми до единой. Я ждал.
Черная машина проехала мимо меня, урча мотором и шурша покрышками. Я почувствовал облегчение и немного расслабился, но, в общем-то, сохранил первоначальную позу до тех пор, пока убийцы не скрылись из виду. Тогда я выпрямился, взглянул налево, потом направо. Кроме меня, на дороге никого не было.
Теперь у меня не оставалось никаких уважительных причин для промедления. Черная машина уехала, я был один, и за мной никто не следил. Я прибыл сюда, чтобы встретиться с Агриколой. Что ж, пора.
Я тяжело и неохотно поднялся на ноги и пустился в путь.

Путь этот был долгим. В самом его начале, между пастбищем и кукурузным полем, я чувствовал, что меня видно не хуже, чем стоящий на отшибе дом. Поэтому, добравшись до деревьев, я был вынужден на минутку остановиться, чтобы успокоиться, смахнуть пот со лба и снова преисполниться храбрости.
А еще - чтобы сойти наконец с этого проселка. В роще был густой подлесок, но я предпочитал продраться сквозь кустарник, чем быть пойманным посреди дороги Агриколой или его подручными. Так что я продирался вперед. Разумеется, не так быстро и бесшумно, как индеец у Купера. Это был участок леса, оставшийся между двумя вырубками. Ферма, которую я наконец-то увидел за деревьями, в гордом одиночестве стояла посреди обширной поляны. Я посмотрел на нее, и меня опять охватило уныние.
Для начала скажу, что на сам дом я не обратил никакого внимания, а смотрел только на пустую лужайку, отделявшую меня от него. Агрикола наверняка руководствовался своими соображениями, когда вселялся в этот дом. При его роде занятий он должен был чувствовать уверенность в том, что никто не проберется в его дом тайком.
Что же делать? Ждать, пока стемнеет? Но сейчас было только половина четвертого дня, кроме того, если уж Агрикола таким образом защищается от этого жестокого мира в дневное время, к каким же предосторожностям он прибегает по ночам? Как минимум прожектора, а может, и часовые с оружием. Перед моим мысленным взором возникла свора сторожевых псов.
Что ж, лучше перед мысленным, чем наяву. Посему я зашагал по поляне к дому.
Все нервные окончания моего тела превратились в радары, и все они обнаружили одно и то же: пулеметы в каждом окне; они нацелены на меня, и пулеметчики ждут, когда я подойду еще на шаг... на два шага... немножко ближе... немножко ближе...
Я шел себе. Ничего не случилось, вот я и шел себе, теперь снова по проселку, а впереди маячил дом, становившийся все больше и больше.
Это была ферма. Кто-то построил обыкновенный прямоугольный сельский дом в два этажа, с маленьким крыльцом и неверно поставленной треугольной крышей, на которой находились два слуховых окна. А потом, будто спохватившись, строитель добавил к крыше и окнам помещения. Слева торчала пристройка, в которой было не меньше окон, чем на мостике стейтен-айлендского парома. Может, солярии, или теплица, или еще черт знает что. Справа тоже торчала пристройка - без окон. Пристройка над солярием имела модные нынче фигурные окна, в отличие от остального дома, снабженного по старинке квадратными. Еще пристройки - тут, там, сям. Большинство из них - почти из таких же досок, что и сам дом, только слева бетонная, да справа - алюминиевая плита, служившая одной из стен пристройки второго этажа.
На подходе к этому нагромождению построек и пристроек проселочная дорога перестала быть проселочной и сделалась асфальтированной. Пустошь под воздействием влаги и машинки для стрижки травы тоже постепенно превратилась в лужайку. Асфальтированная дорога пересекала эту лужайку, поворачивала возле дома направо, дабы пройти перед парадной дверью, а потом опять налево, огибая дом и заканчиваясь на задворках. У стены стоял на солнышке серый "линкольн-континенталь" и пялился на меня своими раскосыми китайскими глазами-фарами. Решетка радиатора словно осклабилась в злорадном предвкушении.
Я выбрался на асфальт. Никакой пальбы, никакой охраны, никаких сторожевых псов. Только тишина, солнце, бурый дом, я и этот "континенталь" восточного типа. Я шел вперед, время от времени даже дыша - в тех пределах, в каких это мне позволяло пересохшее горло.
Я добрался до парадной двери, и ничего не случилось. Тут я наконец остановился; дверь была на расстоянии вытянутой руки, и я начал раздумывать, что мне делать дальше.
Попросту постучать и подождать ответа? Но мне, наверное, откроет слуга или, возможно, телохранитель. Во всяком случае, не сам Фермер Агрикола, это уж точно. Я вполне мог представить себе, какой состоится разговор:
"- Господина Агриколу, пожалуйста.
- Как доложить?
- Чарли Пул.
Бух! Бух!"
Значит, надо действовать как-то иначе. Следовало как-нибудь проскользнуть в дом и посмотреть, не застану ли я Агриколу в одиночестве. А потом, если только сумею говорить достаточно быстро и убедительно, он, быть может, и выслушает меня.
Я пошел вправо от парадной двери, туда, где дорога огибает угол дома. Миновав сверкающий серый "линкольн" и бурые пристройки, похожие на груду ящиков, я наконец обошел последний угол и оказался на задах фермы, где асфальтированная дорога превращалась во внушительных размеров площадку, похожую на черный пруд и служившую стоянкой. Грязно-рыжий покосившийся сарай соседствовал с приземистым алюминиевым гаражом на четыре машины, и им обоим было неловко от этого соседства. Дальше за площадкой тянулся просторный внутренний двор, выложенный разноцветным сланцем и заставленный трубчатой дачной мебелью, зеленой и желтой. Людей я не видел.
Мое внимание привлекла дверь рядом с углом дома. Я подошел к ней, открыл и оказался в прихожей, где висели пальто, шляпы, куртки и свитера - прямо на гвоздях, вбитых в стены слева и справа от входа. На полу рядом стояли галоши и резиновые сапоги, в углу к стене была прислонена лопата для снега.
Я стоял и раздумывал о научной фантастике. Прежде чем начать заправлять баром, я провел часть своих праздных деньков лежа на спине и читая фантастику. Есть один рассказ, который разные авторы переделывали всяк на свой лад и который мне всегда нравился. Речь в нем шла о молодом человеке, жившем в каком-то обществе будущего и испытавшем множество опасных приключений; за ним гонялись какие-то таинственные личности, его жизнь не раз подвергалась опасности по милости некой загадочной организации, всегда державшейся в тени, а в конце рассказа выяснилось, что никто, в общем-то, и не желал этому юноше зла, а все его передряги были чем-то вроде проверки на годность в члены этой загадочной организации. Разумеется, молодой человек всякий раз оказывался годен.
Открывая дверь дома, я вспомнил все эти вариации и вдруг в приливе фантазерства вообразил себе, что здесь, внутри, стоят дядя Эл, господин Агрикола, патрульный Циккатта, Арти Декстер, Хло и двое из черной машины. Сейчас они поздравят меня, я выдержал испытание на ура и стал членом организации.
Но что же я обнаружил за этой дверью в действительности? Галоши и фуфайки, вот что.
Тайные организации будущего, может, и станут пугать народ понарошку, забавы ради. Но в том обществе, в котором живем мы с вами, они угрожают людям на полном серьезе и никак иначе.
Ну ладно. Вот вторая дверь. Прямо передо мной. Я открыл ее и попал в просторную старую деревенскую кухню, набитую большими, новыми и вполне городскими механизмами. Как и все остальные здешние места, кухня была безлюдна. Я пересек ее, подошел к открытой двустворчатой двери, поднялся на цыпочки и двинулся по коридору.
Тут я наконец кое-кого встретил. В комнате справа от коридора сидели за столом три человека, занятые беседой. Негритянка размером с аэростат, очевидно, была кухаркой; белокурый красноносый, облаченный в серую ливрею, скорее всего шофер, а коренастый детина в белой рубахе со сломанным носом и пистолетом в наплечной кобуре, судя по всему, человек, с которым мне сейчас (да и не только сейчас) меньше всего хотелось бы встретиться.
Разговор шел о прогрессивном подоходном налоге, и все трое, похоже, были настроены против него. Я не стал задерживаться и выслушивать, какие беды он им приносит. Никто из этих троих не смотрел в мою сторону, и я прошмыгнул мимо двери, будто любовник во французском постельном фарсе, после чего пошел дальше по коридору.
Впереди кто-то, отвратительно фальшивя, наяривал на пианино. Я прошел еще несколько шагов. В комнатах слева и справа никого не было. Звуки музыки доносились из-за двойных раздвижных дверей, половинки которых не сходились. Я прижался к двери и, заглянув в щелку, увидел девушку в пышном розовом наряде. Она сидела за пианино, залитая солнечным светом, и музицировала; ее проворные пальчики так и бегали по клавишам. Ее длинные желтовато-золотистые волосы ниспадали тонкими волнистыми прядями и были похожи на пожелтевший от солнечных лучей туман. Миловидное личико навело меня на мысль о поздравительной открытке, и мне показалось, что глаза у девушки голубые, хотя толком разглядеть их я не мог. Она была изящна - с хрупкими руками и тонкой талией, с длинными стройными ножками, заканчивавшимися породистыми щиколотками и маленькими ступнями в розовых бальных туфельках, нажимавших на педали инструмента. Лет ей было, наверное, восемнадцать или девятнадцать, и она являла собой ну просто невообразимо милое зрелище, а судя по мечтательному выражению лица, девушка грезила не иначе как о Скарлете.
Я отвернулся. Хоть мне и была видна лишь узкая полоска комнаты, выражение лица девушки свидетельствовало о том, что она там одна.
Слева от меня была лестница, ведущая наверх. Я был уверен, что заглянул еще не во все комнаты первого этажа, но мне не было известно их расположение. Проще всего было продолжать поиски наверху, и я решил поступить именно так.
И сразу же сорвал куш. Покрытая пестрым ковриком лестница вела в другой коридор, в правой стене которого была слегка приоткрытая дверь. Я заглянул в щелку и увидел кабинет, заставленный книжными шкафами. Тут был и письменный стол, и кожаный диван, и бар, и шкафчик с картотечными ящиками. Сидевший за столом утомленный человек смотрел на дверь горящими глазами, но ничего не видел, поскольку был погружен в глубокие раздумья. Наверное, это и был Фермер Агрикола. Коренастый, толстощекий, лет пятидесяти с небольшим, надменный, как и всякий человек, наделенный богатством и властью. Скорее всего это и был хозяин дома.
Я отпрянул, прежде чем он успел заметить меня, и принялся собираться с мыслями и набираться храбрости. И того, и другого было совсем мало, но я все же попытался возвести из них шаткое сооружение, призванное в отсутствие характера стать мне опорой. Я простоял в коридоре три или четыре минуты, бесшумно набирая в грудь побольше воздуха и так же бесшумно выдыхая его. До меня доносились мерзкие звуки, извлекаемые из пианино милой девушкой. В конце концов я заставил себя пошевелиться, двинулся вперед, толчком распахнул дверь и, чеканным шагом войдя в кабинет, остановился прямо в той точке, куда был устремлен сердитый взгляд хозяина дома.
- Мистер Агрикола, - затараторил я, - меня зовут Чарли Пул, и я должен поговорить с вами, потому что вы совершаете ужасную ошибку.
Он не шелохнулся. На лице его не было и тени удивления. Он просто сердито смотрел на меня, будто я стоял тут уже несколько часов, и это начинало ему надоедать.
Или он с первой минуты знал, что я здесь. Может, у меня за спиной сейчас стоит человек, ждущий только кивка его массивной головы?
- Мистер Агрикола, - повторил я и быстро повернул собственную голову. Но за спиной никого не было, и я опять взглянул на хозяина. - Мне надо поговорить с вами, мистер Агрикола.
Никакой реакции.
В мозгу у меня зашевелилось подозрение. Жуткое подозрение.
- Мистер Агрикола? - позвал я.
Потом пошел вперед, пересек комнату. Агрикола не следил за мной глазами. Он по-прежнему сердито смотрел на дверь.
По спине у меня побежали мурашки, и холод тут был совсем ни при чем. Я даже начал слегка клацать зубами.
- Мистер... - проговорил я. - Мистер...
Комната была освещена довольно тускло. Даже весьма тускло. Толстые шторы на окнах задерживали почти все солнечные лучи, превращая яркое золото в бледную бронзу, а остатки света, казалось, поглощала тяжелая и громоздкая мебель, составлявшая убранство кабинета. Лишь устремленные на дверь глаза Агриколы грозно поблескивали в полумраке
Я обошел стол, приблизился к Агриколе и увидел, что рукоятка ножа, торчавшего у него в спине, зацепилась за спинку кресла, не давая телу упасть. Создавалось впечатление, что Агрикола стоял возле стола, когда его пырнули, после чего он рухнул в кресло и повис на зацепившейся за спинку рукоятке ножа в последнем припадке бессильной ярости.
Это был первый труп, который я видел не по телевизору. Поэтому не знаю, долго ли я простоял возле него, завороженный, будто птичка, глядящая на змею, видом ножа, пронзившего в поддерживавшего тело. Знаю только, что даже не шелохнулся, когда от двери донеслось:
- Эй!
Потом я вздрогнул, очнулся и, повернув голову, увидел, как человек со сломанным носом вытаскивает из кобуры пистолет. Я поднял руки повыше и сказал.
- Не стреляйте.
Человек прицелился в меня, но стрелять не стал, а вместо этого заявил:
- Он у меня на мушке, мистер Агрикола.
- Уф-ф-ф, - вздохнул я, не зная, как бы поосторожней сообщить ему новость.
Но никакого сообщения не понадобилось. Этот кривоносый, конечно же, разбирался в покойниках куда лучше меня. Во всяком случае, ему понадобилось гораздо меньше времени, чтобы уразуметь, что один из них находится в этой комнате.
- Ого! - произнес он и добавил: - Ну что ж, приятель...
- Это не я! - вскричал я.
И зря старался.

- Не шевелись, - велел кривоносый. Его пистолет, казалось, призывал меня к тому же.
Я не шевелился. Я стоял на месте, подняв руки над головой, и гадал, что же теперь будет. Руки мои почти сразу устали, да и кривоносый вовсе не просил меня их поднимать, но я не хотел искушать судьбу. Поэтому просто стоял, потел и улыбался, будто наглядное пособие на лекции Дейла Карнеги.
Кривоносый отступил на несколько шагов и оказался за дверью, в коридоре. Не сводя с меня глаз, он позвал:
- Тим! Эй, Тим!
Откуда-то сразу донесся ответный клич, прозвучавший с вопросительной интонацией.
- Поднимись-ка на минутку! - крикнул кривоносый.
Я услышал скрежет раздвижных дверей внизу, а потом - чистый прекрасный голосок:
- Кларенс, что там у вас случилось?
Кривоносый, родители которого, похоже, были никудышными провидцами, если нарекли его Кларенсом*, закричал в ответ:
* Кларенс - чистый (лат.) (примеч. пер.).
- Все в порядке, мисс Алтея, ничего не случилось.
Кто-то тяжело затопал по покрытым ковром ступеням лестницы. Я надеялся, что это шаги Тима, а не мисс Алтеи: милым юным девушкам не пристало так топать.
Да, это был Тим, белокурый красноносый шофер. Теперь, после подъема по лестнице, он стал еще и краснощеким, но румянец вмиг сошел с его лица и даже с кончика носа, едва он увидел своего работодателя.
- Господи, что случилось? - проговорил Тим.
- Этот птенчик убил мистера Агриколу, - ответил Кларенс.
Я покачал головой, не опуская рук, и сказал:
- Когда я вошел, он уже был мертвый.
- Господи, - пробормотал Тим.
- Так дело не пойдет, - сказал мне Кларенс. - Его мог уделать только ты.
- Нет. Правда, нет.
Кларенс покачал головой с таким видом, будто сожалел о моей умственной отсталости.
- В доме больше никого нет, - сказал он. - Только я, Тим, кухарка Руби и мисс Алтея. И все мы были внизу.
- А эти двое в черной машине? - ответил я. - Она только что отъехала. Может, они его и убили?
Кларенс опять покачал головой.
- Сейчас я тебе докажу, что так дело не пойдет, - заявил он. - Как ты ни старайся, ничего не получится. Мистер Агрикола спустился вниз вместе с теми двумя парнями, а после их отъезда опять поднялся к себе. Мы все это видели.
Тим, так и не оправившийся от потрясения, вдруг вздрогнул и, кивнув, сказал:
- Совершенно верно. Он подходил к двери комнаты, в которой мы сидели. Все трое.
- Стало быть, это твоих рук дело, - подытожил Кларенс.
Я-то знал, что это не моих рук дело, однако слова Кларенса звучали очень убедительно.
- Почем вы знаете, что в доме больше никого нет? - спросил я. - Если я сумел сюда проникнуть, почему этого не могли сделать другие люди?
- Ну-ну, - обронил Кларенс.
Внезапно в дверях появилась мисс Алтея.
- Что случилось? - спросила она. - В чем дело? Кларенс? Папа?
Я оказался прав: глаза были синие. Кроме того, сейчас они были вытаращены.
Из всех людей, живущих на Земле, именно мисс Алтею мне больше всего хотелось убедить а своей невиновности. Стараясь говорить как можно искренне и проникновеннее, я сказал ей:
- Это не моих рук дело.
Тим и Кларенс тем временем пытались выставить ее вон из комнаты, но девушка отказывалась уходить.
- Папа! Папа! - воскликнула она, глаза ее при этом раскрывались все шире и шире.
- Руби! - взревел Кларенс. - Поднимись и забери мисс Алтею!
В этот миг мисс Алтея вскрикнула и упала в обморок.
Я по-прежнему знал, что никого не убивал, но не мог избавиться от ощущения, что именно я каким-то образом стал причиной всех этих неприятностей и треволнений, из-за которых чувствовал себя вконец растерянным и вообще по-дурацки. Я стоял с затекшими руками и страдальческой миной, и меня переполняло отчаянное желание очутиться где-нибудь подальше отсюда.
Я бы даже согласился попасть на заднее сиденье той черной машины, если бы мог такой ценой выбраться из этого дома.
Минуты две или три в комнате продолжалась суматошная возня. Тим поволок мисс Алтею прочь. Появилась Руби, но тотчас убежала приводить мисс Алтею в чувство. Потом вернулся Тим. И все это время черное дуло пистолета в руке Кларенса смотрело прямо на меня.
- Обыщи его, - велел кривоносый красноносому.
- Клянусь, я не убивал, - сказал я.
- Ну-ну, - ответил Кларенс. - Мы это уже проходили, помнишь?
Тим зашел мне за спину и принялся шарить по карманам, извлекая содержимое и раскладывая его на столе. Добра было негусто: бумажник, ключи, пачка "пэл-мэл", картонка со спичками, двадцать три цента серебром да бумажные салфетки.
- Ну, что нам скажет бумажник? - поинтересовался Кларенс.
- Можно мне опустить руки? - поинтересовался я.
- Валяй.
Я опустил руки и сказал:
- Благодарю вас.
Тем временем Тим раскрыл мой бумажник.
- Его зовут Чарльз Роберт Пул, - сказал он. - Проживает в Бруклине.
- Пул? - Кларенс взглянул на меня с вновь проснувшимся любопытством. - Ты - тот самый племянничек, который заправляет в баре?
- Да. Я пришел...
- Ну кто бы мог подумать, - проговорил Кларенс. - А ты не робкого десятка, малыш. Ума у тебя маловато, но смелости хоть отбавляй.
- Послушайте, - в отчаянии воскликнул я, - я правда не...
Тим оборвал меня, обратившись к Кларенсу:
- Может, вызвать блюстителей закона?
- Нет, - ответил тот. - Если это племянничек, он слишком много знает. Мы не можем допустить, чтобы он разговаривал с полицейскими.
Тим замахал руками.
- Я об этом знать ничего не желаю! Я шофер, только и всего. Вот кто я такой. Я ничего ни о чем не хочу знать.
- Конечно, - отозвался Кларенс и сказал мне: - Суй свое барахло обратно в карманы.
Я рассовал свои пожитки по карманам. Меня так и подмывало спросить Кларенса, что он задумал и как намерен поступить, но я не стал задавать этот вопрос, потому что боялся получить ответ. Нет уж, лучше помолчу.
Кларенс снова попятился вон из комнаты и взмахнул пистолетом.
- Пошли, - сказал он.
- А как мне быть с мистером Агриколой? - осведомился Тим.
- Оставь его. Позвони мистеру Гроссу и скажи, что Фермер купил ферму. Ты понял? Фермер купил ферму.
- Фермер купил ферму, - откликнулся Тим.
- Его номер в записной книжке на столе, - сказал Кларенс.
- Хорошо, - ответил Тим.
Я тем временем вышел в коридор. Кларенс вновь сосредоточил на мне все свое внимание.
- Пошел вниз, ты! - велел он.
Я возглавил шествие, и мы двинулись по лестнице.
- Позвольте мне объяснить... - начал я и умолк, поскольку подумал, что сейчас он меня перебьет. Но Кларенс не вымолвил ни слова, и я продолжал свою речь: - Я не убивал мистера Агриколу, правда, не убивал. Вы только взгляните на меня и сразу увидите, что я не из тех, кто способен на такие дела. Я хотел только поговорить с...
- Направо.
Мы были уже внизу. Я повернул направо и пошел в сторону кухни.
- ...мистером Агриколой о том, что происходит и почему кто-то хочет убить меня, хотя я ничего не сделал. Кто-то где-то дал маху, и я хотел только поговорить с мистером Агриколой.
- Вон в ту дверь, - сказал Кларенс.
Я открыл дверь и вышел на солнышко. Черный асфальт, безлюдье и тишина навели на мысли о расстрельной бригаде.
- К сараю.
Я подошел к сараю.
- Зачем бы я стал его убивать? Богом клянусь, я не стал бы его убивать. Я не стал бы никого убивать, - верещал я. - Зачем мне причинять зло мистеру Агриколе? Я просто хотел, чтобы он не приказывал тем двум парням убивать меня. Что мне проку от...
- Он не мог этого сделать, - сказал Кларенс. - Он выполнял приказ, как и все остальные. Открывай дверь и заходи внутрь.
Я потянул на себя двери сарая, которые при этом заскрипели и застонали, и вошел. Внутри было темно и стоял затхлый дух.
- Чей приказ? - спросил я.
- Неважно, - ответил Кларенс. - Ступай вперед.
Сарай не был приспособлен ни для каких нужд. Пустые стойла, пустые закрома, голые гвозди в стенах, пустой чердак над головой. Сквозь щели в стенах пробивались солнечные лучи, наполняя сарай тусклым неверным светом, похожим на тот, который видишь, когда плаваешь под водой в какой-нибудь лагуне.
В дальнем левом углу была оборудована тесная каморка без окон, сплошь увешанная полками из неструганных досок. Пустовала она недолго: Кларенс втолкнул меня туда и закрыл дверь. Я услышал, как он задвигает засов, и остался в одиночестве.
Ну, и что теперь? Наверное. Кларенс не может решить мою участь самостоятельно, вот и запер меня тут для пущей надежности, а сам тем временем отправится к мистеру Гроссу узнать, что и как. Кроме того, я решил, что мистер Гросс - человек более высокого ранга, чем мистер Агрикола, и что последний получил указания именно от него.
Значит, мне надо было искать встречи с мистером Гроссом, а не с мистером Агриколой.
Впрочем, вряд ли я сумел бы с ним повидаться. Я готов был спорить на все свои богатства, что теперь повидаюсь с теми двумя парнями, которые разъезжают на черной машине. И это будет моя последняя встреча с родом людским.
Собственно, не было никаких причин считать, что я смогу удрать из этого старого гнилого сарая. Я постучал ногой по внешним стенам - так, для пробы, но добился лишь того, что расшиб большой палец. Тогда я попытался сломать дверь плечом и ушиб плечо. Ударив ладонью по одной из внутренних перегородок, я ушиб ладонь.
И хотя у меня еще оставалось несколько неповрежденных членов, я решил бросить это занятие.
Сколько же все это протянется? Кларенс и мистер Гросс созвонятся и поговорят по телефону, используя очень осторожные выражения. Потом мистеру Гроссу предстоит разыскать тех двух парней с их черной машиной, и им придется опять ехать на Стейтен-Айленд. На это уйдет по меньшей мере час, а может, и два.
Я уселся на земляной пол и отдался своей кручине. Не прошло и четверти часа, как я услышал шум. Кто-то открывал дверь. Я медленно поднялся на ноги. Горло у меня пересохло, а ладони, наоборот, сделались мокрыми. Я рычал и прокашливался, прочищая глотку, ведь когда дверь откроется, мне придется говорить так быстро, как я не говорил еще ни разу в жизни. А я даже толком не знал, что именно буду говорить.
Наконец дверь распахнулась, и передо мной предстала мисс Алтея, прекрасная и сказочная, будто героиня диснеевского мультфильма. Но прелестные черты ее были искажены ужасной гримасой скорби и ярости, на лице девушки пролегли глубокие сердитые морщины. Она подняла правую руку, вытянула ее в мою сторону, и я увидел пистолет - громадный автоматический пистолет. Маленькая ручонка девушки едва обхватывала рукоятку, и мисс Алтея была вынуждена помогать себе еще и левой рукой, чтобы пистолет не ходил из стороны в сторону.
- Эй! - воскликнул я. - Ты чего это?
- Ты убил моего отца, - прокряхтела мисс Алтея сдавленным от натуги голосом.
- Нет, нет, - ответил я. - Нет, я не убивал, нет.
- И сейчас я тебя прикончу, - заявила девушка и спустила курок.

В этом замкнутом пространстве меня можно было бы убить одним грохотом. Пистолет произнес: п-ф-ф-в-в-в-р-р-р-р-и-и-и-гг-г-г... и звук эхом заходил по каморке, равно как и по внутренностям моего черепа. Казалось, судья Артур Ранк колошматит в свой гонг Он всегда этим увлекался.
Я подумал, что наверняка застрелен, убит, пущен в расход. Но меня смутил тот факт, что я не падаю. Я стоял, ошеломленный и ошарашенный, и ума у меня хватило лишь на то, чтобы спросить себя, отчего же я не падаю.
А может, меня не застрелили?
П-Ф-Ф-В-В-В-Р-Р-Р-Р-И-Н-Н-Г-Г-Г-Г-Г-Г-Г... Девица сделала это опять, теперь она хмурилась не только яростно и скорбно, но еще и сосредоточенно. Кончик ее языка торчал в уголке рта, хрупкие плечи сгорбились от усилий, но девица знай себе нажимала на курок.
Она сделала это дважды. Была ли хоть малейшая вероятность того, что я еще жив? Нас разделяло не больше шести футов. Это внушительное изделие оружейной промышленности плевалось и меня наглыми кусочками металла. Так есть ли у меня хоть какие-то причины полагать, что я еще жив?
Конечно, ствол пистолета раскачивался туда-сюда, будто голова кобры. И я по-прежнему не падал, это точно. Так, может (это только предположение), мисс Алтея не попадет в меня?
Но не вечно же она будет промахиваться, а? Я стоял перед ней, на расстоянии шести футов, и неважно, насколько она скверный стрелок. Рано или поздно одна из этих пуль, посылаемых ею куда попало, обретет приют в той или иной части моего тела.
Я бросился на нее.
Мисс Алтея была изящной, но крепкой девушкой и имела на удивление много острых граней. Ее локти, к примеру, были ну просто очень, очень остры. Равно как и зубы, которые тотчас впились в мое запястье. И коленки тоже. Они вовсю стремились доказать мне, что их обладательница - вовсе не леди.
Мне мешали жить не только острые части ее тела, но и мягкие тоже, поскольку я старался не притрагиваться к ним. Но если вы полагаете, что можете отобрать пистолет у девушки с острыми зубками и локтями, не прикасаясь к ее мягким местам, то вы сошли с ума.
Я обращался с мисс Алтеей так, как не посмел бы обращаться с давнишней подружкой, сидя в последнем ряду кинозала. И, поверьте мне, удовольствия я от этого не получил. Да и вообще, эта драка повергла меня в смятение, принесла кучу страданий и никакого ощущения опасности.
Короче, в конце концов я завладел пистолетом. Прокушенное левое запястье у меня было все в крови; я хромал, потому что мисс Алтея врезала мне ногой по правой голени; левый глаз слезился, поскольку она ткнула в него пальцем, а почкам моим требовался долгий спокойный отдых, чтобы забыть ее острые локотки.
Девушка стояла передо мной, задыхаясь и вызывающе сверкая глазами. Яркий румянец горел на ее щеках, а правую руку она прикрывала левой с таким видом, будто это я ее избил, а не наоборот!
- Ты за это заплатишь, - заявила мисс Алтея. Стоит ли упоминать, что она процедила это сквозь стиснутые зубы? Наверное, не стоит.
- Послушайте, - сказал я, - не убивал я вашего отца, клянусь вам. Я в жизни никого не убивал. Это ваш отец пытался убить меня, если уж вы хотите внести ясность.
- Это смешно, - ответила она.
- А как тогда быть с двумя парнями в черной машине? Именно они хотели меня прикончить.
- Это деловые партнеры моего отца, - сказала девушка.
Но больше мне ничего сказать не удалось. Очевидно, пальбу услышали в доме. Дверь сарая распахнулась, и к нам ворвался Кларенс.
Сейчас было не время щеголять рыцарством. Я проворно обежал вокруг мисс Алтеи, обхватил ее рукой за горло, приставил пистолет к тонкой талии девушки и заорал:
- Еще один шаг, и я ее пристрелю!
Не сорвись мой голос на фальцет посреди этой фразы, спектакль мог бы выглядеть весьма впечатляюще.
Тем не менее он оказался достаточно впечатляющим для того, чтобы Кларенс стал как вкопанный.
- Отпусти ее, - сказал он, понимая, что я - хозяин положения.
- Выходи из сарая, спиной вперед, - велел я ему. - Шевелись.
Он попятился вон из сарая, как Лон Чейни-младший, раздумывающий, не обернуться ли ему волком. Я двинулся за ним, подталкивая мисс Алтею. Теперь я держал ее не за горло, а за предплечье. Так мы и вышли на солнышко. Я чувствовал, что девушка дрожит, но не знал, от страха или от ярости.
На улице меня ждал еще один сюрприз. Живописное зрелище. Тим, дополнивший свой шоферский парад еще и фуражкой, держал в руке крошечный пистолетик, нацеленный на Арти Декстера, который стоял посреди асфальтированной площадки - несчастный и встревоженный.
Арти Декстер!
Лиха беда начало.
- Брось пистолет! - завопил я. - Брось!
Тим просто стоял и глядел на меня. Арти тоже.
- Делай, что он говорит, - сказал Кларенс. - Мисс Алтея у него на мушке.
- Что это на тебя нашло, Чарли, малыш? - крикнул Арти.
Тим бросил пистолет.
- Подними его, Арти, - велел я.
- Слушаюсь.
- Мистер Гросс едет сюда? - спросил я Кларенса.
- Что? Ты шутишь?
- Они собирались тебя убить, Чарли, - сказал мне Арти. - Им по телефону приказали, я слышал. Они собирались тебя убить и закопать за домом. А когда поймали меня, тоже решили порешить.
- Это ложь! - вскричала мисс Алтея. - Кларенс!
- Ничего не могу поделать, мисс.
- Нам надо выбираться отсюда, Арти, - сказал я.
- Заберем ее с собой, - предложил он. - Как заложницу.
- Хорошая мысль. Вы, двое, пошли в сарай. Если увижу, что кто-то из вас преследует меня, пристрелю мисс Алтею.
Разумеется, я знал, что не пристрелю мисс Алтею, но они-то не знали. Багровые от злости и смущения, Тим и Кларенс обиженно и неохотно побрели в сарай.
- Идем, - сказал мне Арти.
Мы обогнули дом; я по-прежнему крепко держал мисс Алтею, которая время от времени сотрясала воздух, сообщая мне, какие кары обрушатся на мою голову.
- Откуда ты тут взялся? - спросил я Арти.
- Когда ты ушел от меня, появились два крутых парня. Я сказал, что тебя нет, и тогда они весьма странно повели себя. Я призадумался. Ты ведь сообщил, что в беде, и спрашивал про Агриколу, а потом пришли эти двое. В общем, наконец я решил отправиться поискать тебя. Ты сказал, что поедешь на Стейтен-Айленд говорить с Агриколой, и вот я здесь. Попробовал пробраться в дом и посмотреть, где ты, но эти две образины схватили меня.
- Не знаю, что вы намерены делать, - сказала мисс Алтея, - но только зря стараетесь. Меня не обманешь.
- О чем это она? - спросил Арти.
Я рассказал ему, что Агрикола мертв, а это - его дочь, она полагает, будто пришил его я.
- И ты это сделал! - завизжала она.
- Тихо! - прикрикнул я на нее.
Арти оглянулся на дом. Мы уже успели дойти до деревьев.
- Надо бы поторапливаться, - сказал он.
- Может, стоило забрать этот "континенталь"? - спросил я.
- Они еще и угонщики! - вскричала мисс Алтея.
- Я на колесах, - сообщил Арти, - не волнуйся.
- Убийцы! - возопила мисс Алтея. - Душегубы!
Арти пристроился ко мне, и с минуту мы шагали плечом к плечу. Он доверительным тоном спросил:
- Это ты, Чарли? Ты уделал старика?
- О, святой Петр!
- Он, он! А ты - соучастник!
- Ой, заткнись, - велел я ей. Иногда с этой девицей бывало чертовски трудно. - Господи, Арти, ты же меня знаешь.
- Думал, что знаю, малыш, - ответил он. - Но ты вдруг как с цепи сорвался, понимаешь, о чем я? Стал вдруг дрыхнуть на паласе ночи напролет, ссориться с важными мафиози, захватывать цыпочек в заложницы. Ты уже не тот Чарли Пул из Нью-Утрехта, знаешь ли.
- Приходится делать то, что тебя заставляют делать, - ответил я.
- Убийца! - выкрикнула девушка.
Я сжал ее руку, чтобы заставить замолчать, и сказал Арти:
- Наверное, она ничего не знает про своего папашу. О том, что он - из преступного мира.
- Ты что, псих? - заорала девица. - Мой папа был фермером! Вы - два психа, оба психи! Помогите! Помогите!
Она прекратила вопить, только когда я сильно выкрутил ей руку. Я не хотел этого делать, но другого выхода не было.
- Шагай быстрее, - велел я ей, - и держи рот на замке.
Сказав это, я заломил ей руку за спину, чтобы девица выполнила оба мои указания и не причиняла мне новых неудобств.
Мы подошли к проспекту Гугенотов, и Арти свернул вправо со словами:
- Сюда. Живее!
Возле поваленного дерева, на котором еще не так давно сидел я, стоял самый уродливый автомобиль, какой я когда-либо видел. По сравнению с ним черная машина убийц была прямо-таки церковной прихожанкой. Автомобиль Арти слегка урчал на холостых оборотах, над выхлопной трубой вилась струйка белого дыма. Это был черный лимузин "паккард" тридцать восьмого года выпуска, с грузным обтекаемым кузовом, разделенным надвое задним стеклом, длинным капотом, похожим на гроб, и фарами, торчавшими над широкими крыльями нагловатого вида. Машина была начищена до блеска, будто японская игрушка, белые боковые панели сияли, ярко блестели хромированные колпаки, а дверные ручки пускали солнечные зайчики. И в придачу ко всему этому внутри сидела Хло, держась за руль, словно отличник-бойскаут, отправляющийся в грабительский рейд по садам из лагеря в Сент-Триниане.
- Это? - спросил я. - Ну и ну.
- Теткина, - объяснил Арти. - Мне ее иногда дают покататься.
- Вы можете сесть на электрический стул за похищение, - заявила мисс Алтея.
- Все лучше, чем быть застреленным, - ответил я.
Мы подошли к машине, и Арти распахнул заднюю дверцу.
- Запихивай ее сюда, - сказал он.
Так я и сделал. Арти захлопнул дверцу и забрался на переднее сиденье.
- Поехали отсюда, быстро, - велел он Хло.
- Привет, Чарли, - сказала та и, не задав ни единого вопроса, тронула машину.
- Лучше всего отправиться в Джерси, - сказал Арти. - Первый поворот налево.
- Хорошо.
- Закон Мэнна, - проговорила мисс Алтея.
- Да плевать мне, - ответил я. - Все равно ведь кончу электрическим стулом.
Мне доводилось бывать в квартирах, уступавших размерами салону этого "паккарда". Между передним и задним сиденьями хватило бы места, чтобы сыграть в крэп. Внутри было идеально чисто, всюду лежали коврики, нигде ни пятнышка. Обивка была еще "родная", из шершавого серого плюша, и имела такой же свежий вид, как и эта разъяренная девица, угрюмо сидевшая рядом со мной. По бокам были приделаны кожаные ремни, чтобы пожилые дамы и гангстеры могли за них держаться, а на панелях между дверцами в проволочных корзинах стояли вазы с искусственными цветами.
Руль этого чудовища лишь немного уступал размерами водительнице, которая мчалась вперед как лихач, убежденный в своем бессмертии. У меня не было такой уверенности на собственный счет, поэтому я сидел и трусил, как и подобало такому трусу, как я. Если смерть не догонит меня сзади, в лице Кларенса, мистера Гросса и остальных мелких мафиозных сошек, то наверняка она подкараулит меня впереди, приняв облик какой-нибудь твердой, громадной и неподвижной штуковины, на которую Хло налетит, не снижая скорости.
- Вам это даром не пройдет, - сказала мне мисс Алтея. Как будто я нуждался в напоминании!

Возле будок сборщиков пошлины перед мостом Джорджа Вашингтона мисс Алтея высунула голову в окно и закричала:
- Помогите! Меня похитили!
Человек в кителе, взимавший плату за проезд, скривился от омерзения, давая понять, что он думает о современной молодежи, которая утратила истинные ценности и только и знает, что бесится да устраивает шумные дурацкие выходки. Он принял от Хло пятьдесят центов, и мы покатили дальше.
- Этот парень заодно с нами, - сказал я.
- Заткнись ты, - ответила девица. Она откинулась на спинку сиденья, сложила руки и злобно уставилась в затылок Хло.
Мы возвращались в Нью-Йорк самым окольным из всех окольных путей, покинув Стейтен-Айленд по Аутербридж-Кроссинг и проехав по туннелям Холланд и Линкольн, а потом - по мосту Джорджа Вашингтона. Это на случай, если кто-то заприметил нашу машину и рассказал о ней мелюзге из организации. Мафия уже наверняка вовсю ищет нас и нашу заложницу.
Что касается заложницы, то мы не отпускали ее, дабы иметь возможность в случае чего спрятаться у нее за спиной. Вряд ли даже самому крутому бандюге придет в голову стрелять в дочь Фермера Агриколы, чтобы добраться до ничтожного племянничка вроде меня.
По пути вдоль побережья Нью-Джерси я подробно рассказал Арти и Хло, какие события произошли со мной со вчерашнего вечера (то, что все это случилось за каких-нибудь шестнадцать часов - включая сюда и время, которое я провел на полу в спальне Арти, уже само по себе было удивительно), а потом предпринял основательную, но безуспешную попытку объяснить мисс Алтее Агриколе, что представлял из себя ее папочка и почему я приперся на ферму, ища встречи с ним. Девица не пожелала поверить ни одному моему слову, и, что бы я ни говорил, мне не удавалось поколебать ее твердой убежденности, основанной на неведении.
То, что она не подозревает об истинной сущности своего отца, поначалу казалось мне невероятным, но по мере того, как девица опровергала мои утверждения, на свет выплывали сведения о ее жизни, благодаря которым я смог хоть что-то уразуметь. Во-первых, мать девушки умерла, когда мисс Алтея была еще совсем ребенком, и Фермер Агрикола растил дочь один. Во-вторых, девочка почти все время жила в интернатах, а на родной стейтен-айлендской ферме бывала только наездами. На лето она уезжала с какими-нибудь родственниками в дальние страны. Алтея и сейчас-то была в доме лишь потому, что недавно вернулась от дядьки с теткой из Южной Калифорнии, а до начала осеннего семестра в колледже для девочек в Коннектикуте, куда она поступила в этом году, оставалось еще целых две недели.
Так почему Алтея не должна была верить, что ее отец фермер, если он сам ей так сказал? Может, он заявил ей, что все деньги вложены в ценные бумаги и недвижимость, которые приносят большой доход. Что в этом такого? Кларенса он мог представить ей не как телохранителя, а как управляющего фермой. Тот был похож на управляющего ничуть не меньше, чем любой актер, играющий эту роль в кино. А людей, время от времени приезжавших пошушукаться с ним, вроде той парочки в черной машине, Агрикола вполне мог выдать за старых приятелей или деловых партнеров. И почему девушка должна была не верить ему?
Нас с ней, конечно, нельзя сравнивать, но я тоже толком не знал, чем мой дядя Эл зарабатывает на хлеб насущный, и сумел это выяснить, только когда мне исполнилось двадцать два года, да и то лишь потому, что он нашел мне работу в баре в Канарси, который мне, по справедливости, сейчас как раз полагалось бы открывать, вместо того чтобы катить на машине по мосту Джорджа Вашингтона с пистолетом в руке, заложницей под боком и (вполне возможно) головой, оцененной в определенную сумму, на плечах.
Когда мы приближались к нью-йоркскому берегу пролива, Хло едва ли не впервые раскрыла рот и спросила:
- Куда поедем?
Куда? Я и сам толком не знал куда.
- Мистер Гросс, - ответил я. - Наверное, мне надо разыскать мистера Гросса.
- Да, но в какую сторону мне свернуть?
- Понятия не имею, - сказал я. - Почем мне знать, где он, этот мистер Гросс.
- Давайте поразмыслим, - предложила Хло. - Конец моста уже совсем рядом. Как мне ехать - по Генри Гудзон-Парквей или маленькими улочками? Видите указатели?
Указатели я видел, но все равно не знал, что ей ответить Арти взял решение этого вопроса на себя и сказал:
- Нам все равно надо в центр. Сворачивай на Парквей.
- Прекрасно, - откликнулась Хло, заняла другой ряд, повергнув в ужас водителя оранжевого "фольксвагена", и мы съехали с моста.
Арти повернулся ко мне и повел такую речь:
- Что касается мистера Гросса, я тебе ничем помочь не могу. Судя по тому, что ты говоришь, и не только ты, а и те два парня тоже, Гросс - более важная шишка, чем Агрикола, а между тем Агрикола был самым высокопоставленным бандюгой, о котором я когда-либо слышал.
- И не надоело вам? - подала голос мисс Алтея. - Все равно ведь ничего не добьетесь. Я вам не верю и никогда не поверю, так что, может, хватит, а?
- Умолкни, - велел я. - Мне надо подумать.
- Как насчет твоего дяди Эла? - предложил Арти.
- Насчет дяди Эла? - переспросил я. - Я уже обращался к нему за помощью, а он меня предал.
- Тогда у тебя не было пистолета, - возразил Арти.
- Хм-м-м-м-м... - ответил я.
- Все вы психи, - сказала мисс Алтея. - Безумцы.
- Ладно, - решился я, - поехали к дяде Элу.

Совсем рядом с домом дяди Эла стоял пожарный гидрант. Хло осторожно припарковала возле него "паккард", и Арти сказал:
- Не волнуйся, мы посторожим твою заложницу.
- Очень признателен, Арти, - ответил я. - Честное слово.
- Не дури, малыш. С тех пор как я перестал толкать пилюли, мне приходилось жить в Скука-Сити.
- Если легавый нас прогонит, я объеду вокруг квартала, - сказала Хло.
- Все вы безумцы, - заявила мисс Алтея. Она попыталась выскочить из машины у светофора на углу 72-й улицы и Вест-Энд-авеню, и мне пришлось влепить ей оплеуху, чтобы угомонилась. С тех пор девица являла собой образчик оскорбленного царственного достоинства, будто французский дворянин по дороге на гильотину. Будь я мадам Дефарж, вполне мог бы побледнеть под ее взглядом.
Но к делу.
- Я быстро, - пообещал я, выбрался из машины и пошел назад, к дому дяди Эла. Я не хотел, чтобы он знал о моем приходе, поэтому нажал кнопку не с его именем, а другую, с надписью "7-А". Когда мужской голос в динамике поинтересовался, кто пришел, я ответил:
- Джонни.
- Какой Джонни?
- Джонни Браун.
- Вы ошиблись квартирой, - сообщил голос.
- Извините, - сказал я и нажал звонок квартиры 7-В. Там вообще никто не ответил, и я попытал счастье в квартире 6-А. На этот раз отозвался женский голос - такой вполне мог принадлежать одной из тех дамочек, которые хлещут ром и голышом катаются по медвежьей шкуре, чтобы согреться в ожидании вашего прихода.
- Кто там? - спросила дамочка, умудрившись окрасить призывными нотками даже два эти бледных прозаичных слова.
- Джонни, - ответил я.
- Заходи, - пригласила дамочка, и я услышал зуммер.
Так всегда бывает, правда? Отличная возможность поладить с секс-бомбой выдается только тогда, когда у вас по горло других дел. Думаю, в этом и состоит разница между жизнью и литературой. В книжках томный голос говорит "заходи", и парень тотчас заходит. В жизни же у парня осталось всего семь минут, чтобы добраться до работы, и начальник уже предупреждал беднягу, что в случае нового опоздания тотчас уволит его, а парню нельзя терять место, поскольку он еще не выплатил деньги за подписку на "Плейбой". В книжках, к вашему сведению, томный голос - добрый знак, потому что герою ровным счетом нечем заняться, и не будь этого нежданного-негаданного томного голоса, он протянул бы еще два, от силы три дня, а потом рухнул бы замертво от скуки.
Ну, порассуждали, и будет. Получив доступ в здание, я не пошел в квартиру 6-А, а отправился в 3-В. Я помнил, как вчера ночью двое парней стучали в дверь - тук, тук-тук-тук, тук. Точно так же теперь постучал и я. Потом сунул руки в карман позаимствованной у Арти куртки, где лежал позаимствованный у Тима пистолет. Он был поменьше позаимствованного у мисс Алтеи, поэтому мы с Арти еще в машине махнулись пушками.
Я долго ждал ответа на свой стук и уже начал думать, что дядя Эл с тетей Флоренс и впрямь подались во Флориду, но тут дверь наконец открылась, и передо мной возникла изумленная физиономия дяди Эла. Он увидел, кто пришел, увидел пистолет у меня в руке и тотчас принялся опять закрывать дверь.
Но я сказал:
- Нет, дядя Эл.
И переступил через порог.
Если бы он занял твердую позицию, если бы велел мне выметаться к чертовой матери, если бы сердито спросил, какого хрена я тут делаю, тогда я уж и не знаю, что произошло бы потом. Я рос без отца и поэтому видел в дяде Эле олицетворение мужской силы и уверенности. Я привык к тому, что дядя Эл помыкает мною, привык к тому, что он оценивает меня и громогласно высказывает свое недовольство, привык слышать от него крики: "Прочь с глаз моих!" Я так сжился со всем этим, что мог бы даже послушаться, закричи он сейчас и затопай ногами. Пусть лишь на миг, но дяде хватило бы и этого мига, чтобы захлопнуть дверь у меня перед носом. Или уж, во всяком случае, чтобы стать хозяином положения.
Но я уже успел кое-что узнать про дядю Эла. Больше всего на свете он уважал силу, а это уважение было поражено страхом, а тот, в свою очередь, был поражен беспредельной трусостью. Вчера дядя испугался двух парней, которые приходили сюда.
Он так панически боялся Агриколы и организации, что даже не пожелал говорить со мной, не то что помочь. И теперь он точно так же сдрейфил при виде пистолета в моей неумелой руке. Поэтому, когда я переступил через порог, дядя попятился назад, в квартиру. В этот миг нашим прежним отношениям пришел конец
Я прикрыл за собой дверь и сказал:
- Нам надо бы малость побеседовать.
Дядюшка предпринял запоздалую попытку вернуть только что утраченный авторитет. Погрозив мне трясущимся пальцем, он проговорил:
- Ах, ты, никчемный сопляк! Ты хоть понимаешь, в какое положение меня поставил? Ты знаешь, что натворил?
- Хватит косить под слабоумного, дядя Эл, - сказал я. - Никто не собирается вас убивать, за исключением, возможно, меня. Давайте пройдем в гостиную и присядем.
Дядя выглядел как человек, переживший потрясение. Он вытянул руки, словно призывая меня к молчанию, и повернул голову. Похоже, он прислушивался.
- Твоя тетя Флоренс ничего не знает, - прошептал он.
- Может, пора бы ей и узнать? - спросил я.
- Чарли, мальчик, не надо. Может, я и заслужил это, может, ты имеешь полное право, но на коленях прошу: не надо.
Дядя вовсе не стоял на коленях, но я понял, что он имеет в виду.
- Мы это обсудим.
- Разумеется, Чарли. Конечно, обсудим.
- В вашей комнате. Там нам не помешают.
- Правильно, в моей комнате. Там нам не помешают.
Не знаю, чего он испугался больше - пистолета или тети Флоренс. Во всяком случае, совокупного воздействия двух этих напастей оказалось достаточно, чтобы дядя Эл стал тихим и послушным, как молодой священник на собрании церковных старост.
Квартира дяди Эла представляет собой пример торжества денег над скромностью. Вкуса тети Флоренс хватило ровно настолько, чтобы она могла понять, что его нет. Поэтому обставить как следует целую квартиру ей было не по плечу, и в конце концов она вручила толстую пачку дядькиных денег весьма слабовольному молодому человеку, заказала ему "спокойный изысканный интерьер" и предоставила полную свободу. Результат получился почти безупречный, с одним-единственным изъяном: дядя Эл смотрелся среди этого великолепия как вор-домушник. Принять его за жильца этой квартиры было попросту невозможно. К сожалению, позволив милому молодому человеку делать с квартирой все, что угодно, ему не разрешили заселить ее по собственному усмотрению.
Дядькины покои были отделаны красным деревом, эбеновым деревом и холстиной. Черная кожаная софа была самым никудышным предметом меблировки, но она так органично сочеталась со всем остальным убранством, что даже коммунист не смог бы найти никаких возражений против ее присутствия здесь. Книжные шкафы дядя заполнял руководствуясь хоть и странным, но весьма распространенным литературным критерием: он подбирал книги по цвету корешков. Эти шкафы искусственно старили комнату и придавали ей помпезности, так что вы бы никогда не поверили, что этой квартире меньше ста лет. На самом же деле дядькино логово было обустроено всего семь лет назад.
Как только мы оказались в этой комнате и прикрыли за собой дверь, дядя Эл принялся разглагольствовать. Я немного послушал, потому что мне было любопытно, скажет ли он что-нибудь полезное для меня. Начал дядька так:
- Ты должен понять, Чарли. Ты должен понять, в какое положение меня поставил. Мне звонит этот человек - ты понимаешь, почему я не хочу называть никаких имен, - и говорит, что мой племянник меченый и что я могу сказать на этот счет, и что вообще я могу сказать? Чарли, ты меня знаешь, я твой дядя Эл, с тех пор как ты родился, я старался делать для тебя все, что мог. Твой старик сбежал, когда ты был еще в утробе, и я, как мог, постарался заменить его, ты ведь знаешь.
Я ничего подобного не знал, но промолчал: пускай себе говорит.
- Нам с твоей теткой Флоренс, - продолжал он, указывая на свою грудь всеми десятью пальцами, - Господь не дал детей, и ты мне почти как сын. Почти что плоть и кровь моя.
На это я тоже ничего не ответил, хотя однажды мама сообщила мне по секрету, что тетя Флоренс сообщила ей по секрету, что она хотела детей, а дядя Эл - нет, и что он даже приводил ей в пример мою мать, намекая на то, что случилось, когда она захотела. При этом он, разумеется, имел в виду побег моего папаши. Но и на это пустословие я тоже отвечать не стал.
- Ты знаешь, я всегда делал для тебя все, что мог, - продолжал дядя Эл. - Даже нашел тебе эту работу в Канарси. Мне тогда пришлось ради тебя из кожи лезть, Чарли, ты это знаешь? Понимаешь, как мне пришлось постараться ради тебя? Ведь ты не член организации, да и вообще... Но всему есть предел. Наступает миг, когда я должен сказать: "Нет, Чарли, довольно. Я знаю, что я твой дядька, Чарли, я знаю, что ты мой племянник, но приходит время, когда я должен подумать о себе и твоей тете Флоренс, когда я должен посмотреть правде в глаза. Я помогаю тебе, когда могу, Чарли, но если ты влип в серьезную передрягу и поссорился с организацией, я ничего не в силах поделать, ровным счетом ничего". И вот это время пришло, так? Ты влип в передрягу. Ты что-то натворил - уж и не знаю, что именно, - и вот организация охотится за тобой. Что же я могу поделать? Мне звонят и говорят: "На твоем племяннике черная метка". Что я могу ответить? Только одно: мне, мол, очень грустно это слышать. Вот и все. Больше я ничего сделать не в силах.
Пришла пора вставить свое словечко.
- Вы что, не могли даже спросить о причинах? Не могли выяснить, в чем меня обвиняют?
- Если они сочтут, что я должен это знать, Чарли, мне скажут. А не скажут, так лучше и не спрашивать. Это - первое правило, которое мне пришлось усвоить в организации. Если они хотят, чтобы ты знал о чем-нибудь...
- Погодите, погодите, - сказал я. - Погодите-ка. Помолчите хоть минуту.
- Чарли, я только...
- Заткнитесь, дядя Эл.
Он заткнулся. На секунду. Наверное, от удивления. Но потом наставил на меня палец и заявил:
- Я все еще твой дядя, мальчик, и ты...
Я наставил на него пистолет и заявил:
- Заткнитесь, дядя Эл.
Пистолет во все времена был более грозным оружием, чем палец. Дядя Эл заткнулся.
- А теперь я вам кое-что скажу, - произнес я. - Ничего я вашей организации не делал. Они ошибаются. Я ничего никому не говорил, ничего не украл, никаких свертков не терял. Это ошибка, и я только хочу исправить ее.
- Организация не ошибается, - сказал он. - Такая большая организация, как...
- Заткнитесь.
Он заткнулся.
- На этот раз организация ошиблась, - заявил я. - Поэтому мне надо выяснить, в чем меня обвиняют. Тогда я, может быть, сумею убедить их, что это не моя вина.
Дядя качал головой и никак не мог остановиться
- Никогда в жизни, - сказал он. - Прежде всего, ты не доберешься до людей, которые отвечают за это задание. Даже я не доберусь.
- Я почти добрался до Фермера Агриколы, - возразил я. - Но он был...
- До кого? - От изумления он стал выглядеть еще глупее, чем был на самом деле. - Что ты сказал?
- Фермер Агрикола.
- Как ты узнал про него? Чарли, во что ты впутался?
- Неважно, - ответил я. - Я не смог с ним поговорить, потому что его убили, но я...
- Что-что? Что?
- Убили, - повторил я. - Соображайте быстрее, дядя Эл, у меня мало времени. Я поехал к Фермеру Агриколе, но застал его уже мертвым, с ножом в спине. Однако мне удалось узнать...
- Фермер мертв? Честно?
- Дядя Эл, у меня мало времени. Да, Фермер мертв. Его шофер и телохранитель думали, что это моих рук дело, но я его не убивал. Я захватил в заложницы его дочь, и теперь нам надо...
- Чарли! - Дядя уставился на меня примерно так же, как Арти, когда я вышел из сарая на ферме Агриколы. - Что на тебя нашло?
- Не знаю, - ответил я. - Можно считать это обеспечением собственной безопасности. А теперь помолчите минутку и послушайте меня. Я узнал имя человека, который занимает более высокое положение, чем Агрикола. Это мистер Гросс. Теперь мне надо поговорить с ним, и вы скажете, где его найти.
- Я? Чарли! Ты не знаешь... ты не можешь... - Дядя начал брызгать слюной и размахивать руками, потом все-таки ухитрился выговорить осмысленную фразу: - Меня пристрелят, как только узнают, что это я тебе сказал...
- Не хотите говорить мне - скажите тете Флоренс. Она мне поможет, я знаю.
Я попятился к двери, по-прежнему держа дядю на прицеле.
- Чарли, не смей, - взмолился он. - Чарли, бога ради, не говори ничего тете Флоренс!
- Либо вы тотчас же скажете мне, где найти мистера Гросса, либо я позову тетю Флоренс. А если уж я позову тетю Флоренс, то расскажу ей все, с начала до конца.
Многое изменилось с тех пор, как дядя Эл пригрозил тете Флоренс бросить ее, если она забеременеет. Времена были уже не те. Прошло лет двадцать, если не больше, и тетя Флоренс успела научиться держать в узде своего благоверного придурка. До вчерашнего вечера я свято верил в то, что дядя Эл не боится ничего и никого, за исключением тети Флоренс. Теперь-то я узнал побольше, и великие достижения тети Флоренс в деле укрощения дяди Зла уже не казались мне столь невероятными.
Я видел, что дядя Эл отчаянно шевелит мозгами. Он закусил нижнюю губу, уставился в пол глазами страдальца и нервно потирал руки. Кого же он боялся больше - мафиози или тети Флоренс?
Дабы помочь ему выбрать меньшее из двух зол, я сказал:
- Никто не знает, что я тут был, и никому не обязательно знать, что это вы дали мне адрес. Добрался же я до Стейтен-Айленда и фермы Агриколы без вашей подсказки.
- Если они когда-нибудь узнают, мне конец, - сказал дядя.
- От меня не узнают.
- Чарли, ты даже не подозреваешь, о чем просишь.
- Значит, придется попросить тетю Флоренс, - ответил я и взялся за дверную ручку.
- Нет-нет-нет!!! Погоди!
Я остановился.
- Ладно, - сказал он. - Ладно. Делай что хочешь, только меня не подводи. Ты знаешь, что я поддержал бы тебя, кабы мог. Если ты говоришь, что не заслужил черную метку, я тебе верю, я знаю, ты не стал бы мне врать, мальчик, но у меня связаны руки. Ты и сам видишь. Они знают, что ты мой племянник, и думают, будто я подыгрываю тебе. Что же я мог поделать?
- Адрес, - напомнил я.
- Да, да, погоди, сейчас напишу.
Он метнулся в письменному столу, и я сказал:
- Не выдвигайте ящики, дядя Эл.
Дядя с оскорбленным видом взглянул на меня.
- И это мой родной племянник?
- Просто не открывайте ящики.
Дядя обиженно замолчал. Но ящики открывать не стал. На столе лежала записная книжка с набранным в типографии грифом по верху каждой страницы: "С письменного стола Альберта П. Гэтлинга" и стояла вычурная подставка с мраморным основанием. Из нее торчали две перьевые ручки. При помощи всех этих канцелярских принадлежностей дядя нацарапал адрес и вручил его мне.
Я сказал:
- Дядя Эл, если адрес неправильный, я вернусь, можете не сомневаться, и тогда уж отправлюсь прямиком к тете Флоренс.
- Чарли, я не хитрю, клянусь тебе. Я уже говорил, что бессилен тебе помочь, но ты мне как сын, кровь и плоть моя, и если уж я могу...
- Разумеется, - ответил я. - Только не звоните мистеру Гроссу после моего ухода.
- Звонить ему?! Ты свихнулся? Позвонить ему и сказать, что я дал его домашний адрес обиженному ребенку с пистолетом? Чарли, как только ты выйдешь отсюда, мы с твоей тетей Флоренс отправимся прямиком во Флориду.
- Нет. Оставайтесь в городе. Если мне придется обзванивать всю Флориду, разыскивая вас, я буду говорить только с тетей Флоренс, когда дозвонюсь.
- Чарли, позволь мне обеспечить себе алиби!
- Нет. Пока с этим делом не покончено, у меня могут возникнуть к вам новые вопросы.
Когда я уходил, дядя Эл был мрачнее тучи и даже не проводил меня до двери.

"Паккард" по-прежнему стоял у пожарного гидранта, но теперь на заднем сиденье рядом с мисс Алтеей восседал Арти. Я скользнул на переднее и устроился возле Хло.
- Она опять пыталась бежать, - объяснил Арти.
Сейчас девица угрюмо молчала, забившись в угол, и смотрела в пустоту. Нас словно и не существовало.
- Она приносит нам больше хлопот, чем пользы, - сказал я. - Может, лучше от нее избавиться?
- Она - наша страховка, - возразил Арти. - Заложница.
Я был отнюдь не уверен, что наличие заложницы помешает мистеру Гроссу и его организации, особенно сейчас, когда отец заложницы уже мертв и не сможет никому пожаловаться. Но если Арти так будет спокойнее - пускай держится за нее. Мне уже начало не хватать Арти - не потому, что надеялся на какую-то конкретную помощь, а просто потому, что мог отвести душу, разговаривая с ним. И мне вовсе не хотелось, чтобы он с перепугу сбежал от меня. Поэтому я сказал:
- Ладно, пусть остается.
- Раздобыл адрес? - спросила Хло.
- Конечно. - Я вытащил листок из кармана и прочитал вслух: - Колониел-роуд, 122, Хьюлетт-Бей-Парк, Лонг-Айленд.
- Хьюлетт-Бей-Парк, - повторила Хло. - Где это?
- Наверное, на Лонг-Айленде, - ответил я. - У тебя есть карта?
- Не знаю. Поищи в перчаточном ящике.
В перчаточном ящике не было ничего, кроме пары черных дамских перчаток и пистолета, который я отобрал у мисс Алтеи.
- Нам так и так на заправку заезжать, - подал голос Арти с заднего сиденья. - Там и купим атлас дорог.
- Прекрасно, - сказала Хло.
Мотор уже был включен. Он урчал как новенький, и казалось, он вполне под стать любой гоночной машине. Хло вывернула руль, не обращая внимания на попутный поток транспорта, идущего по 65-й улице, и отчалила от тротуара. Она придерживалась крайне индивидуалистической точки зрения на водительское искусство, и я не удивился, узнав впоследствии, что штат Нью-Йорк отказался выдать ей водительское удостоверение.
Мы были уже в Истсайде, а посему решили ехать к мосту на 59-й улице, перебраться по нему в Куинс и найти там заправку. Так мы и сделали. Мисс Алтея сообщила служащему бензоколонки, что ее похитили, но мы уже притерпелись к такого рода выходкам, поэтому дружно расхохотались, благодаря чему служитель тоже получил возможность хихикнуть разок-другой. Он вовсе не был похож на того сухаря, который взимал плату за проезд по мосту Джорджа Вашингтона. Арти заломил большой палец мисс Алтеи назад, чтобы та прекратила буянить, и с этой минуты все пошло прекрасно. Я купил карту Лонг-Айленда, расплатился за бензин, и мы поехали дальше.
Хьюлетт-Бей-Парк располагался на южном берегу ЛонгАйленда, посреди беспорядочного скопления населенных пунктов, носивших название Хьюлетт. Тут были Хьюлетт-Харбор. Хьюлетт-Нек, Хьюлетт-Бей, Хьюлетт-Пойнти, даже городок, именовавшийся просто Хьюлетт.
Добраться до Хьюлетт-Бей-Парк от того места, где мы остановились, не было никакой возможности. Впрочем, как и до любого другого Хьюлетта. Все мы, за исключением мисс Алтеи, уткнулись в карту и принялись выдвигать различные предложения Наконец было решено отправиться тем путем, который показался нам самым легким. Преодолев сложный лабиринт улочек, мы доехали от бульвара Куинс до Лонг-Айлендской автострады, а по ней - до Гранд-Сентрал-Парквей, которая привела нас на шоссе Ван-Вик, а оно, в свою очередь, на Белт-Парквей, которая в этом месте почему-то называлась Южной Парковой магистралью. С нее мы попали на шоссе Санрайз, а с него - на Центральный проспект в районе Вэлли-Стрим. Так нам удалось подобраться относительно близко ко всем этим Хьюлеттам. Дальше пришлось спрашивать дорогу.
Провести опрос нам, разумеется, не удалось. Было начало шестого, час "пик" близился к концу, с востока надвигались сумерки, а Хло все путалась в дорожных указателях, поэтому большую часть времени мы блукали. Тем не менее после многочисленных задержек и остановок мы достигли своей цели.
Мы ехали к ней уже полтора часа и добрались до шоссе Санрайз, где остановились перед светофором. Тут мисс Алтея (это было примерно в половине восьмого) застала нас всех врасплох. Перед этим она около часа вела себя тихо, как мышка, но теперь, улучив момент, распахнула дверцу машины и выпрыгнула на дорогу.
- Эй! - завопил Арти и бросился следом за ней.
Девица серной помчалась через шоссе и скрылась в боковой улочке. Арти, как мог, поспешил за ней, крича: "Эй! Гой! Эй!" В "паккарде" остались только мы с Хло, светофор сиял зеленым глазком, и несколько водителей стоявших сзади машин уже корчили зловещие гримасы. Перекрикивая рев клаксонов, я обратился к Хло:
- Трогай! А за светофором прижмись к тротуару и остановись.
Мы, конечно же, ехали в крайнем левом ряду, поэтому только через полмили смогли покинуть его, зарулив на автостоянку перед магазином, торгующим уцененными коврами Тут мы остановились и стали думать, что делать дальше.
Хло с тревогой смотрела в заднее стекло.
- Он же не знает, где нас искать, - сказала она.
- А что если он ее не поймает? - спросил я. - Или наоборот, поймает? Она ведь будет вопить и брыкаться. Не потащит же он ее вдоль столбовой дороги, забитой машинами.
Хло сощурила глаза и высматривала Арти.
- Что-то не видать его, - сказала она.
- Ничего, появится, - ответил я.
Но Арти не появлялся. Мы напрасно прождали четверть часа. Мне и без того уже обрыдло кататься, а тут еще пришлось просидеть целых пятнадцать минут в стоящей машине, поджидая человека, который и не думал приходить. Я занервничал и сказал:
- Не похоже, чтобы он собирался нас догонять
- Придет с минуты на минуту, - ответила Хло, продолжая смотреть в заднее стекло.
- Если бы он хотел вернуться, то уже давно был бы тут, - заспорил я. - Либо эта девица убежала слишком далеко, и Арти думает, что уже нет смысла искать нас здесь, либо она как-то ухитрилась сдать его под арест.
- Под арест? - всполошилась Хло. - Мы уже за городской чертой?
- Не знаю. Думаю, да, а что?
- Арти лучше не встречаться с нью-йоркскими полицейскими, - ответила она и не стала ничего объяснять.
- Ладно, - сказал я. - В любом случае он уже не рассчитывает застать нас тут. Он знает, что я тороплюсь, что мне надо спасать свою шкуру, а посему, естественно, решит, что мы поехали дальше. Адрес ему известен. Может, он будет встречать нас уже на месте?
- Как он туда попадет? - спросила Хло.
- Почем мне знать? Может, возьмет такси. Не удивлюсь, если он доберется до места раньше нас.
- А что если его там нет?
- Значит, встретимся у него дома после того, как я поговорю с мистером Гроссом.
- Ты хочешь идти к этому Гроссу один?
- А я и не рассчитывал, что Арти пойдет со мной, - ответил я. - Не хватало еще, чтобы его прибили из-за меня.
Хло наконец перестала пялиться в окно и пытливо посмотрела на меня.
- Ты это серьезно, Чарли? - спросила она.
- Конечно, - ответил я, и это была правда. Я не надеялся, что Арти пойдет со мной в дом. Думал, он просто посидит в машине и подождет, как ждал возле дома дяди Эла.
- А ты смельчак, Чарли, тебе это известно?
- Никакой я не смельчак, - ответил я. - Будь моя воля, сидел бы сейчас за стойкой бара в Канарси и смотрел телевизор. А такая жизнь не по мне, ты уж поверь.
- Я знаю, - сказала Хло. - Я не это имела в виду.
- Поехали, пожалуй, - предложил я.
- Ты так считаешь? - проговорила Хло, снова выглянув в окно.
- Раз он до сих пор не появился, значит, вообще не придет.
Хло вздохнула.
- Да, наверное. Надеюсь, с ним ничего не случилось. Он чертовски славный парень.
- Знаю, - ответил я.
- Он берет пример с тебя.
Я уставился на нее.
- Арти? Берет пример с меня?
- А что в этом такого?
- Я-то думал, все наоборот.
Хло засмеялась.
- Ты совсем не знаешь себя, Чарли, - сказала она, тронула "паккард" и, забыв посмотреть по сторонам, вклинилась в поток машин.

Девять часов.
Похоже, никакого въезда в Хьюлетт-Бей-Парк не существовало вовсе. Около часа назад мы подкатили к этому населенному пункту и с тех пор колесили вокруг него, неизменно возвращаясь на одну и ту же улицу - темную, наполовину перегороженную шлагбаумом и снабженную двумя дорожными знаками - "кирпичом" и большим щитом с надписью: "Одностороннее движение. Въезд запрещен". Насколько я мог судить, за шлагбаумом начинался Хьюлетт-Бей-Парк, но мы так и не сумели отыскать путь в город.
Когда мы вернулись на это место в четвертый или пятый раз, какой-то кативший впереди "кадиллак" как ни в чем не бывало объехал шлагбаум и двинулся вдоль по улице. Я посмотрел на Хло, а она - на меня, и мы подумали об одном и том же. И шлагбаум, и дорожные знаки были самодельными. Таким образом этот городок для избранных оберегал себя от туристов и прочего сброда.
- Что позволено "кадиллаку", позволено и "паккарду", - изрек я. - Вперед!
- Верно, - ответила Хло, и мы миновали шлагбаум.
Здесь была другая планета. Дома, окруженные изгородями высотой в человеческий рост, с вальяжностью богатеев нежились на до обидного обширных участках земли. Уличных фонарей почти не было, но многие подъездные дорожки, мимо которых мы проезжали, освещались голубоватыми или янтарными лампочками. Тротуары, разумеется, отсутствовали, ибо кто же в этих местах станет ходить пешком? Названия улиц тут были написаны сверху вниз на зеленых щитах, висевших на каждом углу, но не бросавшихся в глаза, а перекрестки обходились без вульгарных светофоров. Мы искали Колониел-роуд десять минут и за это время не увидели ни одной едущей машины.
Дом 122 был под стать улице. Построенный в колониальном стиле, он стоял посреди маленькой плантации. Белые колонны тянулись вдоль белого дощатого фасада, на котором выделялись черные оконные ставни. По обе стороны от широкой парадной двери висели горящие каретные фонари, и точно такие же размещались на столбах вдоль извилистой подъездной аллеи. Дом был окружен обычной высокой изгородью и излишне просторной лужайкой. Окна первого этажа светились, второй этаж был погружен во мрак.
- Давай проедем немножко дальше, - сказал я Хло. - Остановись за следующим углом.
На этом перекрестке был светофор - тусклый, как огонек в коктейль-баре в полночь. Мы проехали мимо него, и Хло остановила "паккард" возле изгороди в темном местечке, куда не доставал свет фонарей.
- Если я не вернусь через полчаса, ты, пожалуй, не жди меня. Попробуй добраться до Арти своим ходом.
- Будь осторожен, - сказала Хло.
- Разумеется, я же не сорвиголова.
Изгородь была так близко, что мне пришлось вылезать из машины слева. Мы с Хло постояли минуту, и тут, похоже, оба испытали некоторое странное чувство, или, во всяком случае, я его испытал. Наконец я сказал:
- Скоро вернусь.
- Пожалуйста, осторожнее, Чарли, - попросила Хло, сделав забавное ударение на слово "пожалуйста".
Я испытал неловкость и ответил:
- Постараюсь.
Хло забралась в машину, и я пошел по улице; миновал островок света на перекрестке, причем ощущение было такое, будто шагаешь по проселочной дороге: темнота и изгороди скрывали все признаки цивилизации. Не было слышно ни единого звука - только скрип моих собственных подошв по гравию. Затылку моему было холодно, потому что волосы встали дыбом.
Правую руку я держал в кармане куртки, сжимая рукоять пистолета, взятого у Тима. Оружие должно было внушить мне чувство спокойствия, безопасности и уверенности, но получилось совсем наоборот: оно служило осязаемым напоминанием о том, что я дурачу не кого-нибудь, а себя самого.
Въезд на участок был в дальнем конце забора. Пригнувшись, я шел вдоль него и смотрел сквозь изгородь на тускло освещенные окна слева. После мрака улицы дорожка показалась мне ярче, чем Таймс-сквер. Она была широкая, и на обочинах стояло четыре или пять машин - новеньких и дорогих.
Есть ли у Гросса собаки? Мне казалось, что в такой усадьбе должны быть псы - здоровенные и прыгучие твари, способные откусить ногу за здорово живешь. Я с минуту постоял, отыскивая их глазами, но не видел ничего, кроме дорожки и фонарей. Уж и не знаю, почему я все время волновался из-за собак. В конце концов, убить-то меня норовили люди.
Я неохотно ступил на участок мистера Гросса, обошел стороной и дорогу, и все фонари, и приблизился к дому с заднего фасада. Свет, лившийся из окон, помогал мне идти по газону - мягкому, как персидский ковер. Окна были слишком высоко, и я не мог в них заглянуть, поэтому видел только потолки комнат. Оно и к лучшему. Значит, и меня не будет видно, если кому-то придет в голову выглянуть в окно.
На задах дома я тихонько пересек мощенный камнем внутренний дворик, заставленный стальной мебелью. С этой стороны не было освещенных окон, и я шел во мраке, рикошетом отлетая от стальных стульев и столов, будто хитро закрученный бильярдный шар. Продвижение мое было отмечено стуком и скрежетом, поэтому, дойдя до какой-то двери, я просто прислонился к ней и несколько минут слушал благословенную тишину.
Но мне надо было пробраться внутрь. Переведя дух и собравшись с мыслями, я взялся за дверную ручку и обнаружил, что дверь не заперта. С трудом верилось в такую удачу.
Но это была вовсе не удача. Я открыл дверь, бесшумно вошел, и тут вспыхнуло штук сорок ламп.
Я был в маленькой столовой, заставленной секретерами и горками. Посреди громоздился крепкий английский стол. Окна в свинцовых рамах выходили во внутренний двор и, наверное, в сад. Комната была воплощением изысканной элегантности, как кабинет дяди Эла и, точно так же, как и там, единственным не вяжущимся с интерьером предметом были обитатели.
На сей раз это оказались Три Марионетки. Одна из них зажгла лампы - в основном хрустальную люстру над столом. Говоря "Три Марионетки", я, разумеется, имею в виду лишь их имитацию, но чертовски хорошую.
Моу в черной шоферской ливрее, держал в руке пистолет, нацеленный приблизительно в то место, где стоял я. Ларри, в униформе дворецкого, был вооружен бейсбольной битой, а Кэрли, облаченный в белый передник и поварской колпак, высившийся над черной физиономией, помахивал мясницким ножом. Все трое таращились на меня с испуганно-враждебным видом.
Менее всего я ожидал увидеть в доме мистера Гросса таких же любителей, как я сам. В каком-то смысле они были даже страшнее профессионалов. Вроде собак. Вряд ли с ними удастся договориться.
Я поднял руки над головой.
- Не стреляйте. Не бейте меня. Не режьте меня.
Из окна мне были видны аллея, изгородь, светофор на перекрестке. Где-то там в "паккарде" сидит Хло. Но машину я, разумеется, разглядеть не мог.
Марионетки схватили меня, как футболисты во время свалки, бегом потащили вверх по узкой лестнице - то ли черной, то ли служебной, не знаю, как они ее называли, - и подняли на второй этаж, где заперли в одной из спален в передней части дома. Ларри - дворецкий с бейсбольной битой обыскал меня и освободил от взятого у Тима пистолета. Увидев оружие, он пришел в ужас. Затем все трое, пятясь, вышли из комнаты, сталкиваясь друг с другом и глядя на меня круглыми глазами. Я услышал, как они совещаются за дверью. Наконец было решено, что Ларри и повар Кэрли останутся в карауле, а шофер Моу сходит вниз и доложит мистеру Гроссу об улове.
Ну что ж, я был в доме Гросса, но не существовало никакой вероятности того, что в ближайшее время увижу самого мистера Гросса. А разве не за этим я сюда пришел?
Разумеется, за этим.
Тогда почему я озираюсь в поисках укрытия или пути к бегству? Я ведь не хочу бежать, верно?
По правде сказать, бежать я хотел. Желание это было жалким, безнадежным, но вполне определенным.
Комната, в которой я очутился, судя по всему, служила спальней для гостей. Кровать была высокой, широкой, вычурной и старой. Она стояла под балдахином и занимала почти все пространство На деревянной спинке были вырезаны цветы, гроздья винограда и прочая растительность. Туалетный столик покрывала такая же резьба, равно как и трюмо, и письменный стол, и прикроватные тумбочки. На стенах красовались картины, изображавшие охоту на лис, а на окнах были тяжелые портьеры.
Да, это была комната для гостей: все выдвижные ящики оказались пустыми. Впрочем, у меня и не было причин думать, что я найду в одном из них Библию. Тем не менее ее отсутствие удивило меня.
Поворот ключа в замке заставил меня вздрогнуть и в испуге проворно задвинуть ящик. Как будто это имело какое то значение! Вряд ли я рассердил бы мистера Гросса, шаря по пустым ящикам: довольно и того, что я вломился к нему в дом, не говоря уже о поступке, который он мне приписывал и за который хотел прикончить.
Я повернулся. В комнату разом ввалились все Три Марионетки. Они рассредоточились, и вошел мистер Гросс.
До сих пор я думал, что "Гросс" - это фамилия, но теперь понял это было описание внешности. Он выглядел как чудовище, покинувшее пещеру только потому, что сожрало последнюю рыбешку в своем подземном водоеме. Он был похож на большую белую губку, терзаемую тяжкими недугами. На создание, которое не в силах причинить вам зло, если вы покажете ему крест Господень. На нечто громадное, белое, мягкое. Такую тварь можно обнаружить под помидорным листом в дождливый промозглый день.
Одет он был прекрасно, но совершенно несообразно облику. Лучше бы ему напялить рабочие штаны и грязную байковую рубаху. Черный костюм от дорогого портного, хрустящая белая сорочка, узкий темный галстук, сияющие черные ботинки, золотые запонки, широкая свадебная повязка на рукаве и громадные плоские часы на широченном золотом браслете - все это вместе усугубляло впечатление грузности, бледности и болезненности, контрастируя с теми деталями, которые торчали из ворота и рукавов, будто бугры.
На физиономии Гросса, словно изюмины на торте, выделялись ничего не выражающие глаза. Они смотрели на меня. Толстые губы вдруг шевельнулись, исторгнув надтреснутое сопрано, такое высокое и идиотски-истошное, что я невольно взглянул на Трех Марионеток, пытаясь угадать, кто же из них чревовещатель. Но оказалось, что этот голос исходит из глотки самого мистера Гросса.
- Что тебе тут надобно? Ты взломщик?
- Нет, сэр, мистер Гросс, - ответил я, стараясь смотреть прямо ему в глаза, дабы прослыть честным человеком, но это было совершенно невозможно. Гросс выглядел отвратительно, и я, естественно, отвернулся.
Опять трескучий фальцет, каким кричат: "Тут-водятся-акулы!"
- Единственное, с чем я не могу смириться, - это с неумением. Как ты мог рассчитывать пробраться в дом, где полно народу?
- Я хотел встретиться с вами, мистер Гросс, - ответил я, глядя на все сразу, как Арти при каждой новой встрече с ним. Вид мистера Гросса резал глаз так же, как фальшивая нота пианино резала слух. Я еще не сказал, что он был лыс? Впрочем, это неважно, если голова выглядит так, будто ее сжали тисками.
Он поднял бледную пухлую руку и показал мне пистолет Тима.
- С этой штуковиной? - Ну что за дурацкий голосок? - Ты хотел видеть меня и принес с собой это?
- Только для самозащиты, - объяснил я.
- У меня мало времени, - ответил он. - Я болван в этом кону. Там три стола, и за ними сидят мои близкие друзья. А ты причиняешь мне неудобства.
- Извините, - сказал я.
- Если хочешь поговорить со мной...
- Геррр-берррт! - закричал кто-то снизу.
Его физиономия задергалась, на ней отразилась нерешительность. Потом он, похоже, что-то надумал.
- Покараульте, - велел он Трем Марионеткам, а мне сказал: - Я вернусь. Когда в следующий раз буду болваном.
Он ушел, а Трое Марионеток принялись следить за мной.
- Я не собираюсь бежать, - сказал я им. - Я хочу поговорить с мистером Гроссом.
Но не думаю, чтобы они мне поверили.
Пока они кучкой стояли у закрытой двери, я опять подошел к окну. Внизу ничего не изменилось. Я стоял и смотрел на улицу. Вдруг возле забора в конце дорожки промелькнула тень. Не успел я и глазом моргнуть, как она исчезла.
Трое Марионеток у меня за спиной обсуждали, кому из них отправиться за колодой карт. Наконец за ней отослали Ларри, дворецкого
Я смотрел в окно, не отводя глаз. Неужели кто-то движется вдоль изгороди? Сказать наверняка было невозможно.
- Эй, ты, - произнес Моу, шофер.
Должно быть, он обращался ко мне. Я повернулся и ткнул себя в грудь.
- В бридж играешь? - спросил Моу.
- Немного, - ответил я. - И не очень хорошо.
- Ничего. Нам нужен четвертый.
- Ладно.
Но Ларри еще не принес карты. Я отвернулся и опять уставился в окно. На этот раз я ее увидел. Хло кралась по моим следам, приближаясь к дому через лужайку.
- Эй, ты, - позвал Моу, - иди, карты принесли.

Так уж получилось, что мы стали болванами одновременно. Когда вошел мистер Гросс, я сидел за столом сложа руки и смотрел, как мой партнер - повар, которого звали вовсе не Кэрли, а Люк, - выходит, имея на руках пять червей. Я всегда считал себя самым скверным игроком в бридж, но теперь знал по крайней мере трех еще худших.
Я поднялся на ноги, и мистер Гросс сказал:
- Если ты хотел меня видеть, почему не позвонил у парадной двери?
Я сразу понял, что он возобновил разговор с того самого места, на котором нас прервали в прошлый раз. Что же прервет нас теперь? Может, грохот и вопли, свидетельствующие о том, что и Хло тоже попалась? С тех пор как я увидел ее в окно, прошло десять минут, но пока не донеслось ни единого звука.
Прежде я старался сосредоточиться на картах, а теперь заставил себя подумать о том, что же скажу мистеру Гроссу.
- Я боялся, что вы не станете разговаривать со мной. Это дело жизни и смерти.
- Жизни и смерти? - Он скривил губы, выказывая презрение к мелодраме. Но как такая рожа может не выражать презрения к чему бы то ни было? А свадебная повязка на рукаве? Что же за страхолюдина ждет его там, внизу?
- Чьей жизни и смерти? Моей?
- Нет, моей.
- Твоей? Но ведь это ты явился сюда с пистолетом.
- Только чтобы защититься.
- Вместо того чтобы защищаться, лучше отрекомендуйся, - произнес он, и кривые губы растянулись в ухмылке, будто Гросс радовался собственной шутке. Зубы его казались пористыми, как хлебный мякиш.
- Моя фамилия Пул, - сказал я. - Чарлз Роберт Пул. Ко мне пришли двое...
Но Гросс знал мое имя. Он отступил на шаг, глаза его расширились, и, не будь физиономия Гросса и так бела, будто рыбье брюхо, она, наверное, побледнела бы.
- Ты пришил Фермера!
- Нет! Нет! Не пришивал я его, мистер Гросс. Я хочу объяснить...
- И пришел сюда, чтобы пришить меня!
- Мистер Гросс...
- Черт! - воскликнул Люк. Наши с ним взятки только что испарились без следа.
- Какую цель ты преследуешь всеми этими убийствами? Думаешь, тебе удастся истребить всю организацию?
- Мистер Гросс, я никого не убивал. Честное слово.
- Геррр-берррт! - снова донеслось снизу.
На сей раз Гросс не обратил на крик никакого внимания.
- Кто же, коли не ты! - воскликнул он. - Кто еще станет убивать Фермера! Кто еще посмеет? Кому еще это нужно?
- А мне и не было нужно. Зачем бы я стал его убивать? Я его даже не знал.
Сидевший за столом Люк шумно тасовал карты. Вся троица смотрела на меня с плохо скрываемым нетерпением. Это присуще любой игре: худшие игроки всегда торопятся раздать по новой.
- Ты разнюхал, что именно он послал Траска и Слейда убить тебя. Дурак, ты думал, что спасешь свою жизнь, убив его.
- Нет, нет, я хотел только поговорить с ним. Я знал, что убивать мистера Агриколу бессмысленно, мистер Гросс. И тех двоих тоже.
- Траска и Слейда.
- Да, сэр, Траска и Слейда. За мной просто начал бы охотиться кто-то другой. И послал бы их кто-нибудь другой, я знал это.
Гросс нахмурился, и щеки его покрылись морщинами, которые, казалось, уже никогда не разгладятся. Он соглашался с моими словами, но я немного опередил события, уверовав в это. Гросс сказал:
- А убив меня, ты, стало быть, надеялся обеспечить себе безопасность?
- Нет, сэр, какая уж тут безопасность. Вся организация начала бы охоту за вашим убийцей.
Тут я попросту льстил ему. Гросс тотчас приосанился.
- Это весьма...
- Герберт! - донеслось на этот раз от дверей.
Мы оба повернули головы. Стоявшая там женщина наверняка имела не меньше шести футов трех дюймов росту, а сейчас к этому надо было прибавить еще и четыре дюйма каблуков. Голенастая блондинка лет под тридцать, похожая на статуэтку, с волшебным телом хористки с Копакабаны и прекрасным скандинавским ликом. Голубые как лед глаза, чуть впалые щеки, широкий рот, мягкие черты. Если вам становится тошно от созерцания уродства Гросса, то красота этой женщины оказывала точно такое же действие: ее было слишком много, излишне много для живого существа. Чтобы забраться с нею в постель, мужчина должен обладать непоколебимой уверенностью в себе. Или, возможно, грудой денег. Свадебная повязка, несомненно, была напялена в честь этой дамы.
Похоже, она производила впечатление даже на Гросса. Он беспомощно всплеснул вялыми руками и сказал:
- Тут возникло одно дельце, дорогая.
- Что-то не верится, - не скрывая насмешки, ответила она.
Будь в жилах Гросса кровь, он наверняка залился бы краской, а так его физиономия лишь чуть-чуть позеленела. Что там в нем? Формальдегид?
- Продолжайте без меня, - сказал он. - Тут дело неотложное.
- В бридж полагается играть вчетвером, - напомнила она ему.
Гросс беспомощно огляделся и увидел Люка с приятелями, сидевших за столом и молчаливо соглашавшихся с замечанием дамы.
- Джозеф, - сказал он, - спустись вниз и займи пока мое место. Я вернусь, как только смогу.
Джозефом звали дворецкого, которого я чуть раньше окрестил Ларри. Имя шофера было Харви, а вовсе не Моу
Быстрый взгляд, которым Джозеф обменялся с хозяйкой дома, навел меня на мысль, что он уже не впервые временно занимает место мистера Гросса, причем не только за карточным столом. Более того, мне показалось, что точно таким же взглядом дама обменялась и с Харви Люк, как я заметил, твердо и решительно смотрел на свои руки, тасовавшие карты.
Я уже почти чувствовал себя невидимкой, сидящим в закутке наблюдателем, человеком, который замечает все, оставаясь при этом неприметным. Поэтому я смотрел на синие как лед глаза дамы. И тут они вдруг обратились прямо на меня.
Чувство было такое, будто меня огрели по лбу железной трубой. Эти глаза заметили меня, оценили, взвесили, просчитали, и я был, во всяком случае пока, отставлен в сторону, поскольку со мной не стоило возиться. Дама повернулась (я, кажется, говорил, что ее платье с низким вырезом ниспадало до пола и играло золотыми блесками?) и вышла из комнаты, а Джозеф тотчас потащился за ней.
Мистер Гросс уселся за наш карточный стол.
- Вы, двое, - велел он Люку и Харви, - постойте-ка у дверей. Если этот юноша начнет дергаться, остановите его.
- Да, сэр.
- Я не начну дергаться, - пообещал я.
- Поди сюда и сядь
Я подошел и сел напротив Гросса.
Он поднял палец, похожий на белую сардельку, и заявил:
- Во всем есть свой смысл. Эту истину я усвоил уже давно. Если происходит событие, которое кажется нам лишенным смысла, надо просто поискать хорошенько. - Гросс умолк, словно ожидая ответа. Я кивнул и сказал:
- Да, сэр.
Он нацелил на меня свою белую сардельку.
- Ты обвиняешься в вероломстве. Траск и Слейд посланы, чтобы пустить тебя в расход. Ты бежишь. Ты появляешься в доме у Фермера, и в итоге Фермер убит. Ты появляешься тут с пистолетом в кармане. Вывод отсюда, похоже, только один: ты убил Фермера и хотел убить меня.
Я неистово завертел головой.
- Нет, я не убивал, я не убивал...
- Погоди. - Все пять белых сарделек восстали, призывая меня к молчанию движением, похожим на жест уличного регулировщика. - Я же говорил: во всем есть свой смысл. И тем не менее твое поведение выглядит начисто лишенным смысла. Ты знаешь, что не спасешь свою шкуру, убив Фермера Агриколу и меня. Следовательно, внешняя сторона событий, вовсе не обязательно соответствует их истинной сути. Поэтому имеющиеся объяснения либо неверны, либо недостаточны.
- Как раз это я и пытаюсь...
- Нет, нет. - Сардельки закачались перед моим носом, и у меня возникло тревожное ощущение, что они могут отвалиться. Но этого не произошло. Гросс сказал: - Не перебивай меня. Хаос рождает порядок. Итак, если ты не убивал Фермера Агриколу, значит, это должен был сделать кто-то другой. А у тебя, видимо, была иная причина отправиться к нему. И, наверное, ко мне тоже. Стало быть, вопрос заключается в том, что это за причина? И кому еще надо было убить Фермера Агриколу?
Я всегда думал, что большие шишки организации прямо-таки купаются во врагах, готовых в любую минуту разделаться с ними, и что насильственная смерть в их среде - обычное дело, а посему телохранителей они заводят вовсе не для форсу. Однако мистер Гросс, похоже, думал иначе, а ведь он тоже был большой шишкой в организации, так что ему ли не знать. Поэтому я оставил этот вопрос открытым и перешел к следующему.
- Чего я хотел, так это...
Но моя очередь еще не подошла.
- Э-э-э, минутку, - сказал Гросс. - Позволь мне, пожалуйста, подумать, разрешима ли эта головоломка на основе тех сведений, которыми я уже располагаю.
Я откинулся на спинку и позволил ему подумать.
Он думал, сложив губы бантиком, и со стороны его мыслительный процесс являл собой омерзительное зрелище. Спустя минуту Гросс проговорил:
- Есть, разумеется, еще и дочь, которая содействовала твоему побегу. Как бишь ее?
- Содействовала моему...
Он щелкнул пальцами, но звук был такой, словно Гросс хлопнул одной свиной отбивной по другой
- Ее имя? - спросил он.
- Мисс Алтея, - сказал я - Но она...
- Да Алтея. Может, тут-то и зарыта собака?
- Она не содействовала моему побегу, мистер Гросс. По правде говоря, она пыталась меня убить. Подумав, что я убрал ее отца, она пришла...
- Пожалуйста, - сказал он, - ври с умом, если уже не можешь не врать. Телохранитель Фермера, которому и самому придется отвечать на несколько вопросов, посадил тебя под замок. А эта самая дочка Алтея выпустила тебя и снабдила оружием Более того, она уехала с тобой. В моем словаре для всего этого есть только одно название - содействие побегу. Так?
- Нет, - ответил я - Совсем не так. Она...
- Несомненно, где-то поблизости. Ждет, когда ты прикончишь меня и вернешься в ее объятия.
- Но почему? - спросил я. - Почему я должен делать нечто подобное?
- А вот это и есть вопрос, который занимает меня сейчас. Что случилось - мне вполне понятно и очевидно. Куда сложнее сообразить почему.
- Мистер Гросс, я клянусь...
- Не надо. Умолкни.
Я умолк.
На этот раз ждать пришлось дольше.
Мистер Гросс сидел, прикрыв глаза, будто белая жаба, ждущая поцелуя красотки, чтобы превратиться в принца. Он все думал, а я тем временем сидел и дрожал от желания внести многочисленные поправки в те сведения, которыми он располагал, и тем самым натолкнуть его на верное суждение.
Наконец он снова заговорил:
- Возможно, я начинаю что-то понимать Фермер всегда скрывал от дочери правду о своем роде занятий, что лично я считаю проявлением снобизма. Если уж человек не может довериться собственной семье и рассчитывать на ее поддержку в труде, то да поможет нам бог. Ну да каждому свое. Фермер хотел, чтобы дочь считала его фермером. Такой у него был характер.
Гросс выжидательно уставился на меня, но, поскольку он ничего толком не сказал, мне не на что было и отвечать Я молча ждал, пока он не заведет речь о более важных материях.
Спустя несколько секунд он кивнул так, будто мы пришли к какому-то соглашению, и продолжал:
- Дочери как-то удалось узнать правду. Услышав ее от посторонних людей, да еще, несомненно, со множеством преувеличений и передергиваний и к тому же в таком впечатлительном возрасте, девочка была глубоко уязвлена. Особенно если учесть, что Фермер проникся сознанием своей вины: ведь он не мог не переживать. Еще бы - столько лет скрывать правду от родного дитяти. И вот ребенок потерял покой. Должно быть, девочка решила искупить прегрешения отца, своими руками уничтожив организацию.
Тут Гросс снова умолк, и на этот раз мне было что ответить ему
- Все не так, мистер Гросс, - сказал я. - Девочка и теперь не хочет верить правде. Я пытался ей все рассказать, но она не пожелала слушать.
Он сочувственно улыбнулся, и меня охватил ужас от этого зрелища.
- Ты еще очень молод, - сказал Гросс, - и не успел научиться врать. Однако продолжим. Эта самая дочка, это дитя, эта юная девушка, осознав свою неспособность уничтожить столь крупную и могущественную организацию, стала искать человека, который помог бы ей осуществить этот замысел. И вот на сцене появляешься ты.
- Мистер Гросс! Ради...
- Тихо! Когда я кончу, можешь говорить и спорить. Тебе дадут такую возможность.
Ну что ж. Я пожал плечами, откинулся на стуле и сложил руки, всем видом показывая, что мой собеседник несет несусветную чушь, и я в мгновение ока докажу ему свою правоту, пусть только мне дадут раскрыть рот. На самом деле я вовсе не был в этом уверен.
Мистер Гросс продолжал:
- И вот вы встретились - прекрасная дочь главы мафиозного клана и ты - бродяга, неудачник, никчемный племянничек, выполняющий никчемную работу. Ты понимаешь, надеюсь, что я не хочу тебя оскорбить.
Я передернул плечами. Говорить было не время.
- Я хочу лишь, чтобы все было наглядно, - объяснил Гросс. - Так или иначе, вы встретились. Она прекрасна, сильна духом, целеустремленна. Ты - слаб, никчемен, готов к роли ведомого. И вы вступили в союз и начали всячески подрывать мощь организации, чтобы в конечном счете разрушить ее.
Я покачал головой, но ничего не сказал.
- Поначалу, - продолжал Гросс, - тебя устраивала роль стукача, полицейского доносчика, но потом...
- Нет! Я не доносил, мистер Гросс, не доносил! Какие сведе...
- Молчи! Я умолкну, тогда и будешь говорить!
- Извините, - сдался я. - Это просто... Извините.
- Очень хорошо. - Он малость привел себя в порядок, разгладив лацканы пиджака (удивительно, но его руки не оставили на черной ткани ни одной полоски белой слизи!), и глубоко вздохнул. - Спустя какое-то время ты решил, что доносительства с тебя мало. Не ведаю, какие замыслы ты вынашивал до вчерашнего вечера, однако, узнав, что мы за тобой охотимся, вдруг удвоил свой наступательный пыл. Сперва ты попытался убить родного дядьку. Не вышло. Тогда ты... - Тут он сурово уставился на меня и смотрел до тех пор, пока я не перестал дергаться. - Тогда ты отправился в Стейтен-Айленд, убил Фермера, объединил силы со своей прелестной напарницей и пришел сюда, чтобы убить меня. Вот в чем суть твоих действий, как я ее вижу.
- Можно теперь мне сказать? - спросил я.
Он грациозно взмахнул связками сарделек.
- Ваше слово.
- Отлично. Во-первых, я пришел сюда вовсе не затем, чтобы вас убить. Я пришел... Нет, это не во-первых.
- Не торопись, - посоветовал Гросс. - Приведи мысли в порядок.
- Можно я встану?
- Разумеется. Если угодно, ходи из угла в угол. Только не приближайся к двери.
- Благодарю вас.
Моу и Кэрли - то есть Харви и Люк, - задремавшие было у дверей, тотчас насторожились, стоило мне подняться на ноги. Они стояли плечом к плечу в дверном проеме, крепко сжимая свои пистолеты и глядя на меня горящими глазами, будто подстрекая к решительным действиям. Но моя цель состояла не в побеге, а в доказательстве своей правоты.
Но как ее доказать, как? Я побродил по комнате, пытаясь собраться с мыслями, потом остановился и сказал:
- Могу я задать вам вопрос?
- Конечно.
- Вы поэтому послали двух человек...
- Траска и Слейда.
- Да, Траска и Слейда. Вы послали их убить меня, потому что думали, будто я стучу на вас в полицию?
- Естественно, - ответил он. - Полагаю, это вполне уважительная причина.
- Конечно. Можно еще вопрос?
- Сколько угодно.
- Почему вы думаете, что стучу именно я?
Он снова сочувственно улыбнулся и покачал головой.
- Мы проверяли. Это в порядке вещей. Полиция, несомненно, располагала сведениями о способах доставки некоторых товаров. По меньшей мере в двух случаях товар переходил через твои руки. К тебе его приносили чистым, а после тебя за ним тянулся хвост легавых.
- Вы говорите о свертках, которые я держал в своем сейфе?
- Разумеется.
- Что заставляет вас думать, будто виноват я?
- Как я уже говорил, мы проверяли. Я лично говорил с Махоуни, просил его все выяснить, и он сообщил мне, что виноват бармен. Ты.
- Кто он такой, этот Махоуни? Не знаю я ни одного Махоуни.
- Наш связник из управления полиции.
Махоуни. Это имя мне надо было запомнить на будущее.
Но требовалось внести и кое-какие уточнения.
- Это что, Майкл Махоуни?
- Нет, - ответил Гросс, - Патрик.
Он нахмурился, словно удивляясь тому, что сообщил мне это имя. Прежде чем Гросс осознал, что поддался на психологическую уловку, я сказал:
- Откуда вы знаете, можно ли доверять этому Махоуни?
- Разумеется, можно. Мы уже давным-давно его купили.
- Ну что ж, - сказал я, - на сей раз он врет, мистер Гросс. Прежде чем получить работу в баре, я был бездельником и захребетником, сидевшим на шее у матери. Работу мне нашел дядя Эл - и это было отличное место. Заправлять баром - вот все, чего я хотел от жизни. Я никогда не заглядывал ни в один сверток или конверт, которые получал на хранение, и ни разу никого не спрашивал ни об их содержимом, ни о чем-либо еще, потому что знать ничего не хотел. Кучи денег мне не нужны, мстить мне некому. Я хотел только одного - работать в этом баре.
- До тех пор, пока в твою жизнь не вошла мисс Алтея Агрикола, - сказал он.
- Нет, сэр, нет, это не так.
Он пожал плечами и покачал головой.
- Валяй, рассказывай.
- Давайте начистоту. Я хочу изложить вам все в хронологической последовательности.
- Можешь не спешить.
Я подошел к окну, выглянул на улицу и увидел черную машину. Ту самую старую черную машину. Я вытаращил глаза Машина пристроилась к веренице стоявших у входа лимузинов и затормозила. Они вылезли, одернули брюки, повели плечами в пальто, поправили шляпы, переглянулись, посмотрели на окно и зашагали к парадной двери.
Траск и Слейд.
Итак, не спешить я не мог. Прежде чем подняться ко мне наверх во второй раз, мистер Гросс связался с Траском и Слейдом и велел им приехать к нему
Я обернулся и сказал:
- Траск и Слейд Только что подъехали.
Гросс взмахнул жирной рукой, давая понять, что это не имеет значения.
- Подождут внизу, - проговорил он. - Продолжай. В хронологической последовательности. Ты, кажется, так хотел?
- Да, сэр. - Я вернулся к столу, сел и начал: - Как я уже говорил, я никогда не сообщал полиции никаких сведений, поскольку не располагал ими, да и вообще не хотел стучать. Поэтому вчера ночью, когда эти двое, Траск и Слейд, пришли ко мне и положили на стойку картонку с черной кляксой, я подумал, что они шутят. По чистой случайности мне удалось убежать. Я отправился к дяде Элу за помощью, потому что организация хотела убить меня, а я не знал, за что, ведь я не сделал ничего плохого, но дядя так струсил, что даже не стал говорить со мной. Вот я и пошел к мистеру Агриколе, чтобы узнать у него...
- Прошу прощения, - прервал он меня, поднимая краюху хлеба, отдаленно напоминающую руку. - Если ты не располагал никакими сведениями? как тебе удалось узнать, где находится ферма Фермера? Может быть, тебе сказала дочь Фермера?
- Нет, сэр. Траск и Слейд упоминали это имя в разговоре с дядей Элом, а я услышал, потому что прятался на лестнице. Потом я пошел к своему приятелю, который продавал пилюли по заданию мистера Агриколы, и приятель знал, что тот живет в Стейтен-Айленде, вот я и поехал в Стейтен-Айленд и нашел Агриколу в телефонном справочнике.
- В телефонном справочнике? - Гросс, казалось, был поражен.
- Да, сэр.
- Имя Фермера было в телефонном справочнике острова?
- Да, сэр.
Гросс покачал головой.
- Кто бы мог подумать. Хорошо, продолжай.
- Да, сэр. Когда я туда добрался, он был мертв. Прежде я никогда не видел ни его самого, ни его дочь, ни ферму. Человек по имени Кларенс запер...
- Телохранитель, - вставил Гаррис таким тоном, который сулил телохранителю скорые беды.
- Да, сэр. Он запер меня в сарае, а потом пришла мисс Алтея с пистолетом, открыла дверь и попыталась меня застрелить, поскольку думала, что это я убил ее отца. Она пальнула в меня целых два раза.
- И не попала.
- Да, сэр.
- Как тебе повезло.
- Так уж получилось, - ответил я.
Он снова сочувственно улыбнулся мне и сказал:
- Продолжай, продолжай.
- Я отнял у нее пистолет, а на улице увидел своего друга, который сказал мне, где живет мистер Агрикола. Он поехал следом за мной, чтобы убедиться, что я жив-здоров. И мы вместе смылись оттуда. Мисс Алтею мы взяли в заложницы, но она мне не поверила, когда я рассказал правду о ее отце, и убежала от нас на шоссе Санрайз, и мой друг погнался за ней, и с тех пор я ни его, ни ее не видел.
- Как печально. Мне так и не довелось удостоиться чести быть представленным дочери Фермера, а я очень надеялся, что ты нас познакомишь. Ну что ж, сказке конец, как я понял?
- Я пришел сюда, чтобы поговорить с вами, узнать, за что вы хотели меня убить, и убедить вас, что не виноват я в том, в чем вы считаете меня виноватым. Я никому не передавал никаких сведений. И Алтея Агрикола - вовсе не моя сообщница. Не убивал я мистера Агриколу, и вообще никого, и сюда пришел совсем не затем, чтобы вас убить. Не знаю, нарочно вам наврал мистер Махоуни, или просто недоглядел, но что бы он вам ни сказал, все это неправда.
- Понятно Это все?
И по виду его, и по тону было ясно, что он мне не поверил.
- И еще я хотел просить вас дать мне возможность оправдаться.
- Очень трогательно, - ответил Гросс. - Иными словами, ты хочешь, чтобы я тебя отпустил.
- Да, сэр. Чтобы я мог доказать, что не вру.
- Ты, разумеется, понимаешь...
И тут от двери донесся женский крик:
- Эй, вы, все! Поднимайтесь! Руки вверх!
Мы с мистером Гроссом встали и подняли руки вверх. Я услышал за спиной два глухих удара, означавших, что Люк и Харви побросали оружие, в том числе и маленький пистолетик Тима.
- Тебе не надо, болван, - продолжал женский голос. - Или забыл, что мы с тобой заодно? Опусти руки.
Я обернулся. В дверях стояла Хло - разъяренная и прекрасная, как пантера. Она обеими руками сжимала пистолет. Я улыбнулся ей, опустил руки и подобрал с пола оба револьвера.
- О! - воскликнул мистер Гросс - Прелестная мисс Алтея. Как поживаете?
- Я все слышала из коридора, Чарли, - сказала Хло. - Ты рассказал, как все было, и тебе не поверили. А теперь пошли отсюда.
- Надо поостеречься, - ответил я. - Там внизу Траск со Слейдом.
- Кто?
Значит, подслушивала она недолго.
- Те два парня, которые искали меня.
- Юная леди, - сказал Гросс, - я знал, что ваше поколение сбилось с пути, но стать добровольной сообщницей преднамеренного убийства собственного отца - это, по-моему, значит зайти слишком далеко в богемном образе жизни.
Хло окинула его презрительным взглядом.
- Не стройте из себя большего дурака, чем вы есть, - сказала она.
- Погодите-ка, - вмешался я. - Она шутит, мистер Гросс.
Хло нахмурилась.
- Шучу?
- Когда все это кончится, я бы хотел снова получить то место в баре, - объяснил я ей. - Я не собираюсь вести борьбу с организацией. Мистер Гросс, вы совершаете ошибку, и я намерен доказать вам это. Мне надо только одно, чтобы мне вернули мою работу и оставили меня в покое.
- Не будь факты столь очевидны, а выводы - столь неизбежны, я бы сказал, что почти верю тебе, - ответил Гросс. - Тебе следовало бы податься в актеры.
- Мистер Гросс, если я пришел сюда, чтобы вас убить, почему бы мне не сделать это прямо сейчас? - спросил я. - А если это - мисс Алтея, почему же она вас не убивает?
- Потому что внизу Траск со Слейдом, - резонно ответил Гросс. - Как ты только что сказал дочке Фермера, их присутствие вынуждает вас быть осторожными. Вам нельзя рисковать, открывая пальбу.
Хло испытующе взглянула на мистера Гросса.
- Что это за шуточки?
Мы оба уставились на нее.
- Какие шуточки? - спросил я.
- Эта корка насчет дочки Фермера. - Ее взгляд разил, как кинжалом. - Что ты хотел этим сказать, толстячок?
Мистер Гросс принял оскорбленный вид, что выразилось в новом легком позеленении физиономии. Я сказал:
- Это была не шутка. Он ничего такого не имел в виду. Я потом тебе объясню.
- Ему бы лучше попридержать язык.
- Извините, мистер Гросс, но мне придется связать вас и снабдить кляпом, чтобы мы могли уйти.
- Харви, позови на помощь, - велел мистер Гросс. - Люк, ты тоже.
Харви открыл рот и сказал:
- ПОМОГИТЕ!
Люк проделал то же самое.
Это было нечестно. Ведь оружие держали в руках мы с Хло. Это мы были отчаянными сорвиголовами. По всем правилам, мистеру Гроссу, Люку и Харви полагалось бы вести себя тихо, послушно и кротко. А вместо этого Харви и Люк вопят: "ПОМОГИТЕ!" - не то чтобы совсем уж в один голос, но шума все равно хватает, а мистер Гросс под шумок пялится на нас с этой своей терпеливой улыбочкой вечной победительницы Люси, предлагающей Чарли Брауну еще одну партию в шашки.
У нас был выбор. Мы могли попросту убежать или перестрелять их всех и тоже убежать.
Мы просто побежали.
- Сюда! - заорал я, перекрикивая вопли Харви и Люка, которые прильнули друг к дружке, как певцы из любительского квартета парикмахеров, и умудрились превратить свое ПОМОГИТЕ!" в песню с яростно выраженной мелодией. Я ответил им своим кличем, замахал руками и сломя голову кинулся вон из комнаты. Хло мчалась у меня в кильватере.
Я думал, что Траск и Слейд вместе со всеми остальными побегут по парадной лестнице, поэтому направился к черной, по которой меня тащили наверх. Перепрыгивая через три-четыре ступеньки, мы скатились вниз, слыша, как за спиной Люк и Харви заливаются во всю глотку, успев выработать некий ритм. Их пение напомнило мне рулады оркестра Сони Хини в балете на льду. Теперь орал и мистер Гросс, отдавая кому-то приказы сделать то-то и то-то. Легко было догадаться, что именно.
Все-таки у нас оставался шанс, поскольку была фора. Внизу я сделал фальстарт, устремившись к той двери, в которую входил в дом, но потом передумал и переориентировался, направившись в переднюю часть дома. Хло волей-неволей приходилось следовать за мной. Все должны были подумать, что мы удираем через черный ход, поэтому они выскочат через парадный и обегут вокруг дома, взяв его в кольцо. А если мы последуем за ними, у нас, возможно, будет кое-какое преимущество внезапности.
Я чуть замедлил бег на пути через комнаты первого этажа, и Хло наконец-то догнала меня. Она задыхалась и хваталась за мою руку.
- Зачем нам сюда? - прошептала она.
Но времени на объяснения не оставалось. Я только покачал головой, призывая Хло не потеряться и не задавать никаких вопросов.
Перед нами была закрытая дверь. Я толкнул ее и с опаской вошел в необитаемую комнату, заставленную карточными столами, сплошь усыпанную картами. Складные стулья были отодвинуты, как будто люди, сидевшие на них, в спешке вскочили и покинули помещение. За широкой дверью виднелся поперечный коридор, из которого доносился приглушенный гвалт. Однако в поле зрения никто не появлялся.
Я шагнул вперед. Поднявшись на цыпочки, выглянул из-за угла и увидел справа горстку людей, сгрудившихся у подножия лестницы. Одни смотрели вверх, другие - в сторону парадной двери, которая была распахнута настежь. Никаких криков откуда-либо больше не слышалось. Грандиозная супруга мистера Гросса ярко выделялась в группе гостей, будучи на голову выше всех остальных. Виду нее был немного обиженный.
Я отступил обратно в игровой зал и шепнул Хло
- Мы пробьемся сквозь эту толпу, потом выскочим из дома и побежим прямо по аллее к нашей машине. Она все там же?
- Да.
- Ори и размахивай пистолетом, это поможет нам расчистить путь.
Хло кивнула. Она была взволнованна, полна решимости и очень похожа на студентку высшего училища музыки и изящных искусств. Можно было подумать, что я посылаю ее на сходку коммунистов, арест сатанинской секты или захват курильни опиума, а то и на поиски египетского зала библиотеки на Пятой авеню.
- Приготовься, - шепнул я, и сам чувствуя себя как инспектор Роберт Митчем. Пришлось подавить желание сверить часы.
Мы стояли на пороге, будто летающие лыжники на площадке трамплина. Я поднял руки с зажатым в них пистолетом и заорал:
- Пошли!
С криками "Йех! Йех! Йех!" мы выскочили из-за угла, при этом я дал для острастки малость помахать руками, отягощенными огнестрельным оружием. За спиной, будто дух - предвестник смерти, верещала Хло.
Картежники немало позабавили нас своими бледными испуганными физиономиями, после чего бросились врассыпную, как скелеты в театре теней Диснея. Путь к двери был свободен, и мы бросились вон.
И тут на пороге возникли фигуры Траска и Слейда, заслонившие собой дверной проем. Черные костюмы, черные пальто, черные пистолеты в руках, мрачные ухмылки на мордах. Черная угроза.
Даже пожелай я остановиться, мне бы это не удалось. Пригнувшись, я втянул голову в плечи и несся вперед.
Я врезался плечами прямо в их животы. Левое глухо ударило в брюхо Траска или Слейда, а правое въехало под дых Слейду или Траску. Я услышал стерео-у-у-у-у-ф-ф-ф! а потом очутился за дверью, и плечи мои более не встречали сопротивления. Я мчался, падая на бегу и отчаянно пытаясь восстановить связи между ногами и их родным туловищем.
Какое-то короткое бесконечное мгновение я бежал, утратив всякое равновесие. Ноги все топали и топали, силясь догнать основную массу меня, и я был уверен, что пропашу носом двадцатифутовую борозду в гравии аллеи. Одновременно я пытался взять себя в руки да еще норовил проскочить между машинами, стоявшими перед домом мистера Гросса, поскольку не имел никакого желания влететь в одну из них на той скорости, с которой перемещался и которую впоследствии оценил в одно и девять десятых числа Маха.
Я слышал много криков и много шума, доносившегося сзади А когда миновал последнюю из стоящих машин, глазам моим открылась пустая освещенная аллея и долгожданная брешь в изгороди, ведущая на улицу. То паря, то пикируя, я несся к ней, потом мимо нее, потом прочь от нее...
К сожалению, мне не удалось сделать совершенно необходимый правый поворот. Я продолжал движение по дуге большой окружности. Таким образом смог бы повернуть направо только где-нибудь в окрестностях Монтоук-Пойнт, да и вообще не знаю, куда бы меня унесло, кабы не изгородь на противоположной стороне улицы.
Унесло меня не дальше этой изгороди. Ш-ш-ш-хрясь! Я едва успел поднять руки, защищая голову, и тут изгородь остановила меня, как набитые хлопком ящики останавливают пули при баллистических экспертизах. Я видел это в кино.
Секунду или две я отдувался, повиснув на изгороди, потом кто-то ухватил меня за ворот куртки, и я услышал истошно-настойчивый призыв Хло.
- Пошли! Пошли!
Я пошел. Выбрался из кустов и двинулся прочь. Стрельбы не было вовсе, ни один из преследователей еще не добежал до мостовой, но я услышал, как во дворе заводят мотор машины, а это значило, что Траск и Слейд опять налаживают погоню. И теперь, надо думать, погоня будет азартнее, чем прежде.
Мы понеслись по дороге, миновали тускло освещенный перекресток и нырнули в милый сердцу мрак за ним. Я уже успел снова возглавить отступление - благодаря длинным ногам и полному отсутствию рыцарских достоинств - и поэтому оказался в машине первым. Я влез в нее через дверцу водителя и стал протискиваться на пассажирское сиденье мимо руля, за что он ощутимо саданул меня по ребрам.
Хло ворвалась в кабину по моим стопам, захлопнула дверцу и вонзила ключ в замок зажигания. Оглянувшись, я увидел четыре точечки фар - машины выруливали с подъездной ал леи дома мистера Гросса. Мчались они, понятное дело, на полном ходу.
- Быстрее! - крикнул я.
Но машина уже рванула вперед, и я крепко приложился затылком к спинке сиденья, а вдобавок прикусил язык.
- Пусть только попробуют догнать! - воскликнула Хло и склонилась к рулю. На губах ее играла азартная улыбка, Хло смотрела вперед горящими глазами автомобильного маньяка.
Я зажмурился и принялся ждать самого худшего.
- Я от них оторвалась, - не без гордости сообщила Хло.
Это были первые слова, произнесенные в нашей компании за десять минут или больше. Я бы не сказал, что прошедшие минуты молчания были полны тишины. Куда там! Скрип покрышек и визг тормозов с лихвой возместили нам недостаток тем для разговора.
Все эти десять минут я просидел с закрытыми глазами. Надеюсь, вы заметили, что я всегда признавал свою трусость. Но все равно зримо представлял себе, как мы с ревом несемся по маленьким городкам Лонг-Айленда на грузном черном "паккарде" 1938 года выпуска по темным ночным улочкам, под испуганными взглядами туземных жителей, которые с разинутыми ртами высовывались из окон своих домов. Ну прямо сцена из боевика Кэрола Рида. Я дал такую волю воображению, что теперь, когда наконец снова открыл глаза, был удивлен, увидев мир цветным, а не черно-белым.
- Куда теперь? - спросила Хло.
- Обратно в город, - ответил я. У меня все-таки хватило ума додуматься до этого за все то время, что я просидел, зажмурившись, в самом сердце визжащей и трясущейся вселенной, - Надо найти полицейского по имени Патрик Махоуни.
- Наверное, это нетрудно, - ответила Хло. - Сомневаюсь, чтобы в управлении было больше полусотни этих Патриков Махоуни.
- Я должен найти своего.
- Зачем?
Ответить было не так-то просто. Сначала требовалось рассказать ей все, что я говорил мистеру Гроссу и что мистер Гросс говорил мне. Покончив с этим, я добавил:
- Я смотрю на это дело так: мне необходимо доказать, что я не стучал в полицию и не убивал мистера Агриколу. Если докажу, что не стучал, это поможет мне доказать, что и не убивал.
- Возможно, - с большим сомнением проговорила Хло.
- Что-нибудь не так? - спросил я.
- Все это звучит слишком запутанно. Ты не знаешь никого из этих людей, не знаком с действительным положением дел, да и вообще. Если ты не стучал в полицию, стало быть, это делал кто-то другой. Если ты не убил мистера Агриколу, значит, это тоже сделал кто-то другой. Может, это был один и тот же кто-то, а может, и нет. Главное состоит в том, что ты не знаешь, кто эти люди, что они делают и чего добиваются. Возможно, ты для них просто нечто побочное, мелкая сошка в каком-то большом деле.
- Вот я и занимаюсь тем, что узнаю все это, - ответил я. - Что мне еще остается? Продвигаюсь от одного человека к другому, от события к событию, в надежде когда-нибудь понять, что же творится, а тогда уже и поправить дело, после чего смогу вернуться в бар и все забыть.
- Ты так полагаешь? - спросила Хло, бросив на меня взгляд, и опять уставилась на дорогу.
Я не уразумел, что она имела в виду, поэтому переспросил.
- Что я "так полагаю"?
- Когда все это останется позади, когда тебе, возможно, даже удастся уладить дело к твоему удовлетворению, неужели ты удовольствуешься тем, что опять заживешь как встарь?
- Ох-хо... - ответил я. - Могу спорить на конфету, что да. "Удовольствуюсь" - не то слово. Коровы, которых рисуют на банках с сухим молоком, - больные неврастеники по сравнению с тем человеком, каким я стану, когда все это кончится.
Хло передернула плечами.
- Ну, если ты так считаешь...
- Я это знаю, - сказал я, озираясь по сторонам. - Где мы?
- Точно не скажу. Где-то на Лонг-Айленде.
- Это я и без тебя знаю.
- По-моему, мы едем на север. Если так, рано или поздно пересечем какую-нибудь магистраль. Можем по ней и в город вернуться.
- Превосходно.
- Чарли, есть еще кое-что, - сказала Хло.
- Еще кое-что?
- Не знаю, задумывался ли ты об этом... - начала она и умолкла.
- Я тоже не знаю. Но, возможно, буду знать, когда пойму, о чем ты говоришь.
- Если Гросс думает, что я - Алтея, и считает нас с тобой сообщниками, которые собираются угробить организацию, то где он, по-твоему, будет ждать нашего появления?
- Не знаю.
Хло покачала головой.
- Он сам рассказал тебе про легавого, который берет взятки, и назвал его своим связником в полицейском управлении. Чарли, Гросс убежден, что мы с тобой едем убивать Махоуни.
- О! - только и смог ответить я.
- И если мы найдем его, поблизости, вероятно, будут ошиваться и Траск со Слейдом.
- Не вездесущи же они, - возразил я, хотя уже не был в этом уверен.
- А им и не надо быть везде. Достаточно оказаться там, где будешь ты.
- Все равно больше делать нечего. Теперь мне надо повидаться с Махоуни, другого не дано.
- Ну что ж, прекрасно. Ты командир. Ага, вот и Большая Центральная.
Большая Центральная представляет собой бульвар и идет вдоль парка. Хло направила могучий "паккард" в объезд, сделала длинный крюк и вывела его через развязку на магистраль, где мы влились в ночной поток машин, едущих в город.
Хло забыла затронуть один вопрос, над которым я давно ломал голову: как нам отыскать Патрика Махоуни. Он был полицейским, вот и все, что я о нем знал. Махоуни мог оказаться патрульным в мундире или сыщиком в штатском платье, мог сидеть в любом районном участке или работать как представитель главного управления на Центральной улице в Манхэттене.
Хотя, если подумать, много шансов было за то, что он вовсе не мелкая полицейская сошка. Патрульный в мундире, топающий по участку, вряд ли потянет на роль "связника", как выразился Гросс, между мафией и управлением полиции. Мне представлялось вероятным, что Махоуни - какой-нибудь начальник, и искать его следует на Центральной улице.
Трудность заключалась в том, чтобы выяснить все наверняка.
Нас обогнала патрульная машина, значительно превысившая допустимую скорость, и я задумчиво посмотрел ей вслед, жалея, что мы не можем просто догнать ее, остановить и спросить полицейского за рулем, кто такой Патрик Махоуни и как его...
Ага!
- Ага! - сказал я вслух.
Хло вздрогнула, и "паккард" вынесло на соседнюю полосу.
- Не надо так! - попросила она.
- Канарси, - проговорил я. - К черту Манхэттен, рули в Канарси.
- Канарси? Ты шутишь?
- Нет, не шучу. Езжай в Канарси.
- Да не найду я этот твой Канарси, даже если мне будет помогать отряд бойскаутов.
- Я найду. Тормози, я сяду за руль.
- Ты уверен, что сумеешь вести такую машину?
В ее устах это прозвучало как оскорбление, но я не стал обижаться, а просто сказал:
- Да. Сворачивай на обочину.
Хло свернула, и мы поменялись местами; я обежал капот машины, а Хло просто передвинулась по сиденью. Сев за руль, я тотчас почувствовал себя солдатом третьей армии Паттона. Танковой, как вы знаете.
Вести эту машину было истинным блаженством. Как будто сидишь с рулем в руках на огромном старинном диване, обтянутом мохером и напичканном маленькими, щедро смазанными подшипниками. Я впервые в жизни пожалел, что не курю сигары. Понятное дело, почему все считают, что гангстеры и маленькие старушки имеют пристрастие к таким машинам. Гангстеру они придают уверенность и ощущение силы, которое не испытаешь в "кадиллаке", почти неотличимом от какого-нибудь ничтожного "шевроле" мелкого жулика. А старушка с умеренно усохшей попой надолго сохранит румянец цветущей юности при условии, что будет проводить побольше времени за рулем такой тачки.
- Не удивительно, что мы удрали от тех парней, - сказал я, когда мы бодро покатили вперед. - Эта машина слишком исполнена чувства собственного достоинства, чтобы позволить догнать себя какой-то четырехглазой жестянке с клеенчатыми сиденьями.
- Благодарю, - отозвалась Хло.
- Ну, и водитель, конечно, не подкачал, - заверил я ее. Правда, только из вежливости.

Я заметил патрульного Циккатту, когда он шагал по Восточной 101-й улице, жонглируя своей дубинкой. Сегодня это у него не очень получалось, поэтому я сначала услышал, а уж потом увидел его.
Сперва: "тр-рах!" А после этого: "Тьфу, черт!"
Вот так.
Мы уже четверть часа колесили по округе, продвигаясь очень медленно, с опущенными стеклами. Время близилось к полуночи, и весь Канарси по обыкновению будто вымер. Мои конкуренты - два других окрестных бара - еще не закрылись, но если в них не спали, то уж, во всяком случае, позевывали. Мой собственный бар "Я НЕ...", разумеется, являл собой сонное царство. Странное чувство охватило меня, когда я проехал мимо и увидел его покинутым и запертым на замок. Как же мне хотелось вылезти из машины, открыть двери, включить яркий свет и телевизор, надеть передник и, даст бог, перемолвиться словечком с одним-двумя посетителями. Если, конечно, они заглянут ко мне.
Сегодня ночью, мигом вспомнил я, должны показывать "Смертельный поцелуй", где Виктор Мэтчер хочет жить честно, но Ричард Уиндмарк ему не дает и сталкивает с лестницы старуху в инвалидном кресле. А совсем поздно пойдет "Примите подарочек" - старая комедия с Филдзом, в которой Филдз покупает апельсиновую рощу в Калифорнии. Сколько же прекрасных передач я пропущу, а все потому, что где-то кто-то совершил дурацкую ошибку.
Ну, ладно. Короче, мы колесили по округе минут пятнадцать, прежде чем "тр-рах!" и "Тьфу, черт!" помогли мне обнаружить патрульного Циккатту. Я высунул в окно голову и как мог тихо позвал:
- Эй!
- А?
Я увидел, как Циккатта стоит на тротуаре, в темноте на полпути между двумя фонарями, и, согнувшись, поднимает свою дубинку. Оставаясь в согнутом состоянии, он принялся озираться по сторонам, будто вершил обряд какой-то неведомой веры. На самом деле Циккатта просто хотел узнать, кто его окликнул.
- Я здесь, - сказал я. - Чарли Пул.
Я уже успел остановить "паккард" у левого тротуара, рядом с Циккаттой. Патрульный посмотрел в мою сторону, в конце концов увидел меня, узнал и воскликнул:
- О! Это ты, Чарли.
Он поднял дубинку, разогнулся и подошел к машине.
- Купил, что ли?
- Что? Ах, вы о машине. Нет, просто одолжил.
- Я заметил, твое заведение закрыто. Думал, ты захворал или еще что.
- У меня были дела, - ответил я. - Сейчас не могу об этом говорить. Не обижайтесь.
- Какие обиды! Почему я должен совать нос в твои личные дела? - С этими словами он опять наклонился и одарил улыбкой Хло, чуть приподняв форменную фуражку. - Добрый вечер.
Хло улыбнулась в ответ, кивнула и сказала:
- Добрый вечер.
- Патрульный Циккатта, - проговорил я, хотя мне было вовсе не до церемоний. - А это... Хло... Э-э-э...
- Шапиро, - сказала она.
- Шапиро, - повторил я. - Хло Шапиро. Хло, это патрульный Циккатта.
- Как поживаете? - одновременно осведомились они.
Я уже начинал терять терпение. Дело грозило дойти до чаепития с шоколадным печеньем.
- Патрульный Циккатта, я хочу вас кое о чем спросить, - сказал я.
- Разумеется, Чарли. Что такое?
- По секрету. И я не могу сказать вам, почему спрашиваю.
Он взялся левой рукой за пряжку ремня, хотя мне показалось, что на самом деле Циккатта хотел приложить ладонь к сердцу.
- Я не любопытный, Чарли, и вынюхивать не стану. С чего мне нос совать куда не надо?
- Замечательно, - сказал я - Вот что я хочу знать. Где-то в полиции служит человек по имени Патрик Махоуни, и я...
- Я бы удивился, не будь там такого человека, - ответил патрульный Циккатта и захохотал. Он снова подался вперед и подмигнул Хло. - А вы, мисс? Удивились бы?
Рад сообщить, что на сей раз Хло удостоила его лишь мимо летной улыбки.
- Дело серьезное, патрульный Циккатта, - сказал я.
Он мигом протрезвел и выпрямился. Теперь он стоял чуть ли не как на параде.
- Извини, Чарли, мне просто стало смешно, понимаешь?
- Конечно Так вот, я хочу разыскать этого Махоуни. Кажется, он сидит на Центральной улице, но я не уверен.
- Он что, крупная шишка?
- Я так думаю. А может, и не шишка.
- Так чего ты от меня хочешь?
- Вы не могли бы как-нибудь узнать, есть ли на Центральной улице Патрик Махоуни? Или, может, в каком другом участке есть большой чин, которого так зовут? И узнать по-тихому, чтобы Махоуни ничего не пронюхал?
Циккатта нахмурился.
- Чарли, ты занялся не тем, чем надо. Я хочу говорить с тобой как друг, а не как легавый. Если ты влез куда не следует, лучше вылезай обратно, пока не поздно.
- Никуда я не влез, - ответил я, слегка уклонившись от истины, хотя если учесть, что именно подразумевал Циккатта, я говорил чистую правду. - Буду очень признателен, если вы не станете меня расспрашивать.
Он развел руками, пожал плечами и сказал:
- Ладно, Чарли, я нос совать не буду, мешать тебе тоже не буду. Твои дела - это твои дела.
- Спасибо.
- Но что смогу - сделаю. Ты тут подождешь?
- Да.
- Дойду до участка, погляжу, что там есть.
- Только по-тихому, - сказал я.
- Естественно.
- Я могу подкинуть вас до участка, так оно быстрее получится.
- Мне положено ходить пешком, - напомнил Циккатта. - Но мы можем встретиться там. Участок наш на Гленвуд-роуд, ты знаешь?
- Знаю. Остановлюсь чуть дальше.
- Прекрасно.
- Большое спасибо, - сказал я.
- Я еще ничего не выяснил, - ответил он.
Мы сделали друг другу ручкой, и Циккатта зашагал своей дорогой, возобновив упражнения с дубинкой, а я включил передачу и поехал к шестьдесят девятому полицейскому участку на Гленвуд-роуд.
- А он довольно мил для полицейского, - заметила Хло.
- Славный парень, - ответил я.
- Готова спорить, что у тебя друзья классом выше, чем у Арти.
- Что ты хочешь этим сказать? Арти и сам мой друг.
- Да, но ты - один из лучших людей, с которыми он знается. А сам он - едва ли не худший человек из всех, с кем ты знаком.
- Арти? А что в нем плохого?
- Ничего. - Она похлопала меня по руке. - Ты просто оставайся самим собой.
Чего я не выношу, так это покровительственного тона. Но я никак не мог придумать достойного ответа, поэтому просто вцепился в руль и запыхтел от злости.
Мы молчали, пока я не затормозил неподалеку от полицейского участка, который размещался в перестроенном особняке на одну семью, больше похожем на космический корабль, чем на пункт охраны правопорядка. Только теперь Хло сказала:
- Интересно, где сейчас Арти?
- Дома, наверное, - ответил я. - А вот что с мисс Алтеей - это и впрямь интересно.
- Без нее легче живется, - сказала Хло. - От этой девки одни мучения и никому никакого проку.
- Послушай, что ты там залепила насчет Арти?
- Чарли, ты знаешь его не хуже, чем я. Зачем об этом говорить?
- Господи, да ты же его подружка. Почему ты говоришь о нем такие веши?
Она криво улыбнулась.
- Неважно почему. Важно, что это правда, но тогда возникает другое "почему". Почему я - подружка Арти? Но я даже не подруга ему. В лучшем случае, одна из подружек. А он - в самом лучшем случае - один из моих дружков. Я - его вытрезвитель на дому, ты же слышал.
- Но почему так? - спросил я.
Она склонила голову набок и, казалось, занялась рассмотрением этого вопроса. Спустя минуту Хло сказала:
- Чарли, мне двадцать три года. Половая зрелость у меня наступила в двенадцать лет, то есть одиннадцать годков назад. В семнадцать я выскочила замуж за парня годом старше. Поверь мне, это была ошибка. Спустя два года я развелась, потому что он меня бросил. Мы тогда жили не здесь, а в Элизабет, это в Нью-Джерси. До своего бегства Маури работал на нефтеперегонном заводе "Эссо". Как, по-твоему, это начинает немного смахивать на исповедь, да?
- Если не хочешь говорить, я не... То есть я считаю, что это твое личное дело. Я не вправе...
- Нет уж, позволь мне продолжить, раз начала. Ты, Чарли, очень упрощенно меня воспринимаешь. Пора представить твоему взору более подробную картину. У меня, к примеру, есть пятилетняя дочь Линда, которая живет с моими стариками в Бронксе.
- О... - изрек я.
- О, - ответила она. - Еще какое "о". Слава богу, что я хотя бы не поддалась на уговоры Маури и не бросила школу за полгода до выпускных экзаменов. Я кончила ее и получила аттестат. Последние четыре года работаю то тут, то там и учусь на вечернем в нью-йоркском университете. Иногда Линда живет со мной, иногда - с дедом и бабкой. Так оно и идет. Ну, теперь картина ясна?
- Более-менее, - ответил я.
- Прекрасно. Идем дальше. После слишком раннего замужества я совсем не торопилась взрослеть и проникаться чувством ответственности. Ты понимаешь? Вот почему я при каждом удобном случае сбагриваю Линду предкам, вот почему якшаюсь с парнями вроде Арти и его сброда. В их среде царит полная безответственность. Понятно, что я имею в виду?
- Я хоть и не женился в семнадцать лет, но у нас есть нечто общее. Моя работа в баре, наверное, тоже своего рода способ избежать ответственности.
- Хорошо, значит, с этим тебе все ясно. Перехожу к последнему пункту. Надеюсь, что не вгоню тебя в краску. В двенадцать лет - половая зрелость, в семнадцать - замужество. В восемнадцать - материнство. Я уже давно не девочка, Чарли, и у меня есть свои желания и потребности, как у всякого человека. И я с ними уживаюсь, а с ответственностью уживаться не хочу. Вот и дошла до того, что превратилась в послепопоечную подружку Арти Декстера. Каков портрет, а?
- Тебе вовсе не обязательно было... м-м-м...
- Замолчи, Чарли. Я просто хочу, чтобы ты знал, кто мне Арти и кто я ему. Я представляю себе, что он за человек, и связалась с ним только из-за его слабостей.
- Э... ну... - начал я. - А как насчет его сознания ответственности перед обществом? Тот фильм по телеку, после которого он прекратил сбывать пилюли, да и вообще...
- Знаю, - ответила Хло. - Есть и другие признаки перемен. Например, то, как он сейчас старается подражать тебе. Может, он взрослеет, и скоро я стану еще чьей-нибудь послепопоечной подружкой.
- Не могла бы ты...
- Не говори глупостей, Чарли. Гляди-ка, вон твой легавый дружок.
Я поднял глаза и действительно увидел своего легавого дружка. Он входил в участок.
- Ладно, вернемся к делу, - сказала Хло. - Могу я внести предложение?
- Конечно.
- Сейчас поговорим с ним, и на сегодня хватит. Уже поздно, и мистер Гросс, вероятно, разослал повсюду ищеек. Разумнее было бы отсидеться где-нибудь до утра, верно?
- Ну, и где мне отсидеться?
- Да там же, где и вчера. У Арти. Ключ у меня есть. Думаю, до утра мы там будем в безопасности.
- Мы?
- Не валяй дурака, Чарли. Я остаюсь с тобой. Это я была за рулем, когда мы удирали, я готова сделать все, что тебе нужно. Я уже однажды тебе пригодилась, помнишь?
- Помню, - сказал я и подумал, что спорить с ней нет смысла. Она права, мне стоило переждать до утра, и не где-нибудь, а в квартире у Арти. Если Арти уже там или придет под утро, мы сможем посовещаться и распределить роли. А если Арти не покажется, утром я смогу сказать Хло, что мне лучше действовать в одиночку.
Через несколько минут патрульный Циккатта вышел из участка и принялся вышагивать туда-сюда, разыскивая нас. Машина стояла слева от него и чуть поодаль, и ее было отлично видно, поскольку позади нас на углу торчал уличный фонарь. Я опустил стекло со своей стороны и замахал руками, но Циккатта по-прежнему расхаживал взад-вперед и не замечал нас.
Что ни говори, патрульный Циккатта не был безупречным полицейским. Он совершенно не умел вертеть свою дубинку, не любил совать нос в чужие дела и не умел отыскать "паккард" 1938 года выпуска, стоящий под уличным фонарем прямо перед ним.
В конце концов мне пришлось крикнуть:
- Эй!
Он поднял глаза, заозирался и увидел нас. Правду сказать, он указал в нашу сторону пальцем, Циккатта улыбнулся, радуясь тому, что мы обнаружены, и перешел через улицу.
- Нашли что-нибудь? - спросил я тоном заговорщика.
- Нашел ли? Еще бы! - Он облокотился о крышу "паккарда" надо мной и наклонился так, что его голова показалась в оконном проеме. Циккатта улыбнулся Хло и сказал: - Привет, вы там.
Она улыбнулась в ответ, по-моему, несколько более приветливо, чем нужно, и произнесла:
- Здравствуйте еще раз.
- Привет, - выпалил я. - Что вы узнали?
- Может, это и не тот Патрик Махоуни. Вероятно, в полицейском управлении столько Патриков Махоуни, что замучаешься на них дубинкой показывать.
- Я не хочу ни на кого показывать дубинкой, - ответил я. - Расскажите мне о том Патрике Махоуни, про которого узнали.
- Ну что ж, это и впрямь большая шишка. Помощник старшего инспектора, а это уже почти заместитель старшего инспектора.
- Вау! - притворно удивился я. - А что делает помощник главного инспектора?
- Он в отделе организованной преступности. Второй человек после заместителя старшего инспектора Финка.
- Что такое отдел организованной преступности?
- Новое подразделение, образованное после того, как телевидение начало орать про "Коза ностру". Специальная бригада, следящая за организованной преступностью в Нью-Йорке.
- Интересно, ловят ли они хоть кого-нибудь? - сказал я.
- Не знаю, тот ли это Махоуни, который тебе нужен, - ответил патрульный Циккатта.
- Очень удивлюсь, если нет. Где он сидит, на Центральной улице?
- Нет, в районном управлении в Куинсе.
- Куинс, - повторил я.
- Вероятно, он есть в телефонном справочнике. Где-то в Куинсе.
- Отдел организованной преступности находится в Куинсе.
- Они же чиновники, Чарли, тебе ли не знать.
- Конечно. Спасибо большое. Я очень признателен.
- Всегда к твоим услугам. Если я могу чем-то помочь, буду рад. Не хочу совать нос, но ты знай, я все для тебя сделаю.
- Я знаю, - искренне ответил я. Патрульный Циккатта и впрямь был первоклассный парень. И как только его угораздило оказаться в полиции?
- Спасибо еще раз, - сказал я.
Он пригнул голову, дабы получить возможность опять улыбнуться Хло.
- Ну, до свидания.
- Пока, - ответила она, вновь улыбнувшись ему.
Я с важным видом запустил мотор.
- Не хочу отрывать вас от обхода маршрута, - сказал я.
- Это почтальоны обходят маршруты, - ответил он, но отступил от машины, и разговор закончился.
- А он милый, - сказала Хло, когда мы тронулись.

Все улицы в Гринвич-Виллидж имеют проезжую часть с односторонним движением и вечно ведут не туда, куда нужно. Я долго колесил на "паккарде" по всему району, будто сухопутный "Летучий голландец", и, наконец, выехал в самый конец Перри-стрит.
- Мы почти на месте, - сообщил я.
- Пора бы.
- Если ты знала короткую дорогу, тебе достаточно было просто открыть рот.
- Ты же за рулем, - сказала Хло. По какой-то неизвестной причине мы начали грызться, едва выехали из Канарси.
Я как раз собирался сказать: "Спасибо, а то я не знал", как вдруг увидел черную машину, знаменитую черную машину, стоявшую у пожарного гидранта прямо напротив дома Арти. Я едва не проглядел ее, поскольку внутри сидел только один - Траск или Слейд. А я уже привык считать их неразлучными, как сестер Дабллинт. Хотя у них не было никаких причин не расставаться время от времени. Один мог уснуть, а второй - отправиться за новыми указаниями или еще куда-то. Сейчас второй, по-моему, был у помощника старшего инспектора Махоуни.
Хло, пребывавшая в безмятежном состоянии, сказала:
- Невероятно! Тут есть место для стоянки.
Место было, но я проехал мимо. Следующий перекресток выводил на Западную четвертую улицу - в четырех кварталах к северу от того места, где Западная четвертая пересекает Западную десятую, и в одном квартале южнее перекрестка Западной четвертой с Западной одиннадцатой, если у вас есть карта полицейского управления. На Западной четвертой одностороннее движение, и ведет она то ли на юг, то ли на запад. Я свернул на нее.
- Эй, - сказала Хло, - там же было где приткнуться!
- Траск или Слейд, - ответил я.
- Что?
- Эти убийцы. Один из них уже приткнулся напротив дома Арти.
Она изогнулась на сиденье и посмотрела в заднее стекло, хотя мы уже свернули за угол и успели проехать квартал, поэтому ей вряд ли удалось бы достаточно отчетливо разглядеть улицу перед домом Арти. Хло искоса посмотрела на меня и спросила:
- Ты уверен?
- Уверен. Я уже успел как следует познакомиться с этими ребятами.
- Перед домом Арти? Как они могли оказаться перед домом Арти?
- Они вездесущи.
- Они - что?
- А то, что ты рассказала дяде Элу, как я приходил сюда.
- Ой! - воскликнула Хло, но мгновение спустя обиженно добавила: - О чем это ты говоришь? Откуда мне было знать.
- Ты не заметила, у Арти был свет?
- Не заметила. Я искала, куда приткнуть машину.
Я въехал на Седьмую авеню и подкатил к красному светофору. Остановка вполне меня устраивала, поскольку я все равно понятия не имел, куда ехать.
- В его доме есть черный ход? С параллельной улицы.
- Почем мне знать?
- Я не знаю, почем тебе знать!
- Разве нет никакого другого местечка? - спросила Хло.
Я покачал головой.
- Вчера ночью я подумал об Арти и ни о ком другом. Как насчет твоей квартиры?
- Извини, я делю комнату с двумя подружками, и обе с приветом. Не приведу же я туда мужчину среди ночи.
- Тогда я знаю, что делать.
Загорелся зеленый свет. На Седьмой авеню одностороннее движение к югу. Я свернул на юг, проехал футов пять и снова остановился перед красным светофором.
- А что если по крышам? - спросила Хло.
- Чего?!
- Войдем вон в тот угловой дом, поднимемся на крышу и доберемся до дома Арти, а потом спустимся и попадем в квартиру.
Опять загорелся зеленый, и я снова свернул направо, на сей раз на Гроув-стрит, которая вела к Хадсон-стрит, где виднелся красный глазок светофора.
- Так можно всю ночь проколесить, - сказала Хло.
- Помолчи, я пытаюсь сообразить.
- Ну, тогда наша песенка спета.
- Ха-ха, - сказал я, - очень смешно.
Светофор, как это привыкли делать все светофоры, показал зеленый глазок, и я в который уже раз свернул направо. На Хадсон-стрит одностороннее движение к северу. Я проехал квартал до Кристофер-стрит и остановился на красный.
- Нелепость, - сказала Хло. - Можно же как-то пробраться туда!
- Например?
Мы замолчали, глядя на красный глазок светофора. Наконец он догадался, что надо сделать. Я поехал на север по Хадсон-стрит мимо Западной десятой улицы. Стоп! Западная десятая улица! Чарлз-стрит. Перри-стрит. Стоп! Квартира Арти справа, в полутора кварталах от нас. Между Перри-стрит и Западной одиннадцатой нашлось место для стоянки. Оно было слишком мало, и я втискивал туда "паккард", как комок ваты - в коробочку из-под обручального кольца. Оказавшись, наконец, не очень далеко от тротуара, я заглушил и потушил все, что мог, и сказал:
- Ладно. Отсюда до дома два квартала. Давай подумаем, как туда войти.
Некоторое время мы молчали. Я сидел сложив руки и угрюмо смотрел на капот, зловеще поблескивавший в свете фонарей. В голову ничего не приходило. Мне даже не хотелось думать о том, что бы такое придумать. Я был погружен в воспоминания о спокойных деньках, когда стоял себе в баре и смотрел по телеку, как Бэйби Лерой швыряет в Филдза жестянку с кальмарами.
- А может... - сказала Хло.
Вырванный из мира Бэйби Лероя, который как раз раскидывал по полу черную патоку, я повернул голову и спросил:
- Что "а может?".
- А может, получится.
- Что получится? - осведомился я.
- Никто из них не успел толком меня рассмотреть. Только тебя они знают в лицо.
- Ну и?
- Мистер Гросс думает, что я Алтея, а Траск со Слейдом знают, как она выглядит. Стало быть, я в полной безопасности.
- Рад за тебя, - сказал я.
Хло уже не была так раздражена, поубавилось и язвительности, но мне никак не удавалось подстроиться под нее.
- Нет, ты послушай, - сказала она, впервые за час с лишним не обратив внимания на мой сарказм. - Я войду первой. Буду плестись, как пьяная, а когда добреду до его машины, устрою спектакль. Затяну песню или рухну прямо на машину. Подниму переполох, отвлеку внимание, а ты тем временем юркнешь в дом. Потом уж и я приду.
- А что если он заподозрит?
- Почему он должен заподозрить? Пьяная девица в Гринвич-Виллидж в час ночи - что может быть естественнее?
- Не нравится мне это.
- Ты просто считаешь, что обязан спорить, поскольку я женщина, да и Эррол Флинн не одобрил бы такой план.
- Тогда ступай и приведи его в жизнь, - сказал я, разозленный до такой степени, что мне уже почти хотелось, чтобы она попала в передрягу с Траском или Слейдом. - Приятных развлечений!
- Не сердись. Мы оба устали, но держи себя в руках.
- Прекрасно, - заявил я. - Я держу себя в руках.
- Ну и хорошо. Так, вот ключ. Он открывает и подъезд, и квартиру.
- Вчера ночью дверь подъезда была не заперта.
- О? - Похоже, это ее не очень интересовало. Хло открыла дверцу. - Оставь куртку в машине. Я надену ее, когда вернусь сюда, чтобы он не понял, что я та же девица.
- Ты и впрямь хочешь все это проделать? - спросил я.
- Да. Я устала, и это совершенно безопасно, а кроме того, мы не можем больше ничего придумать.
Я пожал плечами и вылез из машины. Сняв куртку, швырнул ее на переднее сиденье, потом запер дверцу со стороны водителя и выбрался на тротуар, где меня уже ждала Хло.
- Может, лучше снимем комнату в гостинице? - предложил я.
- В этой затее столько изъянов, что я и не знаю, с которого начать.
- Например?
- Ну, во-первых, то, что придется снимать не одну комнату, а две.
- Ты ведь можешь переночевать дома.
- Если я тебя оставлю, ты бог знает чего натворишь. Во-вторых, ни у тебя, ни у меня нет денег на гостиницу. В-третьих, нам все равно надо встретиться с Арти, а как это сделать, не приходя к нему домой?
- Ладно, - сказал я, - убедила.
Я запер вторую дверцу машины и вручил Хло ключи.
- Ни пуха ни пера, - пожелал я.
- К черту, - ответила Хло и подмигнула.
Мы дошли до угла Перри-стрит и Бликер-стрит, и я привалился к стене углового дома, откуда мог следить за происходящим. Хло сказала:
- Тебе надо выждать, пока я не отвлеку его как следует.
- Ладно.
- До встречи, - сказала Хло, свернула за угол и тотчас загорланила - чересчур громко и не в той тональности "Да здравствует ублюдочный Британии король!" И так далее. Я уже давным-давно не слышал эту песню. Она была очень грязная.
Вдохновенно распевая и размахивая для пущей выразительности руками, Хло нетвердым шагом двинулась вдоль квартала, а потом побрела через мостовую к черной машине. В своих рабочих портках и черном свитере, с длинными прямыми черными волосами она выглядела прямо-таки как собирательный художественный образ жрицы свободной любви из Гринвич-Виллидж, и я был уверен, что Траск или Слейд наверняка попадется на удочку.
Но Хло решила исключить всякий риск. Налетев на левое переднее крыло черной машины, она принялась раскачиваться и изучать возникшую на пути преграду. Так прошло несколько секунд. Со своего места я не видел Траска или Слейда, но мог биться об заклад, что он во все глаза пялился на Хло, а совсем не на дом Арти. Я набрал в грудь воздуху и приготовился к забегу.
И тут Хло стянула с себя свитер.
Дуреха! Этим она отвлекла не его, а меня. Я застыл на месте, вытаращив глаза и разинув рот.
- А теперь я лягу спать! - заорала она во все горло и залезла на капот черной машины. Скомкав свитер, Хло подоткнула его под голову и свернулась калачиком, будто кошка на печи.
На Хло был черный бюстгальтер.
Закончив молитву, она благочестиво замерла на несколько секунд, а потом опять затянула свою старую песню.
Траск или Слейд выскочил из машины. Он заорал, зашелся благим матом и замахал руками, как садовод, сгоняющий детвору со своих яблонь.
- Пошла отсюда! Давай, давай, слазь!
Хло ответила ему не скажу что и перевернулась на другой бок.
Я вихрем понесся вперед. Хло с Траском или Слейдом продолжали орать друг на дружку. Не уверен, но, кажется, Хло гаркнула что-то про изнасилование. Будто Роджер Бэкнистер, я промчался полквартала, свернул налево, взлетел на крыльцо и шмыгнул в дом.
Нынче вечером дверь подъезда тоже была не заперта. Я с грохотом взбежал по лестнице и с помощью ключа проложил себе путь в обитель Арти.
Здесь было темно, и я не стал зажигать свет. Если Траск или Слейд посмотрит вверх и увидит горящие окна, то наверняка поднимется узнать, в чем дело. Тем не менее с улицы просачивался тусклый свет, и я сумел обойти вокруг нагромождения мебели в середине комнаты. Я выглянул наружу. Внизу, разделенные черной машиной, стояли Хло и Траск или Слейд. Первая выглядела изрядно помятой и натягивала свой черный свитер, а последний или самый последний продолжал размахивать руками, а значит, и орать. Перебранка не утихала.
Ни один из жителей соседних домов не вышел на улицу взглянуть, что там творится. Полиция тоже не показывалась. Шла приятная семейная пикировка.
Наконец Хло, пошатываясь, побрела прочь, продолжая петь и косить под забулдыгу. Траск или Слейд стоял на мостовой и провожал Хло гневным взором, пока она не скрылась за углом, потом повернулся и посмотрел на меня, вернее, на окно, за которым трусливо стоял я. Потом он забрался в машину. Прошло несколько секунд. Вспыхнула спичка, и он прикурил сигарету, дабы успокоить нервы.
Шестьсот секунд пролетели как один миг. Я стоял у окна и смотрел на улицу.
Какой-то молодой парнишка в рабочей робе - полотняных штанах, черной куртке и кепке - шагал по тротуару с той стороны, откуда прибежал я. Из угла его рта торчала сигарета, руки были засунуты в карманы куртки, из заднего кармана штанов выглядывала свернутая в трубочку газета.
Парень остановился перед домом, щелчком отшвырнул окурок, и я увидел, что это Хло. Кроме того, я увидел бледную физиономию Траска или Слейда, который глазел на нее с противоположной стороны улицы. Убедившись, что Хло - это не я, он успокоился, а потом она вразвалочку поднялась на крыльцо и исчезла из поля моего зрения.
Я ждал ее у двери на лестницу. Хло поднялась на второй этаж, улыбаясь, снимая с головы кепку и вытаскивая из кармана газету. Все ее волосы были под кепкой, и теперь упали ей на лицо Хло отбросила их, вошла в темную гостиную и спросила:
- Ну, как мои успехи?
- Грандиозно, - ответил я - Только цензура все равно заставит вырезать этот эпизод.
- Идем в спальню, там можно зажечь свет.
Я уже немного привык к темноте, поэтому пошел впереди, ведя Хло за руку. Мы закрыли за собой дверь спальни, и Хло включила свет.
Арти не верил в целесообразность наведения порядка в доме. Постель была смята, в комнате - все та же позорная грязь, уже знакомая мне по последнему посещению. Но здесь было относительно безопасно, да еще имелась кровать, а единственное окно выходило в вентиляционную шахту, так что я не очень роптал.
- Да, нескоро он меня забудет, - сказала Хло, стягивая куртку.
- Где ты достала кепку? - спросил я.
- Сняла с пьянчуги, который дрых на Чарльз-стрит. - Она брезгливо оглядела головной убор и швырнула его в угол, - Дай бог не завшиветь. - Хло взъерошила свои и без того растрепанные волосы. - Ну ладно, вчера ночью ты спал на полу, значит, сегодня можешь почивать на кровати, а я пойду в гостиную на диван.
- Кажется, ты как-то обозвала меня Эрролом Флинном, - сказал я. - Но я сегодня больше похож на Кэри Гранта, ты согласна? Это он вечно спал в одной комнате с женщинами - и ни-ни.
- Совершенно верно, - небрежно бросила Хло - Ни-ни... - Она оглядела комнату. - Никаких записок. Может, в гостиной? Будет светло - поглядим.
Я промолчал. Желание только что крепко въехало мне под дых, и я испытывал трудности с воздухозабором.
Даже и не знаю, когда такое случилось со мной в последний раз. А сейчас, после стольких часов, проведенные с Хло, это ощущение и удивляло, и создавало неудобства.
Проклятье. Только нынче утром я видел, как она снимает портки, и мне было хоть бы хны. Вечером я наблюдал обряд освобождения от свитера - и хоть бы хны. В промежутке между двумя этими событиями я объездил с ней на "паккарде" весь Большой Нью-Йорк, и хоть бы хны. Минуту назад я брал Хло за руку, чтобы отвести в спальню, и опять хоть бы хны.
А теперь - хоть хнычь! Думаю, всему виной волосы - то, как она взъерошила их. Хло стояла посреди захламленной спальни, будто растрепанный соблазнительный эльф - такой теплый, усталый, рассеянный, а потом подняла правую руку, взъерошила себе волосы, и я был сражен. В книжках это называют обостренным восприятием. И оно пришло ко мне.
Обостренное восприятие. Да уж и не говорите! Я вдруг настолько остро воспринял Хло как обладательницу женского тела, как набор женских прелестей, что утратил способность двигаться. Я не мог и шагу ступить, я ничего не соображал, я едва дышал.
Лирическое отступление. Когда мне было четырнадцать лет, я нанялся на лето посыльным в ресторан для гурманов в самом центре Манхэттена. Носил кофе и бутерброды в конторы, расположенные на Пятой и Мэдисон-авеню. Как-то днем, оттащив заказ в нью-йоркское отделение "Лонжин Виттнэр", я втиснулся в битком набитый лифт и поехал вниз. А на следующем этаже влезли эти трое. Круглозадые белокурые самочки. Кажется, на том этаже размещалось бюро поддержки юных дарований или еще что-то такое. Короче, в лифте мы стояли вплотную, и одна из девиц прижалась ко мне спереди, а две другие стиснули с боков. Пока мы добирались до первого этажа, я пережил такое потрясение, что пошел на Шестую авеню, в "Белую розу", наврал про свой возраст и впервые в жизни жахнул виски в баре. А виски я терпеть не мог.
До сегодняшнего вечера с Хло у меня больше ни разу не было никаких таких обостренных восприятий. И вот теперь десять лет жизни, все мои свидания с девушками и редкие - постыдно редкие - удачи как волной смыло. Будто где-то прорвало плотину. Мне снова было четырнадцать лет, я снова ехал в лифте, стиснутый со всех сторон, и так трусил, что боялся даже дрожать.
Хло подняла руки и потянулась.
- Ну, - сказала она, - хочешь что-то обсудить или спать пойдем?
- Спать, - ответил я.
- Прекрасно. Я все равно ничего не соображаю от усталости. Придется погасить тут свет, прежде чем я открою дверь.
Я кивнул.
Держась одной рукой за дверную ручку, а другой - за выключатель, Хло взглянула на меня, улыбнулась и сказала:
- Чарли, а ты и впрямь того.
Я взял себя в руки, осклабился в нервной улыбке и умудрился выговорить:
- Сама ты с приветом.
- Ну-ну. - Хло погасила свет, открыла дверь и ушла в гостиную.
- Спокойной ночи, - донеслось до меня сквозь мрак, и дверь закрылась.
- Спокойной ночи, - промямлил я, хотя Хло уже не могла меня слышать.
Разумеется, я не выспался.
Запахло жареным. Жареными яйцами. Яйцами, превращающимися в яичницу-болтунью. Может быть, даже в пышный пористый омлет. Во всяком случае, яйцами.
Запах, само собой, разбудил меня Я, само собой, открыл глаза.
Я лежал навзничь на кровати Арти в одних трусах. Уснул я, укрывшись простыней, но, должно быть, ночью брыкался и сбросил ее. Мне, помнится, привиделись два-три ярких сна, подробности которых я, к счастью, запамятовал.
Серый, неестественный дневной свет заливал вентиляционную шахту. Я сел и оглядел царивший вокруг унылый беспорядок - точно такой же, как и в моей спальне над баром в Канарси, теперь такой далекой! Вдруг я почувствовал плаксивую тоску по дому, какую чувствует ирландец, попавший на Третью авеню. Вот уже третий день, как я - беженец.
Лязг посуды в соседней комнате напоминал мне о запахе яиц, пробудившем меня ото сна, а мой желудок тотчас принялся сердито и настырно урчать. В общем, день мало-помалу начался.
Я неохотно вылез из постели Арти и потащился в ванную. Тут я совершил омовение, после чего позаимствовал из шкафа Арти кое-какое нижнее белье, слишком тесное для меня, натянул брюки, обулся и прямо в майке отправился в гостиную.
История повторяется. Возле все той же плиты стояла и жарила яичницу все та же босоногая лиловоокая красотка с волосами цвета воронова крыла, облаченная в рабочие штаны. Торчавшая изо рта сигарета дополняла портрет несносной распутной грешницы. Если бы Хло снимали в немом кино, первый кадр с нею обязательно сопровождался бы бегущей строкой: РАЗЛУЧНИЦА.
- Какую яичницу ты любишь - жидкую или прожаренную? - спросила другая женщина.
- Кофе.
Хло удивленно взглянула на меня.
- Ты не хочешь яичницы?
Чем больше я просыпался, тем хуже себя чувствовал. Так бывает, когда ослабевает действие новокаина.
- Может быть, попозже, - ответил я, руководствуясь скорее желанием успокоить Хло и заставить ее прекратить разговоры о яичнице, нежели убежденностью в том, что еще настанет день, когда я смогу пропихнуть кусок в горло. - А сейчас только кофе.
Покончив таким образом с этой темой, я отправился к замысловатому набору мебели в центре комнаты и уселся в нечто, более-менее похожее на кресло.
- А может быть, жареного хлеба? - предложила другая женщина.
Жареный хлеб. Я скривился, делая вид, будто размышляю. Поскольку упоминание о жареном хлебе не убило меня на месте, я ответил:
- Ладно, это сойдет.
Но Хло еще не насытилась моими страданиями.
- Сколько ломтиков?" - спросила она
Я нахмурился. Почесал нос. Моргнул раз-другой. Поскреб шишечку на левой щиколотке краем подошвы правого башмака. И сказал:
- Не знаю.
- С двумя справишься?
Она требовала ответа, и все тут.
И плевать ей, что у меня голова не работает.
- Пожалуй, да Нет, пожалуй, нет. Или... подожди минутку...
- Сделаю один.
- Хорошо.
- А если потом захочешь добавки, я дам.
- Прекрасно.
- И яиц тоже, коли будет угодно.
- Чудесно.
Наконец она вернулась к своей стряпне. Но ненадолго. Через минуту ей понадобилось узнать, хочу ли я повидла. Услышав мое "нет", Хло возжаждала получить ответ на вопрос, желаю ли я меду. Второе "нет" побудило ее объявить, что неплохо бы намазать хлеб апельсиновым вареньем, и поинтересоваться моим мнением на этот счет.
Я решился.
- Замолкни, Хло.
Она резко повернулась и вытаращилась на меня.
- Что?
- Прекрати болтовню, - загремел я. - Кончай свои расспросы! Не надо мне этот чертов хлеб ничем мазать! Ничем!
- Даже маслом?
Я вскочил и запустил в стену диванной подушкой. Хло не сводила с меня глаз. Когда подушки кончились, она сказала:
- Я прекрасно знаю, что с тобой творится. И ты сам в этом виноват.
- Что?
Только теперь она кое-как справилась со своей болтливостью. Хло с многозначительным видом повернулась ко мне спиной и завершила яичную церемонию.
В ожидании поджаренного хлеба с кофе я слонялся по комнате, подбирая диванные подушки и укладывая их на место. По ходу дела я нашел на диване двадцать пять центов, так что, в общем-то, бушевал я не совсем уж напрасно.
Я перестал кипеть одновременно с кофейником и маслом на сковородке. Хло притащила снедь в комнату, поставила чашки и тарелки на противоположные концы стола, в высокомерном молчании уселась с таким расчетом, чтобы маячить у меня перед глазами, и начала свои ш-ш-ш-ык, ш-ш-ш-шык. ш-ш-ш-ыкания с яичницей. Я поковырял вилкой кофе и уже собрался было хлебнуть хлебушка.
Когда выносить это молчание стало невмоготу, я, даже зная, что, возможно, ставлю себя в безнадежно проигрышное положение, в конце концов спросил:
- Что ты хотела этим сказать?
- Чем этим? - прикинулась она.
- Ты говорила, будто знаешь, что со мной творится, и что я сам во всем виноват. Что ты хотела этим сказать?
- Ты знаешь, что я хотела этим сказать.
- Не знаю. Если ты не прочь просветить меня, прекрасно Если не хочешь - ничего страшного.
Она нахмурилась, сунув в рот свою яйцечерпалку, и молчала до тех пор, пока между нами не выросло нагромождение из неровных глыб безмолвия. Я посасывал хлеб, который Хло все-таки намазала маслом, и чувствовал, что начинаю - только начинаю - возвращаться к жизни.
- Я имела в виду твою раздражительность, - сказала Хло.
Я был весь внимание, но молчал.
- Ты такой, потому что не выспался.
И тут я впервые с момента своего пробуждения вспомнил, чем кончился вчерашний вечер - то мгновенное ощущение осознания, прокатившееся по разуму и не дававшее мне успокоиться почти до самого рассвета. Всю ночь на внутреннюю поверхность моего черепа, будто на экран, проецировались порнофильмы.
Я почувствовал, что начинаю краснеть. Заслонив лицо куском хлеба и чашкой кофе, я пробормотал:
- Не понимаю, о чем ты.
Хло взмахом руки в корне пресекла мою попытку развести словоблудие и сказала:
- Все дело в том, что ты на меня запал.
- Чепуха, - выдавил я и решился попробовать в последний раз и из последних сил: - Не понимаю, о чем ты.
- И ты все время думал обо мне, - как ни в чем не бывало продолжала она. - О том, как я лежу с Арти Декстером а той же кровати, в которой ты спишь один-одинешенек, между тем как я - в соседней комнате.
- Не дури, - храбро сказал я в свою кофейную чашку. - Я уснул, едва моя голова коснулась подушки.
- Я слышала, как ты ворочался чуть ли не до рассвета.
- Я мечусь во сне.
- Странное дело: последние несколько часов ты не метался.
На это у меня тоже был готов ответ, но, похоже, я слишком набил рот жареным хлебом.
- Сноб - вот ты кто, - заявила Хло.
Я довольно долго бился с жареным хлебом, потом все же проглотил его и спросил:
- Чего-о?
Я удивился, и у меня было на это полное право.
- Сноб, - повторила она. На скулах ее горел яркий сердитый румянец. Я с изумлением заметил, что Хло, оказывается, все это время сдерживала неподдельную ярость. - Вчера ночью, когда ты взял меня за руку, у тебя была мыслишка завязать какой-нибудь роман. И тебе хотелось прийти сюда потом, когда мы уже разбрелись по койкам. Но ты этого не сделал.
- Э-э-э... - сказал я.
- Сначала я подумала, что ты робкий и застенчивый. И это показалось мне очень милым в каком-то смысле. Но причина была совсем не в том. Причина заключалась в твоем снобизме. Я спала с Арти Декстером, и ты решил, что для тебя я плоха, вот в чем дело.
- Да нет! - заспорил я. - Нет, что ты...
- Заткнись! - Хло поднялась на ноги. - Вот что я тебе скажу. Если ты думаешь, что я плоха для тебя, потому что я не девственница, - думай. Но если ты девственник, то, черт побери, ты для меня плох. А посему знаешь, что ты можешь делать? Убираться к бесам - вот что!
Ну что тут скажешь? Ничего.
Когда Хло нагляделась на меня горящими глазами и наслушалась моего молчания, она взяла со стола свою тарелку и чашку, отнесла их в мойку и завозилась там.
Ну а я запихнул в рот остатки хлеба насущного и принялся и задумчивости жевать его.
Обвинение, брошенное мне Хло, кажется, можно было разбить на несколько пунктов и рассмотреть каждый из них в отдельности. Во-первых - то, что я якобы плохо спал из-за внезапно вспыхнувшей плотской страсти к ней. Во-вторых - то, что я не предпринял никаких шагов для утоления этой страсти из-за своего снобизма.
Очень хорошо. Итак, пункт первый. Я мог бы признаться себе, что она более-менее права, хотя не знаю, достало бы у меня смелости поделиться этим признанием с Хло или нет. Но вот что касается пункта второго, - тут Хло была совершенно не права. Я ничего не сделал для утоления своей страсти - это верно, но причина заключалась совсем в другом. Мне просто не пришло в голову, что я могу что-то сделать.
А мог ли я? Был ли способен подкатиться к Хло вчера ночью? Я до сих пор не знал со всей определенностью, что она имела в виду. Она вполне могла (женщины есть женщины) иметь в виду, что ожидала поползновений с моей стороны и была готова дать мне отпор. Не то чтобы хотела этого, а просто учитывала такую возможность и почувствовала себя оскорбленной, когда ничего подобного не произошло.
Теперь она возилась в мойке, гремя кухонной утварью Арти и грозя вот-вот расколотить всю посуду.
Что же я мог ей сказать?
Я решил попробовать.
- Извини...
На это ответа не последовало.
Я встал и подошел поближе, хотя и не совсем вплотную.
- Хло, - сказал я ее спине. - Мне правда очень жаль.
По-прежнему никакого ответа. Похоже, она решила перемыть всю посуду в раковине, не ограничиваясь своей чашкой и тарелкой, испачканными за завтраком.
- То, что я сделал... вернее, то, чего не сделал... или чего не попытался сделать... Это не потому, что я сноб, правда. Это потому, что я болван. Я сделал это... вернее, не сделал... то есть, не попытался сделать... по неведению своему.
Она повернулась ко мне. Руки ее по самые локти были в мыле. Хло одарила меня взглядом, который был холоден и колюч, как ноготь на стопе пещерного человека.
- И ты еще смеешься надо мной?
- Смеюсь над тобой? Господи, Хло, я просто пытаюсь...
- Смеешься, смеешься. - Хло погрозила мне мыльным пальцем. - Вот что я скажу тебе, Чарли Пул. Кто ты такой, чтобы кичиться высокой нравственностью? Ты - мелкая сошка из преступного мира.
- Эй, что ты хочешь этим сказать? Мелкая сошка из преступного мира! Я не...
- Именно так. Ты работал в баре в угоду подонкам общества, ты хранил их свертки и кульки и помогал преступникам уклоняться от уплаты налогов.
- Да я даже не знаком с преступниками! Мой дядя Эл...
- Ни слова о твоем дяде Эле! - Хло уже успела стряхнуть с пальца почти все мыльные пузыри. - Я говорю о тебе, Чарли Пуле. Думаешь, ты можешь запросто сказать - никого я не знаю, это все дядя Эл? Думаешь, ты можешь запросто сказать: "Это не я, Хло, я всего лишь работаю там, для меня это не вопрос нравственности?" Нет, не можешь, потому что это речи в духе Адольфа Эйхмана - вот что это такое. И, думается, мне нет нужды делиться с тобой своим мнением об Адольфе Эйхмане.
Я начинал сходить с ума. Адольф Эйхман! Попробуй-ка, скажи ей, что она раздувает из мухи слона.
- Послушай, - сказал я, - говорить об...
- Довольно с меня разговоров, - заявила Хло и опять повернулась ко мне спиной. Бултых! Ее руки погрузились в воду.
- Не пора ли тебе в путь? - спросила Хло, не прерывая мытья. - Ты должен найти своего дружка Махоуни, не забыл?
Я искоса посмотрел на ее спину.
- Ты со мной не пойдешь?
- У меня - своя жизнь, - сказала Хло мойке. - Сегодня я должна ехать к моей Линде. Кроме того, надо заглянуть домой, узнать, нет ли почты.
- Стало быть, - молвил я, - ты со мной не идешь.
- Нет. Я с тобой не иду.
- Ну что ж, - пробормотал я, - в таком случае, никуда ты со мной не пойдешь.
Она не ответила. Сочтя молчание Хло верным признаком того, что она никуда со мной не пойдет, я пошел в спальню, чтобы забрать свою рубаху, у которой был такой вид, будто ее выстирали в чернилах фирмы "Брэндэкс".
Нет. Просто она была слишком грязная. Я покопался и откопал чистую белую сорочку Арти. Она оказалась вопиюще мала мне, но я не стал застегивать ворот, а рукава закатал до локтей, чем придал себе весьма приличный вид. Кроме рубашки, в платяном шкафу нашелся черный плащ, который, наверно, был велик Арти, потому что на мне сидел как влитой. Я заметил, что поначалу плащ был снабжен подкладкой на застежкам, которую впоследствии сняли, так что, возможно, именно поэтому плащ и пришелся мне впору: с теплой подкладкой он был бы впору не мне, а своему владельцу. Особенно, если владелец надел бы под плащ еще и костюм или куртку.
Маленький пистолетик я запихнул в карман плаща, а большой решил оставить. Собравшись, вернулся в гостиную. Теперь Хло стояла у окна, курила очередную сигарету и угрюмо смотрела на улицу.
- Ну, я пошел, - сказал я.
- Прощай.
Вот как? Да чего же ей от меня надо? Я уже раз извинился, хватит. Да и обида из-за Эйхмана еще не улеглась.
- Прощай, - ответил я.
Я был уже в дверях, когда она сказала:
- Глупец.
Я остановился.
- Что?
- Ты даже не знаешь, наблюдают они за квартирой или нет. Ты даже не потрудился сперва выглянуть в окно.
Она была права, я совсем позабыл о Траске или Слейде. Но я лишь сказал:
- Если они еще там, я вернусь.
Хло покачала головой.
- Их там нет, - проговорила она деланно-утомленным голосом, словно давая понять, что больше не в силах выносить мое присутствие.
Что ж, взаимно.
- Большущее спасибо, - сказал я. - До свидания.
Я вышел и прикрыл за собой дверь.
Да, верно, Траск или Слейд убрался. Стоя перед домом, я видел пожарный гидрант на той стороне улицы. Он блестел в лучах полуденного солнца. Я спустился с крыльца и, повернув налево, зашагал к Западной четвертой улице. Я не стал поднимать голову, чтобы посмотреть, стоит ли Хло у окна гостиной.
Я был один.

Вы можете подумать, что ресторан на Большом Центральном вокзале очень хорош. Достаточно посмотреть, сколько поездов собралось перед входом. Но собрались они напрасно.
А может, это я, а не ресторан, был повинен в том, что любая пища, которую я брал в рот, имела вкус песка. Понимаю, что я был вконец измотан, а голова, которая не варит, - главная причина несварения желудка.
Разброд в моих мыслях был связан с двумя совершенно разными людьми - Хло Шапиро и Патриком Махоуни. Я попрежнему безумно злился на Хло, но в то же время меня никак не оставляло вчерашнее желание, да и от перспективы продолжать свою одиссею без нее становилось не по себе. Но прежде всего - этот налет неопределенности. Я до сих пор не совсем понимал, что же было у Хло на уме. Что касается Махоуни, то я жаждал встречи с ним приблизительно в той же мере, в какой хотел бы избежать ее. Если вы помните старого безумного марсианина Вольто, который правой рукой подтаскивал к себе людей, а левой отпихивал их прочь, вам станет понятно, как я воспринимал Патрика Махоуни, помощника старшего инспектора.
Как и в случае с зубным врачом, лучшее, что можно было сделать, - это поскорее сходить к Патрику Махоуни. Я расплатился за свой песок, покинул ресторан и вошел в здание вокзала, где под щитовой рекламой "Кодак", такой же замысловатой и трудноусвояемой, как стриптиз Салли Рэлед, стояло скопление телефонных будок, похожее на пчелиный улей. На задней стене этого улья висели справочники, ради которых я пришел на Большой Центральный вокзал.
Значит, так. Первым делом я прошерстил книги в поисках Патриков Махоуни и П. Махоуни вообще. Четырех я нашел в Куинсе, в Бруклине - еще семерых, в Манхэттене - трех и в Бронксе - пятерых. Затем, вооружившись пригоршней десятицентовых монет, наменянных в ресторане, я вошел в одну из будок и принялся накручивать диск. Всякий раз, когда мне отвечал мужской голос, я спрашивал: "Старший инспектор Махоуни?", а если отвечала женщина, то осведомлялся "Инспектор Махоуни в управлении?" Получив несколько разнообразных ответов - все отрицательные с точки зрения моей задачи, а некоторые - юморные сами по себе, - я, наконец, услышал от одной женщины: "Да, он там и пробудет весь день".
Ага! Но куда я попал? Домой к Патрику Махоуни или просто к какой-нибудь родственнице, случайно знавшей, где он, мой Махоуни? Дабы выяснить это, я спросил:
- Вернется ли он домой к шести часам?
- Сомневаюсь, - был ответ. - Почему бы вам не поискать его в управлении?
- Хорошо, поищу, - пообещал я.
- Что передать... - начала она, и я повесил трубку.
Видите? Все очень просто. Теперь я знал, где его искать - нужного мне представителя сословия Патриков Махоуни. Если верить телефонной компании, его адрес был 169-88, 83-я авеню, Куинс.
Успех моего блистательного стратегического замысла придал мне уверенности и частично вернул надежду на успех, которая за последнее время серьезно пошатнулась. Воспользовавшись нахлынувшим воодушевлением, я бросился вперед.
В уголке, где едва слышался вокзальный галдеж, стоял книжный ларек, в котором я купил план района Куинс. Сверяясь с ним, обнаружил, что угол 169-й улицы и 83-й авеню находится в квартале под названием "Ямайка", всего в нескольких кварталах от станции метро на Независимой линии. Стало быть, пришло время возвращаться в подземку. Ощутимое унижение после вчерашних прогулок в роскошном мягком "паккарде", пусть и похожем на машину преступников.
Я с грохотом влетел в Куинс по Маячной линии и перешел на Независимую, которая и привела меня к Хиллсайд-авеню и 169-й улице "Ямайки". Я поднялся наверх, к веселому солнечному свету, взобрался на холм по 169-й улице и свернул направо на 83-ю авеню.
Район был жилой, тихий и приятный, для людей среднего достатка. Большинство домов построили еще до второй мировой войны. Почти все они были особняками и стояли на просторных земельных участках. Дом 169-88 был похож на соседние - широкий двухэтажный особняк из строевого леса с пристроенным сбоку гаражом. Не очень хорошо ухоженный кустарник тянулся вдоль фасада, лужайка малость высохла, но недавно была выкошена, и посреди нее торчал щит с надписью светоотражающими буквами. "МАХОУНИ"
Тот ли это Махоуни? Брать взятки от мафии и жить в такой дыре?
Ну а где ему еще жить? Наверное, до сих пор я по-настоящему не задумывался о том, где должен обретаться проданный мздоимец из полиции. Похоже, я считал, что он проживает не иначе как в ночном клубе и держит на одном колене Мерри Андерс, а на другом - Барбару Николе. За спиной - расфранченные кавалеры, все смеются, и шампанское льется рекой.
Но он проживал тут, в довольно чистеньком особняке строевого леса, на тихой боковой улочке, в квартале "Ямайка", район Куинс. И это немного пугало.
Проходя мимо дома Махоуни, я замедлил шаг, но не остановился. Было только три часа, а инспектора ждут домой в начале седьмого. Поэтому я добрел до следующего угла и свернул направо, обратно к Хиллсайд-авеню, чтобы предпринять прогулку по ней.
Чем дальше по Хиллсайд-авеню, тем более жалко она выглядела. Первые два квартала занимали банки и ресторанчики для гурманов, но потом пошли целые кварталы контор по торговле недвижимостью, стоявших вплотную друг к дружке тесными рядами. Маленькие, безвкусно-цветистые, не вызывающие доверия. На некоторых из них, чтобы вы знали, висели объявления типа: "Продаем старые дома"
За старой недвижимостью потянулись стоянки старой движимости. Я развернулся и двинулся обратно, поскольку не имел ни малейшего желания знать, что там дальше за стоянками.
Дойдя до спуска в подземку, я заглянул в закусочную, сел за стойку и заказал кофе и пирожок с сыром. Пережевывая его, попытался выработать какой-нибудь план действий.
Чего греха таить, заранее я об этом не подумал. Когда я выяснял, где живет Махоуни, у меня был план, по которому я действовал. Но и только. Теперь понятия не имел, что делать. Я знал, что должен поговорить с Махоуни и как-то заставить его выложить интересующие меня сведения. Знал, что, добиваясь всего этого, я не должен попасть в лапы Траска или Слейда, один из которых, если не оба, вероятно, денно и нощно следует по пятам за Махоуни.
Итак, можно подождать его поблизости от дома, а потом подойти к парадной двери, постучать и тотчас начать разговор. Кажется, Махоуни женат, и вполне возможно, жене неизвестно о его двурушничестве, что позволит мне припугнуть Махоуни тем же, чем я настращал дядю Эла.
С другой стороны, я могу отправиться домой к Махоуни прямо сейчас, связать по рукам и ногам всех, кого застану, и дождаться хозяина уже внутри. В этом случае Траск или Слейд не узнают о том, что я поблизости. Если, конечно, не войдут в дом вместе с Махоуни.
А может, дождаться его прихода, позвонить по телефону и как-нибудь выманить Махоуни из дома, а потом спрятаться в его машине, выехать вместе с ним из этого района, а уж затем пустить в ход веревку?
Мне не понравился ни один из этих вариантов, но у меня оставалось еще три часа, и я убеждал себя в том, что скоро придумаю что-нибудь более приемлемое.
Закусочная была оснащена телефонной будкой. От нечего делать я зашел в нее и посмотрел в телефонном справочнике номер полицейского управления Куинса. Оно располагалось по адресу 168-02, 91-я авеню.
Хей, да это же в пяти кварталах отсюда!
Я решил пойти взглянуть на управление - просто чтобы убить время. На углу 169-й улицы и 91-й авеню свернул направо. С одной стороны располагалась муниципальная автостоянка, с другой - универмаг.
Здание полицейского управления оказалось меньше, чем я думал. Это был квадратный пятиэтажный дом. Первые два этажа облицованы серым камнем, три последние - простой кирпич. Сводчатые окна первого этажа, широкие и высокие, были сплошь задернуты зелеными шторами. По бокам от деревянных двустворчатых дверей главного входа, застекленных поверху, висели привычные зеленые фонари, а белые буквы над дверью сообщали, что здесь находится сто третий полицейский участок.
Иными словами, управление полиции Куинса выглядело не ахти как.
Я прошел мимо, разглядывая окна верхних этажей. За одним на них, наверное, сейчас находится помощник старшего инспектора Патрик Махоуни.
Свернув за угол, я дошел до следующей улицы, носившей название Ямайка-авеню. Тут я свернул налево, обогнул квартал и довольно скоро опять очутился поблизости от управления полиции. Точнее, от здания участка, которым оно на поверку оказалось.
На этот раз, однако, я не прошел мимо. В голове у меня вместо планов теснились тревожные мысли, мне отчаянно хотелось поскорее покончить с делом, поэтому я резко свернул налево, толкнул двустворчатую дверь сто третьего участка и вошел внутрь.
Прямо за дверью, в своего рода тамбуре, стоял патрульный в форме. Он с легким испугом посмотрел на меня и спросил:
- Что вам угодно?
Похоже, его и впрямь удивило, что сюда кто-то вошел.
Написанное от руки распоряжение, висевшее на внутренней двери, призывало всех офицеров обязательно показывать патрульному при входе свои удостоверения, а штатских - именно так там было написано - излагать ему дело, по которому они пришли, а уж потом идти дальше.
Я слишком зачитался объявлениями и пока не придумал, что сказать. Патрульный смотрел на меня все более подозрительно и наконец проговорил:
- Ну-с, что вам здесь нужно?
Надо было отвечать. Тамбур был тесный, и мы стояли вплотную друг к другу. Я открыл рот, немножко позаикался и наконец выпалил:
- Махоуни.
Охранник насупил брови; подозрения его все усиливались.
- Что?
Все не так. Все неправильно. Я ведь хотел встретиться с Махоуни в тишине и уединении его дома, а не здесь, в полном людей и опасностей здании полицейского участка.
Но сделанного не воротишь, и пути назад нет.
- Махоуни, - покоряясь судьбе, повторил я. - Помощник старшего инспектора Патрик Махоуни.
Привратник начал что-то понимать.
- Вы хотите видеть его? - спросил он.
Этого я совсем не хотел, но тем не менее ответил:
- Да, я хочу его видеть.
- Имя?
Имя? Тут и впрямь было над чем поломать голову. Как же меня зовут-то?
Что ж, если я собрался ворваться туда, куда боялся даже прокрасться, надо было отбросить колебания и неотступно идти до конца
- Чарлз Пул, - объявил я
- Чарлз Пул, - повторил страж ворот с таким видом, будто это имя о многом говорило ему. - Подождите здесь.
Он мгновенно исчез за внутренней дверью, оставив меня в шлюзовой камере (простите, что так говорю: слишком начитался научной фантастики) наедине с объявлениями и моими думами.
Мне тотчас пришла в голову мысль о побеге. Удрать было нетрудно. Выскочить в дверь, свернуть направо и юркнуть в универмаг. В фильмах, которые показывают поздно ночью, беглецы всегда уходят от погони, забираясь в универмаги, а я последние годы видел столько ночных сеансов, что, кажется, познал эту методу от "а" до "я".
Но я так никуда и не убежал. Я просто напомнил себе, что испытывал точно такие же чувства перед походом к мистеру Агриколе, равно как и перед вторжением в дом мистера Гросса, причем в обоих случаях мне не только удалось побороть эти чувства, но и с грехом пополам остаться в живых. Так почему теперь должно быть иначе?
- Третий раз не повезет, - пробормотал я, облекая в слова древнее суеверие, которое вряд ли стоило выдумывать. Три - плохое число. Три человека - и одна спичка. Три забастовки - и тебя увольняют.
Внутренние двери распахнулись, прерывая мои размышления о тройках, и вернувшийся охранник сообщил:
- Сейчас кто-нибудь спустится.
- Благодарю вас.
В последующие несколько минут он старательно не обращал на меня внимания, устремив угрюмый сосредоточенный взгляд на улицу. Странное это ощущение - когда на тебя не обращает внимания человек, с которым ты делишь закуток шириной в четыре фута. Поэтому я ничуть не расстроился, когда в шлюзовую камеру заглянул еще один полицейский в форме и сказал:
- Мистер Пул? Не угодно ли пройти со мной?
Очень приятный и внушающий доверие человек. Лысеющая голова, лоснящийся лоб, чуть дымчатые очки, кроткая повадка. Я пошел с ним без колебаний; мы миновали несколько помещений и поднялись по лестнице на третий этаж.
Ну что, право, могло случиться со мной в полицейском участке?

- Привет, корешок, - сказал Траск или Слейд.
- Да за тобой и не угнаться, племянничек, - сказал Слейд или Траск.
Полицейский в форме пропустил меня вперед и закрыл дверь. Передо мной на сером ковре стояли улыбающиеся Траск и Слейд. Позади них виднелся письменный стол, а за ним восседал человек, которого скорее всего и звали Махоуни. Как раз в таком кабинете, темноватом и тесноватом, и полагалось бы сидеть помощнику какого-нибудь старшего инспектора.
- Я хочу поговорить с Махоуни, - заявил я.
- А ты упорный парень, племянничек, - заметил Траск или Слейд.
- Эта черта нравится мне в нем больше всего, - умилился Слейд или Траск.
- Постарайтесь, чтобы он не шумел, - сказал человек за столом. - Это опасно.
Голос его звучал взволнованно. Господи, да ему ли волноваться?!
- Не суетись, - ответил Траск или Слейд, - мы свое дело знаем.
- Выведите его через заднюю дверь, - велел человек за столом. - Я скажу, когда путь свободен.
- Инспектор Махоуни, мне надо поговорить с вами, - сказал я.
- Когда мы виделись в последний раз, у тебя была пушка, племянничек, - сказал Слейд или Траск - Как с этим сегодня?
- Никак, - ответил я, внезапно ощутив тяжесть пистолета, лежавшего в кармане моего плаща.
- Все-таки давай посмотрим. Заложи-ка руки за голову
Никто из них не размахивал оружием. Мне надо было всего-навсего сунуть руку в карман, вытащить пистолет и открыть пальбу. Но я всего-навсего сложил руки у себя на макушке.
Слейд или Траск подошел, небрежно охлопал меня и забрал пистолет. Он взглянул на меня и с ухмылкой покачал головой, подбросив мой маленький пистолетик на ладони.
- Ты мог бы пораниться этой штукой, племянничек, - сказал он
- Чего он не звонит? - спросил человек за столом.
- Угомонись, - посоветовал ему Траск или Слейд. - Все будет шито-крыто.
Я глубоко вздохнул и сказал:
- Нет, не будет.
Все трое уставились на меня.
- Надеюсь, ты не станешь делать глупостей, племянничек? - осведомился Траск или Слейд.
- Вам лучше выслушать меня, инспектор Махоуни, - сказал я. - Ваши неприятности серьезнее, чем вы думаете.
Неправда. Неприятности были у меня, и я прекрасно знал, насколько они серьезны. Но Махоуни нервничал, и я ухватился за это обстоятельство, исполненный решимости пойти на все, лишь бы добиться своего.
- Уткнись в тряпочку, племянничек, - велел мне Траск или Слейд.
Но было уже поздно. Реакция Махоуни на мои слова оказалась несоразмерной их содержанию. Секунд тридцать он сидел с таким видом, будто его вот-вот хватит удар. Махоуни был человеком лет пятидесяти, с седеющими волосами песочного цвета и вялой бледной ирландской физиономией, щедро усыпанной веснушками. Веснушки на щеках, веснушки на тыльных сторонах ладоней. Можно было спорить, что веснушками усеяны и его мясистые плечи. Лицо его, толстощекое, с двойным подбородком, имело подленькое и лживое выражение, как у жулика, выехавшего на загородную прогулку. Такие физиономии очень здорово строит Эд Бегли.
Махоуни поднялся на ноги, но не вышел из-за стола, и сказал:
- Ты о чем это? Что еще за неприятности у меня?
- Он блефует, - ответил Траск или Слейд. - Дай ему волю - еще не так споет и спляшет.
Слейд или Траск подкинул мой маленький пистолетик и опять поймал его.
- Ну, все ясно, - заявил он. - Видишь эту игрушечную пушку? Парень пришел тебя убивать, так же как убил Фермера и пытался убить мистера Гросса.
Махоуни все больше размякал. Он не знал, что думать. Я сказал:
- А что если они заблуждаются, инспектор? Мне известно, где вы живете. Сто шестьдесят девять - восемьдесят восемь, Восемьдесят третья авеню. Кабы я хотел вас убить, то не стал бы являться сюда, в полицейский участок, а подкараулил бы вас возле дома.
Траск или Слейд подошел ко мне и ткнул меня твердым пальцем в грудь.
- Кажется, тебе велели уткнуться в тряпочку.
- Погоди, - сказал Махоуни. - Осади назад, Траск. Пускай говорит.
Траск. Узнав, который из них Траск, а который Слейд, я испытал почти невыносимое чувство облегчения. Я едва ли не напрочь забыл, зачем пришел сюда и чего пытаюсь добиться.
Но Траск напомнил мне об этом. Он крепко хлопнул меня по плечу и сказал.
- Ладно, племянничек, будь по-твоему. Можешь держать речь.
Слейд (теперь-то уже точно Слейд) добавил:
- Спой, племянничек, и станцуй для нас. Хочешь, мы сыграем тебе на губах?
- Тихо, - сказал Махоуни. - Пусть говорит.
- Благодарю вас - произнес я.
Махоуни наставил на меня веснушчатый палец.
- И смотри, чтобы это была правда
- Кто-то стучал властям, - начал я, - и эти люди думают, что виноват я. Кто-то убил мистера Агриколу, и они думают, что в этом тоже моя вина. Но если это не так? Если я не причинил никому вреда, мое устранение не принесет никому пользы. Стукач, кто бы он ни был, будет себе стучать и дальше. И рано или поздно настучит на вас, инспектор Махоуни.
Махоуни скривился так, что его физиономия едва не затрещала. Он смотрел на меня, будто ястреб, и напряженно соображал.
Я сказал:
- Если мистера Агриколу убил не я, значит, его убийца гуляет на свободе. Никто его не ищет, никто даже не думает о нем. А он, быть может, хочет убить и вас тоже.
Слейд подкинул пистолет вверх.
- А как насчет этой штуки, племянничек? Это что, для балласта?
- Для самозащиты. А то вы, ребята, никак не можете успокоиться, пока не убьете меня.
- Пока только одно твое утверждение звучит разумно, - сказал Махоуни. - Зачем тебе приходить сюда, если ты знаешь, где я живу.
Что ж, начало было положено. Я кивнул.
- Вот именно. Видите, все ваши логические построения рассыпаются.
- Ой ли? Ну, а что тогда...
Его речь была прервана телефонным звонком. Махоуни взглянул на Траска со Слейдом, потом снял трубку.
- Алло? Подожди. - Он зажал микрофон ладонью и сказал приятелям. - Путь свободен.
- Прекрасно, - ответил Траск. - Значит, мы забираем племянничка.
- Я еще не выслушал его, - с сомнением произнес Махоуни.
- У вас на карту поставлено больше, чем у этих двоих, - сказал я, пытаясь убедить его. - Уж как-нибудь выкройте для меня пять минут.
Он кивнул.
- Да, пять минут. - И повторил то же самое в трубку: - Дай нам пять минут. Сообщи, когда там опять никого не будет.
Махоуни положил трубку и окинул меня долгим задумчивым взглядом. Потом он уселся за стол и сказал:
- Ладно. Есть одно обстоятельство, которое говорит в твою пользу. Теперь у меня к тебе вопрос. Если ты пришел сюда не затем, чтобы убить меня, тогда зачем ты сюда пришел?
- За сведениями, - ответил я.
- Тебе нужны сведения? Но ведь ты сам даешь сведения.
- То-то и оно, что я никогда не давал никому никаких сведений. Я ходил к мистеру Агриколе и мистеру Гроссу, чтобы узнать, почему синдикат охотится за мной, тогда как я не сделал ничего плохого. Мистер Гросс говорит, причина в том, что вы говорите, будто я стукач. Но я не стучал. Вот и пришел сюда узнать, кто вам сказал, что я стукач.
- Ну, это несложно, - ответил он. - Тони Тафи.
- Кто?
- Лейтенант Энтони Тафи из отдела организованной преступности. Крепыш Тафи. Это он собирал сведения о твоем баре, и когда я спросил его, откуда берутся наркотики, он ответил, что прямиком от бармена, который работает на синдикат.
- Он сказал... - Тут я умолк. Я сроду не слыхал о Крепыше Тони Тафи. С чего бы вдруг ему говорить такое про меня?
- Крепыш Тони - честный полицейский, из неподкупных, - заявил Махоуни. - А я - его непосредственный начальник. Когда я спрашиваю его, откуда сведения, он мне отвечает. У него нет причин лгать.
- Но он солгал.
Махоуни выставил вперед свои пухлые ладони, будто чаши весов.
- С одной стороны, тебе не было никакого смысла приходить в участок, чтобы убить меня. С другой стороны, Крепышу Тафи не было никакого смысла мне врать.
- Племянничек прикончил Фермера Агриколу, мы это точно знаем, - вставил Траск.
- А я был у него за полчаса до убийства. Как вспомнишь - тошно становится, - вставил Слейд.
Махоуни продолжал вдумчиво изучать свои перевернутые ладони.
- Вот сюда, - проговорил он, - надо присовокупить тот факт, что Крепыш Тони никогда прежде мне не врал. И тот, что, по всеобщему убеждению, именно ты вырубил Фермера Агриколу. А еще твой приход сюда при оружии. Да в придачу то, что именно тебе было удобнее всего стучать в полицию.
Говоря это, он все ниже опускал одну руку, отягощенную тем, что, по мнению Махоуни следовало присовокупить одно к другому. Бросив на меня быстрый взгляд, он сосредоточил внимание на второй своей ладони, которая одиноко находилась в воздухе.
- А вот сюда нам присовокупить нечего, - сказал Махоуни. - Совсем нечего. Так что, возможно, ты все-таки пришел сюда, чтобы убить меня. И не стал караулить возле дома либо по глупости, либо потому, что надеялся застать меня врасплох.
Траск и Слейд закивали. Слейд сказал:
- Вот так-то, племянничек. Все сходится.
- Кто-то, - произнес я с дрожью в голосе, - использует меня как мальчика для битья. Я в жизни не перемолвился словом с Тони Тафи. Я сейчас впервые слышу о нем. Либо он вам наврал, либо вы наврали мистеру Гроссу. Хотел бы я знать, кто из вас врет.
Махоуни не на шутку оскорбился.
- Я - лгу? Да за каким чертом?
- Может, сведения просочились по вашей вине, - предположил я. - И теперь вы хотите выгородить себя, свалив все на меня.
- Ну, пожалуй, все. Я наслушался, - сказал Махоуни.
Я тотчас же воззвал к Траску:
- Возможно, вы уже успели поговорить с мистером Гроссом, что вчера со мной была вовсе не мисс Алтея.
Траск нахмурился.
- Ну и что?
- А то, что мистер Гросс полагает, будто я в сговоре с мисс Алтеей и поэтому стучу в полицию и пристукиваю людей. Но если я не заодно с мисс Алтеей, то каковы мои мотивы?
- Не наше это дело - разбираться в твоих мотивах, - заявил Траск.
- Но ваша задача - заботиться о том, чтобы синдикат работал как надо. А что если за всем этим и впрямь стоит Махоуни, который любой ценой пытается замазать собственный промах? Ну, увезете вы меня, убьете, а что изменится? Дела-то не поправятся. А Махоуни найдет другого козла отпущения, может, даже кого-нибудь из вас двоих. И так будет продолжаться без конца.
Махоуни проворно вскочил на ноги.
- Эй, минутку, черт возьми!
Не сводя с меня глаз, Траск взмахом руки велел ему сесть и заткнуться. Казалось, он и развеселился, и заинтересовался.
- Ладно, племянничек, - проговорил он, - продолжай. Что еще ты хочешь сказать?
- Меня подставляют, - ответил я. - Это единственное, что я знаю наверняка. Может, Махоуни, может, кто-то еще.
- А если это делает не Махоуни? - спросил Траск с таким видом, будто просто убивал время в ожидании телефонного звонка.
- А вам никогда не приходило в голову, что Махоуни попался? Может, полиция еще не уверена, но подозревает, что он продался синдикату. Поэтому безопасности ради его не допускают к сведениям, чреватым неприятностями. Например, не говорят ему, кто настоящий стукач, поскольку того еще не выдоили до капли.
Махоуни таращился на меня, разинув рот. У Траска по-прежнему был иронический вид. Он повернул голову и спросил:
- Ну, что ты об этом думаешь, Махоуни?
- Я думаю, - произнес тот немного сдавленным голосом. - Я думаю, что все это чепуха, вот что я думаю.
- Мы можем по-быстрому это проверить, - предложил Слейд.
- Хорошо, - ответил я, поворачиваясь к нему. - Отлично. Давайте проверим.
Махоуни настороженно взглянул на Слейда.
- Что такое?
- Тафи здесь? - спросил Слейд.
- Наверное, - ответил Махоуни. - Должно быть, у себя в кабинете.
- Мы с Траском куда-нибудь спрячемся, а ты позови Тафи. Молокосос скажет, что никогда прежде не видел Тафи и не слыхал о нем. Поглядим, узнает ли Тафи молокососа, и послушаем, что ему известно.
- Прекрасно, - быстро проговорил я. - Очень хорошо. Я шаг за шагом подбирался по цепочке к сути обвинений против меня и к имени своего обвинителя. От дяди Эла - к Агриколе, Гроссу и Махоуни, а теперь вот Тафи. Было бы здорово, если б эта цепочка кончилась на нем.
Махоуни эта мысль радовала куда меньше.
- А если он рассыплет горох? Если начнет болтать с Тафи?
Траск улыбнулся и покачал головой.
- Не начнет. Этим он только убьет Тафи, потому что тогда нам придется заткнуть бедняге рот. Ты ведь не захочешь так подводить Тафи, правда, племянничек?
- Нет, я ничего не скажу, - ответил я.
- Застрелить Крепыша Тафи? - спросил Махоуни. - Прямо тут, в моем кабинете?
- У меня есть глушитель, - сообщил ему Слейд. - А труп сможем вытащить, когда нам скажут, что для племянничка путь свободен.
- Кроме того, не будет никакой нужды стрелять, - добавил Траск. - Правда, племянничек?
- Правда, - пообещал я.
- Ну... - с сомнением произнес Махоуни.
- Давай, давай! - поторопил Траск. - У нас мало времени.
Махоуни покачал головой. Ему по-прежнему не нравилась эта затея, но он все-таки сказал:
- Дайте я проверю, у себя ли Тафи.
Мы ждали, а Махоуни тем временем названивал по телефону. Судя по разговору, Тафи был на месте. Махоуни спрашивал, не заглянет ли тот на минутку. Потом он повесил трубку и сказал:
- Сейчас придет.
Траск и Слейд отступили к двери в дальней стене кабинета.
- Смотри, племянничек, - сказал мне Слейд, а Траск улыбнулся, и оба скрылись из виду.
Мы с Махоуни стояли и смотрели друг на друга. И он, и я нервничали, а посему молчали. Время зависло в воздухе, будто маятник, застывший в высшей точке своего подъема.
Послышался один резкий удар в дверь, потом она открылась, и вошел высокий черноволосый детина грубого обличья, с костлявой физиономией и костлявыми пальцами. Таких называют "черными ирландцами". Гибрид Джона Уэйна и Роберта Райана.
Не успел этот верзила показаться в дверях, как Махоуни начал свою речь.
- Кое-что случилось, Тони. Потом поговорим. Ко мне пришел посетитель. Через полчаса я освобожусь, извини, что напрасно потревожил.
- Да ничего, - Тафи махнул громадной лапой и тут впервые взглянул на меня. - О, Чарли! - воскликнул он и широко улыбнулся, радостно удивленный. - Подумать только, ты здесь! Сбагриваешь зелье напрямую моему начальству? Мы, мелкая сошка, тебя больше не устраиваем?
Я открыл рот, но выдавил из себя только воздух.
Здоровенный негодяй шутливо похлопал меня по руке.
- Ничего, Чарли, я понимаю, можешь не отвечать. Еще увидимся.
И был таков.
Я уставился на дверь, в которую он вошел, а потом вышел За спиной послышались шаги - это Траск со Слейдом возвращались в комнату. Но я не повернулся и не посмотрел на них. Я таращился на дверь, пытаясь понять, что же со мной стряслось.
В тишине резко звякнул телефон. Потом голос Махоуни произнес: "Алло?" Молчание. Затем: "Ладно, хорошо". Щелчок. Трубка легла на рычаг.
- Путь свободен, - сказал Махоуни Траску и Слейду.
Они схватили меня за руки. Один из них пробормотал:
- А теперь без шума, племянничек.
Шум? Какой еще шум? Я даже не понимал, что происходит.
Мы двигались - все втроем. Сперва по какому-то коридору, потом - вниз по какой-то лестнице, затем - вдоль асфальтированной аллеи, где стояла черная машина, знаменитая черная машина. Меня бросили на пол между сиденьями и прикрыли вязаным афганским ковриком, от которого почему-то разило лошадью. Лежа в пятнистой тьме, я отправился на свою последнюю автомобильную прогулку. Растерянный, перепуганный и будто заколдованный.

Если вы хотите решить мудреную задачу, настоящую головоломку, например, извлечь квадратный корень из двойки или догадаться, кто и почему убил Фермера Агриколу, позвольте посоветовать вам вот что: отправляйтесь в долгую загородную прогулку на полу автомобиля, укрывшись пестрым вязаным афганским ковриком, от которого исходит приятный конский дух.
Поездка длилась больше часа и, к счастью, почти все время дорога была ровная. Поначалу, признаюсь, я впал в состояние отупения и ничего не соображал. Это был результат потрясения. Но мало-помалу мозг начал растапливать этот лед оцепенения, и я обрел способность более-менее связно размышлять.
А подумать следовало о многом. Кто, как и почему убил Фермера Агриколу? Кто и почему стучал в полицию? Зачем Крепыш Тони Тафи опознал меня как информатора?
Я лежал под ковриком и размышлял о том, что мне уже известно обо всем случившемся, обо всем, что я сумел понять и чего не понял. В этот последний разряд входило чертовски много.
Кроме того, я немало передумал о людях, связанных с этим делом, о тех, с кем жизнь свела меня за последние трое суток. Дядя Эл, Фермер Агрикола, его дочь мисс Алтея, мистер Гросс, инспектор Махоуни, Крепыш Тони Тафи, Траск и Слейд. И тех. кто вольно или невольно помогал мне: Арти Декстер, Хло, патрульный Циккатта. Меня к примеру, интересовало, где теперь Арти и мисс Алтея. И занимал вопрос о том, где теперь патрульный Циккатта будет буль-буль-булькать ветреными ночами и придет ли ему в голову потребовать официального расследования моего исчезновения. Подумав об этом, я покачал головой. Наверняка он не догадается ничего предпринять. Слишком уж он не любит совать нос в чужие дела.
Я все время возвращался мыслями к убийству Фермера Агриколы. Мне казалось, что оно, должно быть, связано с моим собственным затруднительным положением. Убийство было совершено очень быстро. Фермер Агрикола отдал Траску и Слейду приказ расправиться со мной. Потом я прибыл на ферму и нашел его уже мертвым. Вряд ли это простое совпадение. Но где связь? В чем она заключается? Этот вопрос и составлял суть головоломки.
Я лежал в пестром полумраке, похожем на вечернюю мглу в кафедральном соборе с витражами на окнах, лежал под ковром, вдыхая запахи шерсти и лошади, и мусолил, мусолил, мусолил этот вопрос - суть своей головоломки. Может, Фермера Агриколу убил тот же человек, который давал сведения Крепышу Тони Тафи? Неужели убийство так причудливо связано с моими неприятностями?
А что если... Что если Агрикола не до конца поверил в мою вину? Что если он заново навел справки и выяснил, что я вовсе не стукач? Что если он собрался отменить охоту на меня и направить своих убийц к новой жертве, настоящему стукачу? Разве стукач, узнай он об этом, не убил бы Агриколу, чтобы обезопасить себя? Конечно, убил бы.
Вот только как он мог все узнать? А узнав, добраться до Фермера и расправиться с ним? Когда Траск и Слейд уехали от Агриколы, он, похоже, все еще считал, что стукач - я. Но не прошло и получаса, как я обнаружил его труп. За этот промежуток времени никто не смог бы пробраться на ферму незамеченным. А трое слуг, Кларенс, Тим и Руби, создавали друг дружке алиби.
Разве что... Ну, а если... А если... А если убийц было несколько? Что если Фермера убрали Траск со Слейдом?
Агрикола начал подозревать, что стучу не я, и приказал им оставить меня в покое вплоть до выяснения всех подробностей. А они убили его и возобновили охоту за мной, прикрывая таким образом самих себя. Телохранитель с фермы, Кларенс, говорил мне, что Агрикола был жив, когда уехали Траск со Слейдом, но что мешало одному из них, или обоим, проскользнуть обратно в дом, подняться следом за Агриколой по лестнице и пырнуть его ножом, дабы не привлекать внимания остальных домочадцев пистолетной пальбой?
Лежа на полу, я трясся, будто на кровати, которая умеет будить. Такими оборудованы новые гостиницы. Мелкая дрожь пронизывала меня насквозь, а я все ломал голову над свой версией. И чем дольше я думал, тем меньше она мне нравилась. Разумеется, версия объясняла, как был убит Агрикола, но во всем остальном была совершенно невероятна. Во-первых, Траск и Слейд вряд ли станут стучать, а во-вторых, они не будут убивать Агриколу только потому, что он снял с меня подозрения. Они бы заняли выжидательную позицию и посмотрели, как пойдут дела.
Нет, это не Траск со Слейдом. Кто-то еще. Кто-то еще.
Я принялся рассматривать другие возможности, версии и предположения, но все они никуда не годились. Я пытался разгадать головоломку через Крепыша Тони Тафи и через причины убийства Фермера Агриколы, но по-прежнему ничего не получалось. Кроме того, и снова и снова размышлял о том, как убили Фермера Агриколу. Как кто-то сумел пробраться туда и убить его после ухода Траска и Слейда, но до моего появления. И это "как" было самой загадочной частью головоломки.
Я мог бы все понять, будь убийство делом рук Траска и Слейда. Они покидают дом, Агрикола задерживается, чтобы отдать какое-то распоряжение Кларенсу, потом поднимается по лестнице. Траск и Слейд прокрадываются следом, убивают его, опять спускаются, выходят из дома и уезжают. Но только они этого не делали. Не делали. Я был уверен.
И тут я все понял.
Открытие так поразило меня, что я сел, резко отбросил в сторону коврик. Яркие лучи солнца, косо падавшие сквозь заднее стекло, ослепили меня. Мы ехали на восток, что само по себе было не слишком важно для меня. Разве что я более-менее сумел сориентироваться. Мы были где-то на Лонг-Айленде. Я прищурился и указал пальцем на Траска. Оба бандита сидели впереди. Слейд вел машину.
Я сказал Траску:
- Тебя с ним не было.
Он повернул голову и хмуро взглянул на меня.
- На пол, племянничек, - велел он.
- Нет, ты мне скажи, - не унимался я. - Когда Слейд отправлялся к мистеру Агриколе, тебя с ним не было. Ты остался следить за домом Арти Декстера или моей матери.
- Ну и что? - спросил Траск. - Ложись и укрывайся.
- Кто поехал с тобой? - пристал я к Слейду. - Кого ты брал с собой на встречу с Фермером Агриколой?
Слейд не произнес ни слова, а Траск протянул спою костистую лапищу с зажатым в ней большущим твердым пистолетом и легонько стукнул меня стволом по голове.
- Я же сказал, на пол, племянничек.
И я улегся на пол, вновь накрыв себя ковриком.
Вот он, ответ. Запечатан в голове Слейда, как в бутылке. Слейд ездил к Фермеру Агриколе не с Траском, а с кем-то еще. И этот кто-то увидел, услышал или сказал нечто, представлявшее для него опасность. Поэтому после ухода он заявил Слейду: "Извини, я забыл свои сигареты". Или: "Ой, вспомнил, надо бы спросить Фермера..." Или: "Подожди, мне надо пойти отлить". Словом, что угодно. Пока Слейд ждал, тот второй вернулся в дом, убил Агриколу, вышел и укатил вместе со Слейдом.
И этого человека могли бы заподозрить. Во всяком случае, Слейд мог бы все вспомнить и заподозрить его, не вломись я туда несколько минут спустя, принимая на себя и вину, и подозрения.
Мне уже давно следовало бы все это понять, но я слишком привык считать Траска и Слейда неразлучной парочкой. Однако разве не расстались они вчера, когда один следил за домом Арти, а второй, вероятно, находился в обществе инспектора Махоуни? Не будь я тогда в плену предубеждений и допусти хотя бы мысль о том, что Траск и Слейд могли работать порознь, могли в течение короткого времени жить друг без друга, я был бы сейчас куда ближе к разгадке.
Но и это лучше, чем ничего. Теперь я знал, как был убит Агрикола, и мог догадаться почему. И оставалось разрешить лишь весьма запутанный вопрос о личности убийцы.
Едва ли не в тот миг, когда машина остановилась, я понял, кто он. Да, это наверняка он, наверняка. Он был единственным в мире человеком, знавшим то, что надо было знать; бывавшим там, где нужно, именно тогда, когда нужно. Только он мог обстряпать это дело, представлявшее собой хитроумное сочетание трусости и коварства, лукавства и безрассудства.
Машина свернула с шоссе и теперь ехала по какому-то хрустящему грунту. Судя по звуку, это был песок. Она все замедляла ход, раскачиваясь на ухабах, и наконец остановилась.
Распахнулись и захлопнулись дверцы. Послышался скрип песка под ногами. Снова открылась дверца, та, что была у меня в ногах, и голос Траска произнес:
- Приехали, племянничек.
Я скинул коврик и сел.
- Теперь порядок, - сказал я. - Теперь я все знаю.
- Пойдем прогуляемся, племянничек, - предложил Траск.
Он и не слышал меня.
- Но я все вычислил, - заявил я. - Теперь все в порядке, я пришел к выводу.
Траск опять показал мне свой большой тяжелый пистолет.
- Вылезай из машины, племянничек.
Я посмотрел на него, потом - мимо него, но не увидел ничего, кроме Слейда.
Я обо всем догадался, а этим дурням совершенно наплевать. Я знал, в чем дело, а они все равно хотят отправить меня в путешествие на тот свет.
- Племянничек, - сказал Траск, - пошли.

Вы уж меня простите, но я намерен ненадолго переключиться на повествование от третьего лица. Следующая сцена слишком уж действовала мне на нервы, и описывать ее от первого лица я не в состоянии. Я хотел бы наблюдать ее с как можно более далекого расстояния - к примеру, с середины пролива Лонг-Айленд.
Поэтому...
Место действия - клочок песчаного пляжа неподалеку от Ориент-Пойнт, одного из двух южных островков Лонг-Айленда. Второй, Монтаук-Пойнт, расположен дальше к тогу и пользуется более широкой известностью. На вид он гораздо невзрачнее, зато не такой сонный и лучше застроен. Летом три раза на дню от Ориент-Пойнт отчаливает паром, который плывет в Коннектикут, в Нью-Лондон. Опять же летом здешние воды кишат прогулочными катерами, а пляжи - купальщиками и любителями позагорать. Но после Дня Труда тут появляются безлюдные участки, которые все разрастаются. Поэтому к первым снегопадам Ориент-Пойнт выглядит совершенно покинутым.
Вышеупомянутый клочок пляжа представляет собой один из таких безлюдных участков. Во всяком случае, представлял, пока несколько минут назад на нем не появился автомобиль. Машина медленно катила по песчаным дюнам со стороны дороги, которую с пляжа было не разглядеть. Большая черная машина, новенькая и блестящая в лучах сентябрьского солнышка. Она остановилась поодаль от кромки воды, на расстоянии, примерно равном длине городского квартала, и из нее вылезли двое мужчин в черных пальто. Ветер подхватил полы пальто и прижал их к ногам двух мужчин.
Спустя минуту или две из машины выбрался третий мужчина, пониже и похлипче двух первых. На нем был черный плащ, который ветер тоже прижал к его ногам.
Троица зашагала прочь от машины. Они шли гуськом, тот, что был в плаще, плелся вторым. Остальные двое шли, ссутулясь и засунув руки в карманы пальто. Поступь их была тяжела. Но мужчина в середине, похоже, что-то рассказывал: его руки пребывали в непрерывном движении, будто крылья неуправляемой ветряной мельницы, а голова дергалась в такт речи. Остальные двое, казалось, не слушали его.
Облаченные в черное, обдуваемые ветром и залитые солнечным светом, фигуры этих троих ходоков на фоне бледно-желтого песка являли собой внушительное, любопытное и немного пугающее зрелище. Они двигались по песку явно целенаправленно: двое более крупных мужчин высоко поднимали ноги, наклонялись вперед и усердно шевелили плечами, как и подобает людям, шагающим по песку и знающим, куда именно они идут. А тот, что ковылял между ними, то и дело скользил на песке и, казалось, вот-вот упадет, не совладав со своими размахивающими во все стороны руками.
Они шли к воде, но не прямо, а под углом к кромке прибоя, забирая вправо от машины. Их целью был маленький заливчик, проточенный океанской волной в песке, - крошечный пруд, или бухта, или лагуна, окруженная песчаными наносами. На поверхности лагуны плавало столько коряг, топляка и серых досок, что воды было вовсе не видать. Еще больше шишковатых корявых веток валялось на песчаных дюнах, окружавших лагуну.
По мере того как шествие приближалось к этому нагромождению плавника, мужчина, шагавший в середине, делался все более возбужденным, как будто плавник одновременно пугал его и притягивал к себе. Его быстрая бессвязная речь, состоявшая из незаконченных предложений, неслась над гонимыми ветром волнами.
Троица добралась до груды плавника. Двое высоких мужчин поставили болтуна на нужное место - на самый край откоса, спускавшегося к воде. Он стоял лицом к суше, в самой гуще веток. Высокие мужчины попятились прочь и вытащили из карманов какие-то маленькие машинки, а тот, что стоял среди плавника, достигавшего его пояса, затараторил еще громче и быстрее, чем прежде. Время от времени над водой пролетало одно-два законченных предложения типа "А что если я прав? Что если вы ошибаетесь, а я прав? Как я узнал бы, кто ездил с тобой на ферму?" И тому подобные замечания, произносимые громко, быстро и с жаром.
Двое подняли свои машинки и направили их на болтуна. Но потом один из здоровяков опустил руку и сказал что-то своему приятелю. Они наскоро посовещались между собой, но, похоже, так и не пришли ни к какому решению.
Болтун все болтал и болтал, размахивая руками. Ветер обмотал плащ вокруг его фигуры, а покрытый испариной лоб болтуна сиял на солнце.
Двое мужчин наконец до чего-то договорились. Они поманили к себе болтуна, который вышел из груды плавника и поплелся с ними вместе по песку обратно, к машине, на которой они приехали. Болтун и один из здоровяков остановились возле машины, а третий мужчина открыл дверцу, скользнул за руль и снял трубку автомобильного телефона, прикрепленного под приборным щитком.
Он произнес имя, которое ветер подхватил и понес над волнами.
- Мистер Гросс.
Последовали короткие телефонные переговоры, ведущая роль в которых принадлежала человеку, сидевшему за рулем, затем он передал трубку болтуну, еще недавно стоявшему в куче плавника. Болтун опять принялся болтать, на этот раз в трубку, однако с прежней скоростью и настойчивостью. Он прекратил болтать, послушал немного, потом заболтал снова. Трубка перекочевала к одному из здоровяков, который сказал человеку на другом конце линии несколько слов, подтверждающих болтовню болтуна, а потом снова передал трубку болтуну, чтобы тот поболтал в нее еще немножко.
Дул ветер. Сияло солнце. Волны накатывали на пляж. Черная машина блестела. Болтун болтал. Двое других неподвижно и терпеливо стояли рядом. Этим бесстрастным людям было все равно, сумеет болтун убедить своего слушателя или нет. Один из них, сгорбившись и сложив ладони чашечкой, чтобы прикрыть от ветра пламя спички, закурил сигарету. Белый дым понесло к морю вместе с обрывками болтовни болтуна.
Болтун кончил болтать, вручил трубку здоровяку; тот быстро сказал что-то, послушал, кивнул и опять заговорил, потом повесил трубку на крючок под приборным щитком.
Троица забралась в машину - все сели впереди, умолкший болтун в середине, а здоровяки по краям. Машина развернулась, описав широкую дугу, и поехала прочь с пляжа, к невидимой отсюда дороге.
Уф!
Все висело на волоске, скажу я вам. Стоя в груде плавника, я думал, что мне конец и дело теперь только за стрельбой. Я говорил, как Бродерик Кроуфорд, когда тот куда-то торопится, я произносил слова в пять или шесть раз быстрее обычного, подпрыгивал и безостановочно размахивал руками, чтобы привлечь внимание Траска и Слейда, и какое-то время мне казалось, что с таким же успехом я мог бы вещать по-французски. Но я твердил свое, рассказывая им, кто убил Агриколу и почему, и как я вычислил, что он стучит на синдикат Крепышу Тони Тафи, и как узнал, что именно с ним Слейд ездил к Агриколе, а потом повторял всю историю от начала до конца. И спустя какое-то время она мало-помалу просочилась сквозь их черепа, как дождевая вода сквозь железобетон.
В конце концов Траск сказал:
- Пускай парень поговорит с Гроссом, вреда от этого не будет. Как Гросс решит, так с ним и поступим.
- Неохота время тратить, - ответил Слейд.
- Это недолго, - возразил Траск.
Тем дело и кончилось. Мы вернулись к машине, и сначала я подумал, что нам предстоит еще одна долгая совместная поездка через остров, на юг, к Хьюлетт-Бей-Парк, но оказалось, что в машине есть телефон. Я уже слыхал о телефонах в автомобилях, но впервые видел такую штуку.
Зная, что я был напичкан научной фантастикой, вы, возможно, подумали, что при виде телефона в черной машине я погрузился в размышления о чудесах науки и всем таком прочем, но ничего подобного мне в голову не пришло. Черная машина на песчаных дюнах, безлюдье, свирепого вида тип, звонящий своему хозяину по телефону из машины - все это было словно из многосерийных телефильмов, которые я в детстве смотрел по субботам. Я смотрел в небо в надежде увидеть там сверхчеловека или истребителя шпионов, но никто не показывался.
За исключением мистера Гросса, разумеется, возникшего на другом конце линии. Траск позвонил ему, а Слейд тем временем стоял рядом со мной, красноречиво держа руку в кармане. После минутных препирательств с телефонной компанией Траск наконец дозвонился до мистера Гросса и доложил обстановку. Они с минуту поболтали друг с дружкой, после чего Траск сунул мне трубку со словами:
- Он хочет сам выслушать тебя. Рассказывай.
И я опять рассказал все с начала до конца, настолько связно и толково, насколько позволяли обстоятельства. Мистер Гросс задал мне несколько вопросов, и я, как мог, ответил на них, а потом он сказал:
- Что ж, такое возможно. Это вовсе не обязательно должно оказаться правдой, как ты понимаешь, но такое вполне возможно, в качестве альтернативного объяснения. Придется решать, какая из версий соответствует истине. Дай трубку Траску.
- Хорошо, сэр.
Я передал трубку Траску, последовал еще один короткий разговор, и все. Траск сказал Слейду:
- Надо доставить его пред очи мистера Гросса.
Я выдохнул. Кажется, впервые за последние три минуты или около того
Слейд пожал плечами.
- Так мы никогда не выполним эту работу, - сказал он. Но в его голосе не было ноток досады, скорее уж в нем сквозила покорность судьбе.
Траск указал через плечо большим пальцем.
- Давай, племянничек, лезь обратно в машину.
- Снова под коврик?
Они переглянулись, Слейд пожал плечами, и Траск сказал:
- Нет, садись вперед
Это меня обрадовало. Ехать в сидячем положении и дышать свежим воздухом гораздо приятнее, чем в лежачем, да еще под ковриком. Позволив мне сесть рядом с ними, Траск и Слейд как бы давали понять, что готовы поверить моим словам.
Слейд опять повел машину, а Траск сел справа от меня. Слейд развернулся, вычертив на песке широкую дугу, и поехал обратно к шоссе. Когда мы выбрались на него и свернули на запад, к заходящему солнцу, Слейд опустил светозащитный козырек и сказал:
- Надеюсь, ты говорил правду, племянничек. Мне этот ублюдок никогда не нравился.
- И мне, - подал голос Траск.
Я разделял их мнение.

В доме мистера Гросса нас ждало немало народу. Помимо самого Гросса, тут были мой дядя Эл, телохранитель Фермера Агриколы Кларенс, инспектор Махоуни и еще два свирепого вида типчика, которых я прежде не встречал. Дядя Эл, Кларенс и Махоуни выглядели встревоженными, а двое типов свирепого вида - так же, как любые другие типы свирепого вида безучастно и не очень весело.
Когда Траск, Слейд и я вошли, мистер Гросс сказал:
- А, вот и вы. Мы вас ждем.
В прошлый раз в этой комнате стояли три карточных стола и шла игра. Теперь столы исчезли, а вместо них появились хлипкие кресла и столики, разбросанные тут и там. На полу лежал очень чистый восточный ковер.
При нашем появлении мистер Гросс поднялся и жестом указал мне на стул, стоявший так, что, сев на него, я неминуемо оказывался в центре внимания.
- Садитесь, мистер Пул, устраивайтесь поудобнее.
Я сел, но удобно мне не было. Смогу ли я их убедить? Я чувствовал их взгляды и испытывал страх, к которому примешивалась еще и боязнь сцены.
- Я пригласил этих людей, - начал мистер Гросс, - чтобы они выслушали ваши соображения. И хотел бы попросить вас вновь изложить их, как вы сделали это по телефону. А эти господа оценят степень достоверности вашего рассказа.
- Это опасно, Гросс, - сказал Махоуни. - Я не должен находиться здесь. Это не только угрожает моей работе на вас, но и мне самому, равно как и всей организации.
Гросс отмахнулся от него связкой сарделек.
- Остынь, Махоуни. Сиди да слушай себе.
Дядя Эл обратился ко мне:
- Чарли, ну что ты еще натворил? Мало тебе неприятностей?
- Довольно, - сказал Гросс и сел, будто белая жаба, отдыхающая под шляпкой гриба. Он сложил пухлые руки на груди, прикрытой белой сорочкой и черным пиджаком. - Начинайте.
Я начал:
- Произошло два события, и оба были поставлены мне в вину. Во-первых, кто-то выдал тайну Крепышу Тони Тафи. Во-вторых, кто-то убил Фермера Агриколу. Вы заблуждались, полагая, будто все это сделал я, но были правы, когда думали, что виновник один. Причина, по которой вы решили, что это я, заключается в следующем: вы попросили инспектора Махоуни выяснить, как происходит утечка сведений, инспектор спросил Тафи, и Тафи ответил, что сведения поступают от меня. - Я повернулся к Махоуни. - Однако поначалу он не утверждал прямо, что именно я говорил с ним. Вы задали ему вопрос "Откуда эти сведения?", а он ответил что-то вроде: "От бармена из "Я не прочь". Не так ли?
Махоуни пожал плечами, развел руками и взглянул на Гросса.
- Почем мне знать? - сказал он, обращаясь непосредственно к хозяину дома. - Как я могу помнить точные слова? Да и какое это имеет значение?
- А вот какое, - пояснил я. - Вы задали Тафи один вопрос, а ответ получили совсем на другой. В большинстве своем полицейские хранят в тайне имена своих осведомителей, во всяком случае, так написано в книжках, которые я читал. А посему, сдается мне, Тафи даже в голову не пришло, что вы хотите знать, как зовут информатора. Вы спросили его, откуда сведения, а он решил, что вас интересует их первоисточник в организации, и назвал меня. Однако он вовсе не имел в виду, что я говорил с ним напрямую. Он имел в виду, что человек, доставивший ему сведения, сначала получил их от меня.
- Стало быть, ты работал через посредника, - сказал Махоуни. - И что из этого?
- Не через посредника. Есть лишь один человек, с которым и когда-либо говорил о делах организации, да и с ним беседовал лишь потому, что считал его безопасным. Он был членом...
Дядя Эл вскочил на ноги и заорал:
- Минутку, черт возьми!
Мистер Гросс указал в его сторону своим пальцем сарделькой.
- Сядь, Гэтлинг.
Но дядя Эл не сел.
- Это что, навет? Черт, ты думаешь, что можешь...
Мистер Гросс едва заметно шевельнул сарделькой. Два типа свирепого вида уже успели подобраться сзади к стулу дяди Зла. Они положили руки на плечи дядьки и осторожно усадили его. Он опустился на стул и разинул рот. Дядя Эл смотрел на меня, но больше не прерывал мою речь, хотя рта так и не закрыл. А двое типов свирепого вида продолжали держать его за плечи.
Я возобновил выступление:
- У Тафи было что-то на дядю Эла. Не знаю точно что. Но вместо того чтобы загрести дядюшку, Тафи заставил его стучать на синдикат, сообщая, в числе прочего, и о движении наркотиков, в котором был задействован мой бар. Во время каждой моей встречи с дядей Элом он спрашивал, как у меня дела, много ли в баре работы, что слышно о свертках и прочих посланиях. Он знал о том, что происходит в баре, не хуже, чем я, и был единственным человеком, с которым я когда-либо разговаривал.
Наконец-то Махоуни оторвал взгляд от мистера Гросса и посмотрел на меня. Он сказал:
- Да, но это всего лишь твое слово против его слова, а он - доверенный член организации, и уже много лет. Так почему мы должны верить тебе?
- Потому что он убил мистера Агриколу, - ответил я.
- Ну-ну, - подал голос Кларенс. - Это ты убил мистера Агриколу, ты и никто другой.
- Нет, я не убивал. Когда я во второй раз удрал от Траска и Слейда, из квартиры Арти Декстера в Гринвич-Виллидж, они нагрянули туда вместе с дядей Элом. Они позвонили мистеру Агриколе, и тот послал Траска вести наблюдение - не знаю уж куда. А Слейда пригласил к себе за новыми указаниями и велел привезти дядю Эла, чтобы получить от него сведения о племяннике, Чарли Пуле. - Я повернулся к Слейду. - Это так?
Слейд кивнул.
- Так.
- Я уже давно должен был догадаться об этом. Но я думал о Траске со Слейдом, как о неразлучной парочке, навроде сиамских близнецов. Так или иначе, пока они были там, дядя Эл что-то сболтнул, что-то такое, о чем Слейд не подозревал, но Агрикола прекрасно знал. И Агрикола не сразу врубился. Не знаю, что это было такое, только дядя Эл понял свою ошибку и, сознавая, что рано или поздно Агрикола спохватится, под каким-то предлогом вернулся в дом, когда они со Слейдом уже сели в машину...
- Он забыл пачку сигарет, - вставил Слейд.
Дядя Эл коротко тряхнул головой, но ничего не сказал.
- Он снова поднялся наверх и зарезал мистера Агриколу. Не знаю, где он раздобыл нож.
- Нож был в комнате, - подсказал Кларенс. - Агрикола вскрывал им конверты. Но я по-прежнему утверждаю, что это ты пустил его в ход.
- Ты знал, что Эл Гэтлинг возвращался в дом? - спросил я его.
Кларенс нахмурился и покачал головой.
- Нет, а что?
- Ты бы услышал, если бы он производил столько шума, сколько человек производит при обычных обстоятельствах? Я к тому, что тебя как-никак поставили охранять дом.
- Я всегда слышу, если кто-то входит в парадную дверь, - ответил Кларенс, начиная злиться. Напоминание о неспособности исполнять свои обязанности не понравилось ему. Кларенс походил на сторожевую собаку из огромного дома, готовую вцепиться зубами в первую попавшуюся ногу.
- И все-таки ты не услышал, как вошел Альберт Гэтлинг, - сказал я ему.
- Ну и что?
- Значит, он двигался необычайно тихо, не правда ли?
- Если вообще возвращался.
- Возвращался, я видел, - сказал Слейд. - Я его ждал.
- Но зачем убивать Агриколу? - спросил Махоуни. - Какой смысл?
- Может быть, дядя Эл сам расскажет нам? - предложил я и взглянул на него, но дядя только молча сверкал глазами.
Слейд сказал:
- Слушай, ты, помнится, упоминал одно имя.
Я повернулся к нему.
- Я?
- Ага. Легавый, кажется.
- Тафи?
Слейд кивнул.
- Точно. Гэтлинг говорил о нем.
- Агриколе?
- Ага. Я помню. Он, мол, понятия не имеет, с чего бы племянник стал делиться такими сведениями с этим парнем Тафи.
Я снова повернулся к Гроссу.
- Достаточно? Мог ли мой дядя Эл знать, кто из полицейских получал сведения?
Мистер Гросс покачал головой.
- Нет, если Махоуни ему не говорил.
- Почему я должен был говорить? - сказал Махоуни. - Зачем это? Я вообще не имел с ним дела.
- Вот так, - проговорил я. - Дядя Эл понял, что ошибся, и боялся, как бы Агрикола позднее не задумался об этом. Он запаниковал. Последние несколько дней он жил в таком страхе, что почти не соображал. Спросите Траска и Слейда, они скажут. С той минуту, когда дядя понял, что организация преследует меня за его доносы, он не знал, как быть. Он не мог взять вину на себя и был так напуган, что оказался не в состоянии даже помочь мне. Дядя дал маху с Агриколой и со страху убил его. А потом сидел и ждал, пока все кончится.
- Судя по выражению физиономии Гэтлинга, а также по тому, что здесь говорилось, - сказал Махоуни, - ты, должно быть, не врешь, мальчуган. Вот только...
- Что?
- Крепыш Тони, - Махоуни указал на меня. - Нынче днем он опознал тебя в моем кабинете. Тебя, а не твоего дядю Эла.
- Могу предположить только одно: вы у него на подозрении, - сказал я. - Теперь он будет охотиться за вами.
- Совершенно верно, - донесся голос от двери.
Мы повернули головы и увидели на пороге улыбающегося Крепыша Тони Тафи. В каждой руке у него было по револьверу, а в коридоре за спиной Крепыша толпились полицейские.
- Пощекочите их дубинками, господа, пусть поднимаются, - сказал Крепыш Тони. - Конечная остановка, приехали.

Когда я катился в Нью-Йорк на заднем сиденье полицейской машины рядом с Крепышом Тони Тафи, он рассказал мне то, чего я еще не знал.
- Мы уже несколько месяцев следим за этим баром "Я не прочь". Патрульный Циккатта, к примеру, никакой не патрульный, а сыщик третьей категории, откомандированный отделом организованной преступности в 69-й участок Канарси с особым заданием приглядывать за баром. Чтобы полицейский не вызывал подозрений, его надо замаскировать под полицейского. - Он захохотал и хлопнул себя по колену. Смех у Тони был громкий, здоровый и веселый.
- Стало быть, все это время он следил за мной? - спросил я.
- Не столько за тобой, сколько за баром и посетителями, - ответил Крепыш Тони. - Вот за кем он следил. Той ночью, когда Циккатта увидел там Траска и Слейда, он подумал, что они заглянули оставить или забрать очередной сверток. Но потом, увидев, что часть вывески отвалилась, а задняя дверь выломана и тебя нигде нет, он заподозрил неладное и тотчас позвонил мне.
- Значит, вы все время были поблизости от меня? - спросил я.
- Не совсем. По правде сказать, до вчерашнего вечера мы не знали, где ты, и что происходит. А потом ты появился в Канарси и начал расспрашивать о полицейском по имени Патрик Махоуни. Циккатта позвонил мне и попытался задержать тебя до тех пор, пока мы не приставим к тебе "хвоста". До этого никто из нас не мог догадаться, что за дела творятся в округе, и только когда ты спросил про Махоуни, забрезжил свет. Я вспомнил, как сказал ему, что перехваченный нами наркотик поступил от тебя, и понял, что он, должно быть, считает тебя стукачом. Так мало-помалу кусочки соединились в целое.
- Стало быть со вчерашнего вечера я находился под наблюдением ваших людей.
- Нет, опять не совсем. Циккатта не сумел задержать тебя недолго, и ты уехал до прибытия нашего человека из Куинси. Но мы знали, что ты попытаешься добраться до Махоуни, а посему окружили его своими людьми и стали ждать твоего появления. Блокировать Махоуни оказалось нетрудно: ведь он и так сидел в здании полицейского управления. - Тони снова захохотал и снова ударил по своему колену.
- Итак, с момента моего появления в управлении полиции я все время был у вас на глазах.
- Я бы выразился чуточку иначе. По правде сказать, мы не ожидали от тебя таких прямолинейных действий, и ни один из наших людей не подозревал о твоем присутствии в здании. Не позвони Махоуни и не пригласи меня в свой кабинет, где я смог наконец на тебя взглянуть, я уж и не знаю, что случилось бы тогда. Ну, да все хорошо, что хорошо кончается. Увидев тебя в кабинете, я понял что происходит, и что Махоуни хочет проверить, опознаю я тебя или нет, поэтому я, естественно, сказал то, что сказал, дабы Махоуни ничего не заподозрил. Я решил, что мы последим за тобой, узнаем, куда тебя повезут, и посмотрим, что произойдет потом.
- Уф! - облегченно вздохнул я. - Значит, в Ориент-Пойнт вы все время были поблизости, и мне, по сути, ничего не угрожало?
- Э... нет... Дело в том, что они увезли тебя из управления быстрее, чем мы рассчитывали. Так что, едва успев найти, мы снова тебя потеряли.
- Тогда каким образом вы оказались в доме мистера Гросса? - спросил я.
- Мы проследили за Махоуни.
- А... - Я выглянул в окно. Мы были в Куинси. - Можете высадить меня у станции подземки, - попросил я. - У любой. Уж подземку-то вы, надеюсь, способны отыскать?
Тони окинул меня тяжелым взглядом.
- Это что, шутка? - спросил он. - Мы же спасли тебе жизнь.
- Ах да, я и запамятовал, - ответил я.

Был час "пик". Когда поезд добрался до Западной четвертой улицы, мне пришлось продираться сквозь толпу угрюмых представителей человечества, чтобы покинуть вагон и выйти на платформу. Вероятно, это было самое опасное приключение последней недели.
Но мне удалось выбраться на платформу; двери за моей спиной со скрипом закрылись, и поезд увлек свое копошащееся содержимое на юг сквозь черный тоннель. Я поднялся по лестнице, потом поднялся по лестнице, потом поднялся по лестнице, и в конце концов очутился на улице. Тут я свернул на запад и зашагал по Виллиджу в первых прозрачных сумерках.
Я не знал ее домашнего адреса, как и адреса ее родителей в Бронксе. Единственный дом, в котором я видел ее, находился здесь, поэтому я пришел сюда.
Шагая по Перри-стрит, я увидел свет в нужных мне окнах, но не знал, что это значит. То ли там Хло, то ли без вести пропавший Арти наконец вернулся домой. И хотя мне не терпелось узнать, чем занимался последние двое суток Арти, в то же время я отчаянно желал, чтобы там, наверху, оказалась Хло.
Мои мысли занимали нынче утром не только убийства. Я раздумывал и о Хло тоже. И кое-что надумал. И теперь горел желанием начать действовать на основе этих умозаключений.
Взять, к примеру, ее вчерашний биографический очерк. Рассказ про мужа, маленькую дочку, и все такое прочее. Разве стала бы она делиться этим со мной, если б считала, что мы просто случайно оказались рядом, как два корабля в ночи? Нет, это значило, что она интересуется мной и хочет выяснить, куда ее может завести этот интерес.
Или возьмем ее слова про плотскую страсть. Я-де желал Хло, поскольку почти всю ночь дергался и ворочался в кровати. Тогда я не придал значения этим словам и лишь спустя несколько часов, когда мой ум был в таком состоянии, что просчитывал и обдумывал буквально все, что приходило в голову, я осознал истинный смысл заявления Хло. Если Хло слышала, как я дергался и ворочался в кровати чуть ли не до рассвета, значит, она сама не спала чуть ли не до рассвета. А о чем это говорит?
Вот именно.
Посему я торопливо пересек Перри-стрит и зашагал к этим окнам: второй этаж, вид на улицу. С надеждой застать наверху Хло, а не Арти, я взлетел по ступеням крыльца, открыл парадную дверь, вновь оказавшуюся незапертой, и затопал по лестнице на второй этаж. Я постучал в дверь. Подождал. Постучал снова. Наконец дверь открылась.
Хло.
Она переоделась. На Хло была тесная черная юбочка, лоснящаяся на бедрах, а под ней угадывалась целая кипа нижнего белья, благодаря которому юбка обтягивала Хло еще плотнее. Кроме юбки, на ней была белая блузка с вырезом, совершенно не портившая очертания груди, а помимо блузки - еще чулки и туфельки на шпильках, и в придачу - скромный макияж, да и вообще выглядела она сказочно.
Я вдруг почувствовал себя нищим. На мне были те же брюки, что и в начале этой истории, те же ботинки. Чужое нижнее белье. Чужая белая сорочка, слишком тесная для меня. Чужой плащ.
Я пожалел, что мне не пришло в голову сперва заехать домой и Канарси и навести марафет.
Хло увидела меня в коридоре и попробовала улыбнуться.
- Вы ищите убежище, мистер? - спросила она.
Я покачал головой.
- Все кончилось. Мы победили.
- Что? Правда?
Вот и пришлось мне войти в квартиру, сесть, выпить кофе и рассказать Хло обо всем, что произошло, да еще в мельчайших подробностях. Отчитаться за весь прожитый день. Хло время от времени поддакивала и вставляла уместные замечания, а когда я умолк, она спросила:
- И вот ты явился, чтобы вернуть Арти его вещи и забрать свои?
Я снова покачал головой.
- Нет, я пришел забрать тебя.
- Меня? - повторила Хло таким тоном, будто не понимала, о чем я говорю.
Пришлось протянуть руки, заключить ее в объятия и поцеловать. Мы малость помлели, потом оторвались друг от друга, переглянулись и захихикали.
- А я уж и не чаяла с тобой свидеться, - сказала Хло.
- Надо думать, - ответил я.
- Да что ты в этом смыслишь?
- Довольно много. - Я снова поцеловал ее и сказал: - Где мы будем ночевать - тут или у меня в Канарси?
- Мы? Что значит - мы?
- Ты понимаешь, о чем я.
Она высвободилась из моих объятий, отступила на несколько шагов и оглядела меня с ног до головы.
- Ты намерен и дальше держать этот бар?
- Думаю, что нет, - ответил я. - Организации он больше не понадобится, а мой контракт с мафией кончился, потому что кончился дядя Эл. Наверное, надо определиться, найти себе нормальную работу с хорошей зарплатой и неплохим приварком и подумать, чем бы заняться на пенсии.
- Ты слишком забегаешь вперед, - сказала Хло. - Но действительно ли ты решил угомониться и вести себя как взрослый человек?
- Определенно.
- В таком случае можешь опять задать мне этот вопрос, только чуть позднее и в более приемлемых выражениях.
- Еще как задам, - пообещал я. - А как насчет обеда? Ты не хочешь сходить в настоящий ресторан?
- Вот здорово! Я только...
В дверь позвонили.
Мы с Хло переглянулись.
- Как ты думаешь, это Арти? - шепотом спросила она.
- Не знаю, - ответил я.
- А что если он?
- Ты имеешь в виду нас с тобой?
Она кивнула.
- Я с ним поговорю, - пообещал я. - Не беспокойся, я хорошо знаю Арти. Он все равно не связывал с тобой никаких далеко идущих планов. И вообще ни с кем.
- Я знаю, - сказала Хло.
Я подошел к двери, открыл ее и увидел, что это вовсе не Арти, а мальчик-рассыльный из "Вестерн-Юнион". Он вручил мне конверт и ушел, а я закрыл дверь, вскрыл конверт. Подошла Хло, и обняла меня рукой за талию, и прижалась щекой к моему плечу, и мы вместе прочитали телеграмму.
Она пришла из Хантсвилла, штат Алабама, и была адресована нам с Хло, и в ней говорилось вот что:
"Алтея и я поженились Хантсвилле нынче днем тчк. Утром вылетаем Швейцарию тчк. Почему бы и вам не поладить вопросительный знак".
- Ну, это конец! - воскликнула Хло.
И была права.
Дональд Уэстлейк. Пижона - в расход


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация